Взаимотношения кыргызов с народами Центральной Азии

Однако такое единодушие среднеазиатские народы проявляли не всегда. Временами у феодалов брали верх узкоклассовые интересы, чему способствовало и подстрекательство со стороны Цинской империи, заинтересованной в ослаблении соседних с нею народов.

Своеобразно и нередко противоречиво складывались в данный период кыргызско-казахские взаимоотношения. Рядовые кыргызы и казахи, в своей массе издав

на живущие в соседстве и близкие по языку, типу хозяйствования и образу жизни, были заинтересованы в мирном добрососедстве. Борьба за сохранение своей политической независимости и установление устойчивых связей с оседло-земледельческим населением являлась главным в их взаимоотношениях. Хотя во второй половине XVIII в. кыргызы и казахи неоднократно объединяли свои усилия в борьбе с внешними завоевателями, внутри их феодального общества наблюдалась родоплеменная разобщенность, что обуславливало общую нестабильность их политического положения. С установлением соседства Цинской империи участились столкновения между кыргызскими и казахскими феодалами, приносившие лишь беды и страдания рядовым труженикам. Все это определенно сдерживало рост производительных сил и в Кыргызстане, и в Казахстане, будучи бесспорно отрицательным явлением в их истории.

Несмотря на известные противоречия между феодалами в событиях того времени, ясно прослеживается общность исторических судеб кыргызского и казахского народов. Понимание этого особенно проявлялось в период возникновения опасности завоевания их Цинской империей. Тогда кыргызы и казахи стремились выступить сообща для отпора агрессору. Причем кыргызские и казахские трудовые массы нередко проявляли свою волю, вынуждая собственных феодалов отказаться от попыток расстроить в целом добрососедские отношения между среднеазиатскими народами. И только благодаря этому кыргызский и казахский народы сумели отстоять самостоятельность во второй половине XVIII в., связав в дальнейшем свою судьбу с русским и другими народами России.

2.2 Кыргызско-узбекские отношения и начало завоевательных походов Кокандского ханства в Кыргызстан

В начале XVIII столетия от Бухарского эмирата отделяется самостоятельное владение в Ферганской долине с центром в Коканде. Кокандское ханство, обособленное в самостоятельную политическую единицу во второй половине XVIII в. и первоначально состоящее только из территории Ферганской долины, в начале XIX в. превратилось в обширное государство.

Основателем правящей здесь династии Минг в 1709 г. стал узбек Шахрух-бий. Население ханства (сначала оно скромно именовалось бекством) составляли кочевые и оседло-земледельческие племена узбеков, таджиков, кыпчаков и кыргызов. Они редко были между собой в согласии, соперничавшие друг с другом партии то и дело меняли правителей. После смерти Шахруха на престол был возведен его сын Абд-ар-Рахим-бий, которого, несмотря на то, что он имел наследника — сына Ирдану, заменил брат, затем племянник и т. д., пока наконец не был провозглашен бием обделенный в свое время Ирдана. Все это время государство лихорадило, постоянные междоусобные войны и войны с соседями несли народу одни бедствия.

Когда миновала реальная опасность вторжения джунгарских ханов в Фергану, начали проявляться первые противоречия между кыргызскими и кокандскими феодалами. Борьба кыргызов в 1753—1755 гг. за возврат исконных кочевий в Прииссыккулье и других районах, вызвавшая большой отток кыргызского населения из Ферганы, значительно ослабила здесь их позиции.[35] Этим не замедлил воспользоваться Ирданабий, стремившийся ослабить политическое влияние кыргызских феодалов в Коканде. В 1754 г. «глава кыргызов» Кубат-бий из племени кушчу, «являвшийся опорой Ирдана-бия», был заподозрен в измене кокандскому правителю во время совместного похода последнего с бухарским эмиром Мухаммед Рахимом в г. Ура-Тюбе. Кубат-бий, попав в немилость Ирданы-бия, охотно откликнулся на призыв кашгарского правителя Юсуфа-ходжи о помощи в борьбе за освобождение от джунгарского ига. В конце 1754 г. он, взяв «своих киргизов, удалился» в Восточный Туркестан, где стал активным участником в политических событиях в этой стране.

