Род дворян Катениных Чухломского уезда

Барский дом в Шаево был очень большой, одноэтажный, длинный, деревянный на высоком кирпичном фундаменте. В длину 20 сажень (41,6 метра), в ширину 9 сажень (19,2 метра). Крыша двухскатная. В дом вела дверь с торца здания. Вход – невысокое в две-три ступени крыльцо под навесом-козырьком. В стенах прорезаны довольно большие окна: около 8-ми по длинной стороне – по числу комнат. Снаружи бревна были

обшиты тесом. Внутри сквозь всю длину дома посередине его проходил коридор, по обе стороны которого располагались комнаты. Печи обложены изразцами.

При доме находилось большое количество разных хозяйственных построек: жилье для прислуги, скотный двор, конюшня, овчарня, рига, сыроварня, два амбара, сенной сарай, ледник, колодец. Имелся большой сад с вишней, смородиной, малиной, яблонями.

В ведомости 1858 года даются сведения о крестьянских застройках, условиях работы крестьян. Так усадьба крестьянского двора занимала полу десятины. Дом строился из господских материалов. Оброк составлял 40 рублей в год1.

В переписке Павла Александровича с Батиным и Колосовой есть любопытные замечания, касающиеся его пребывания в кологривском имении. Например: «Хлопот хозяйственных такая бездна, что я не знаю, как меня достает и право, боюсь с ума сойти, если это продлится, лучший мой день в неделе – четверг, мне приносят письма с почты, и я хоть на несколько часов в беседе любезных людей забываю мое одиночество, дела и заботы2.»

Шаевский дом, как и окружавшие его служебные постройки, не сохранился до нашего времени, но простоял довольно долго – до начала Великой Отечественной войны и еще памятен некоторым старожилам. В усадьбе находилась мельница о четырех поставах с толчеей и пильней, которая просуществовала до 60-х годов ХХ века.

Но не только Шаево занимало время Павла Александровича, много сил он затратил и на усадьбу Колотилово.

Это имение он приобрел, по совету своего дяди Андрея Федоровича, у И.Ю. Лермонтова. А так как Колотилово находилось по соседству с Клусеевым, где жил его дядя, это добавило ему привлекательности. Ибо Павел Александрович был очень дружен с Андреем Федоровичем. Но из-за судебных разбирательств с И.Ю. Лермонтовым он не сразу вступил во владение имением.

Подпись: 1.	ГАКО. – Ф.161. – Оп. 1. Д.185. – Л.430-438
2.	Две эпохи усадьбы Шаево.// Губернский дом №1, 1992. с.16

«Помещиков дом» в Колотилове был большой, деревянный, ко времени продажи – довольно удобный. Возможно, неприятности, сопровождавшие приобретение Колотилова, несколько охладили к нему интерес нового владельца. П.А. Катенин устраивался и десять лет жил в Шаево, даже в уездном Кологриве выстроил себе дом. В 1832 году он был вынужден заложить в Опекунский совет усадьбу Колотилово, но совсем расстаться с ней не желал.

В 1833 году П.А. Катенин, для поправки своих денежных дел, вынужден вновь возвратиться на военную службу. Возвратившись на родину в 1841 году, после смерти брата Петра стал владельцем его усадьбы Бореево. Таким образом, в Чухломском уезде у него стало два усадебных дома, деревянных, сильно изветшавших. Жить в них было уже невозможно, поэтому старый дом в Колотилове был в 1843 году разобран на дрова, а на его месте начато строительство нового. Возведение каменного дома в чухломской глубинке одиноким барином было предметом внимания всей округи, где из кирпича строили лишь некоторые храмы. Поэтому затеянная поэтом стройка воспринимается не столько как проявление практичности, сколько как декларация добровольности и долговременности деревенского житья. Смолоду лишенный возможности жить в столичных городах, к старости он проявляет привязанность к сельскому житью

Усадебный дом был закончен строительством в 1844 году. Это был второй дом, который пришлось строить П.А. Катенину. Первый – в Кологриве, деревянный, вместительный. Такой представительский дом, куда можно было приезжать по делам, где могли останавливаться приезжающие друзья и родственники. Строительство в городе регламентировалось планом, усадьба давала большой простор для творчества зодчему и заказчику. Выбирая себе проект, оговаривая с архитектором структуру помещений, Павел Александрович подгонял новое жилище под характер быта, занятий, как хороший мундир, по косточке. Программно это кабинет поэта, где в уединении хорошо думается, мысль свободна от повседневных забот. Хозяйственные службы, дворы в Колотиловской усадьбе были в минимальном количестве.

Общая площадь дома невелика – 240 кв. метров, в нем всего шесть помещений. Центр композиции составляют круглый зал, выходящий окнами в парк, и передняя-прихожая окнами на парадный фасад. С фасадов оба эти объема отмечены портиками: прямым с главного и округлым с паркового. По сторонам от залов четыре комнаты, все они проходные, только комната справа от ротонды не проходная, возможно, это кабинет поэта, на котором замыкается круговой обход. Сохранившиеся фундаменты печей свидетельствуют, что в зиму отапливалась лишь половина помещений: прихожая и две комнаты по сторонам круглого зала. В комнатах печи стояли в углах, в прихожей и кабинете были смежными с общим дымоходом.

Круглый зал, вероятно, зимой почти не использовался, зато летом становился центром жизни дома. Название комнат неизвестно, лишь передняя и круглый зал не вызывают сомнения. Ясно, что весь дом мыслился хозяином как своего рода кабинет на природе. Здесь трудно представить жизнь семейную: только работа и прием гостей. Поэтому такое значение имеют комнаты, выходящие окнами в парк. С галереи паркового фасада нет спуска, это обширный балкон, с которого можно любоваться на широкие дали, окаймленные кромкой лесов.

Ниши в зале, возможно, использовались для установки скульптур. Опись 1853 года, после смерти владельца упоминает о 12 алебастровых статуях, бронзовой Наполеона. Последняя, вероятно, настольная, часто встречавшаяся в кабинетах участников войны 1812 года. Какими были алебастровые статуи – неизвестно, украшали ли они галереи портиков или стояли в парке. В интерьере дома опись отмечает 23 картины на кавказскую тематику и 8 религиозного характера.

Подпись: 1.	Каткова С.С. Дом поэта П.А. Катенина в усадьбе Колотилово. // Вестник КГПУ им. Н.А.Некрасова №2, 1996, с.35

Писатель А.Ф. Писемский, именье отца которого Раменье соседствовало с Колотиловым, романе «Люди сороковых годов» пишет о визите к Коптеву (Катенину): «Генерал сидел в высокой пространной зале у открытого окна1». Это мог быть только круглый зал, в который гости попадали сразу же из прихожей. Увенчанный круглым сводом, раскрытый окнами в огромный простор пейзажного парка, зал производил впечатление своей светлостью и пространством. В зал вели четыре высоких двери, зеркально окнам устроены арочные ниши, все это создавало единый вертикальный ритм арочных проемов, что делало объем ротонды легким, а свод словно парил над открытыми арками. Такой зал с круглым сводом был единственным в помещичьих домах костромской глубинки. Похоже, именно он породил легенду о том, что свод рассчитал сам заказчик, «ведь он математике у самого Ланранжа учился». А.Ф. Писемскому этот рассказ давал возможность показать образованность поэта, знание им не только дифференциальных, интегральных исчислений, но и огромную эрудицию в вопросах искусства. Он знал шедевры архитектуры Италии, Франции, ошеломлял соседей знанием расположения предметов в залах Ватикана.

Страница:  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 
 16  17  18  19  20 


Другие рефераты на тему «Краеведение и этнография»:

Поиск рефератов

Последние рефераты раздела

Copyright © 2010-2018 - www.refsru.com - рефераты, курсовые и дипломные работы