Однако вскоре опасность нового вторжения цинской армии вновь сплотила кыргызов и узбеков. События 1758—1959 гг. выдвинули на политическую арену в регионе Аджи-бия — правителя кыргызского родоплеменного объединения адыгене, занимавшего горную местность между Кокандом и Кашгаром. Перед лицом цинской опасности в июне 1758 г. был заключен «договор дружбы» между Аджи-бием и Ирдана-бием. В 1759 г. в кочевья кыргызов адыгене прибыл посланник цинского двора с предложением установить дипломатические связи с Пекином. Он вручает Аджи-бию «декрет и печать», вероятно, дававшие «некие права» их обладателю . Ободренный таким неожиданным вниманием со стороны соседних правителей и будучи предводителем только одного племени, Аджи-бий решил подчинить своей власти и другие кыргызские племена, в частности, находившиеся в Фергане. В августе 1760 г. в кочевья кыргызов прибыл новый посол цинов Соному Чэлин, который далее проследовал в Коканд. Оттуда он возвратился в Кашгар 7 ноября того же года с послом Ирдана-бия. Узнав от них о противоборстве правителей Коканда и Ходжента, Аджи-бий счел это подходящим моментом для наступления на Фергану. Одним из поводов к походу явилось стесненное положение андижанских и ошских кыргызов, среди которых было немало их собратьев — беженцев из Восточного Туркестана. Об этом свидетельствовал и факт содержания в плену у Ирданы в 1760 г. брата кыпчакского бия Эмура-Амана.[36]

Видимо, действия Аджи-бия в Фергане оказались безуспешными. В 1762 г. в кочевьях адыгене были ограблены кокандские купцы. Ирдана-бий использовал этот инцидент в качестве предлога для захвата кыргызских городов Ош и Узген. Выступившее против кокандского правителя сборное войско кыргызов из адыгене, монголдар и группы племен «ичкилик» во главе с Аджи-бием потерпело поражение и отступило в горы. Таким образом, прибытие в 1762 г. в пределы Сяньцзяна Нарбута-бия из племени кушчу, искавшего здесь спокойной жизни, было прямым следствием столкновения кыргызско-кокандских феодалов и хитрых посулов цинского двора.

После этих событий Аджи-бий послал к главе северокыргызских племен Маматкулу-бию своего соплеменника Арзымата с просьбой о помощи против Ирдана-бия. Маматкулу откликнулся и начал готовить поход на Фергану, призвав под свои знамена кыргызских биев са-рыбагышей Черикчи и Темиржана. Но развернувшаяся антицинская кампания среднеазиатских народов в 1762—1764 гг. заставила Ирдана-бия пойти на соглашение с кыргызскими феодалами и в 1763 г. мирно вернуть г. Ош и другие местности. Достигнутый компромисс длился недолго. Весной следующего, 1764 года Аджи-бий, воспользовавшись очередным выступлением Ирдана-бия в поход на Ходжент и, вероятно, не без подстрекательства цинского двора, появляется в Оше. Но попадает в плен к кокандскому правителю, успевшему заключить перемирие с ходжентским Фазыл-бием. Так Ош и другие земли кыргызов вновь попадают под власть Коканда. На этот раз подчинение ферганских кыргызов Ирдана-бию произошло, скорее всего, дипломатическим путем, продиктованным в значительной степени политической ситуацией в регионе. Да и хозяйственно-экономическая заинтересованность кочевого и оседлого населения, трудящихся кыргызов и узбеков в добрососедских отношениях была не на последнем месте. Так, по сообщениям перебежчиков и кокандских купцов, прибывших в Синьцзян в 1764 г., в Фергане «из уст в уста передается весть о предстоящем вторжении войск богдыхана». И в такой обстановке выступление Аджи-бия против Ирдана-бия, видимо, вполне объективно было расценено местным кыргызским населением как пренебрежение общими интересами безопасности народов Ферганы перед лицом иноземного вторжения. Именно это обстоятельство и последующие события привели затем кыргызских и узбекских феодалов к союзническим отношениям.

Страница:  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 
 16  17  18  19  20  21 


Другие рефераты на тему «История и исторические личности»:

Поиск рефератов

Последние рефераты раздела

Copyright © 2010-2018 - www.refsru.com - рефераты, курсовые и дипломные работы