Взаимотношения кыргызов с народами Центральной Азии

Подобные столкновения феодалов приносили бесчисленные страдания рядовым кочевникам соперничающих сторон и приводили к взаимному ослаблению казахов и кыргызов. Пользуясь межфеодальными усобицами; цинский двор пытался усилить нажим на казахов и кыргызов, кочевавших в пограничных землях. И тем не менее свидетельством полной независимости кыргызов явилось прибытие в их кочевья в начале 1765 г. посл

анцев цинского двора. Об этом говорится в архивном документе, составленном 6 июля 1765 г. в Омске. В нем указывалось, что весной 1765 г. к Аблай-султану прибыл казах Сарыбаян-батыр и объявил: «От китайского хана к диким киргизцам сто человек посланцев прибыли, которые от них не возвратились» 37. Хотя из этого факта информатор безосновательно утверждал будто бы все кыргызы подклонились в подданство китайскому хану, однако действительная цель этой китайской миссии в кочевья кыргызов была иная. По всей вероятности, она была связана с вспыхнувшим в начале 1765 г. антицинским восстанием восточнотуркестанцев в г. Уч-Турфане. А цинский двор, как и в 1758— 1759 гг., стремился изолировать восставших восточнотуркестанцев от кыргызов. Не исключено, что в этих целях цинские посланцы подстрекали кыргызских феодалов на организацию очередного похода в Казахстан. Это можно предполагать, исходя из сообщений архивных документов, где отмечается столкновение между кыргызскими и казахскими феодалами как раз в пору пребывания цинской миссии в кочевьях кыргызов. В результате в октябре 1765 г. Аблай-султан, напав на кыргызов, подвластных Карабута-бию, «несколько добычи получил, и притом к верному их постоянству взял в аманаты девять человек старшинских детей с женами и кибитками». Нападению Аблай-султана подверглись также казахи Старшего жуза «сванского рода Балды бека», жители Ташкента, где «владельцем Мулла Самой», Ходжента во главе с Фазыл-бием. Но вскоре Аблай потерпел поражение в Коканде от Ирдана-бия и «оттоль отступил» на урочище Каратау, а затем, весной 1767 г., вернулся в свои кочевья.

С этого времени Аблай-султан, избранный в 1771 г. ханом, осознает, что не только все казахи, но и среднеазиатские народы в условиях феодальной раздробленности и постоянных междоусобиц не в состоянии противостоять внешней опасности, и лавирует между Россией и Цинской империей. Он всячески стремился подчинить своей власти как казахские жузы, так и другие соседние владения в Средней Азии. «Токмо все киргизы, казахи такому предприятию Аблая возвратные мысли приходят и не согласны», — сообщал 28 марта 1768 г. Мамбетеев в Троицкой крепости. Набеги казахской феодальной верхушки на соседние среднеазиатские земли не пользовались поддержкой рядовых кочевников-казахов.

Как видно из вышеназванного документа, Аблай тщательно готовился к походу на кыргызов и не случайно требовал дать определенное время. Направив послов в Петербург, Аблай просил военной помощи у России, но «получил отказ в присылке к нему русского войска для войны с дикими киргизцами .». Только в 1779 г. Аблай-хан сумел выступить в поход на кыргызов. В связи с этим представляют интерес и сведения из письма казахского старшины Кульбак-батыра, полученного 5 августа 1780 г. в Омске командиром сибирских войск Н. Г. Огаревым . В нем сообщалось, что Аблай-хан в 1779 г. отправил послом в цинский двор своего сына, с известием о своем приезде в Семиречье для совершения похода на кыргызов и что «сил его в этом не достает». Он просил у цинского императора помощи, «от которого и прислано войско ныне Аблаю тысячу человек». По другим сведениям, Аблаю в этом было отказано. Как бы то ни было, но, очевидно, начальный этап действий против кыргызов для Аблая складывался не совсем удачно. И главным образом из-за того, что это намерение казахского хана, как и прежде, не получило поддержки у его же подданных, т. е. рядовых общинников. Об этом говорится в «объявлении» переводчика М. Бекчурина, поданном на имя Н. Г. Огарева 16 июня 1780 г. В нем указывалось, что когда Аблай расположился в шести днях пути от Ташкента на берегу р. Талас в ожидании результатов поездки сына к Цинам, то бывшие при хане казахи «все от него по своим улусам разъехались».

Впрочем, Аблай-хану не удалось одержать решающей победы над кыргызскими феодалами. После смерти Аблай-хана в 1781 г. до середины 80-х годов XVIII в. в кыргызско-казахских взаимоотношениях наступает определенное затишье. Наблюдается расширение торгово-экономических связей России со среднеазиатскими народами, и в том числе с кыргызами. Торговые караваны кыргызских феодалов свободно проходили по казахским кочевьям, торгуя в Семипалатинске и Петропавловске. Влияние России в среднеазиатских владениях укреплялось. И не случайно кыргызы, оказываясь в затруднительном положении, особенно перед угрозой экспансии Цинской империи, возлагали свои надежды на Россию, видя в ней надежного покровителя. Как известно, кыргызы, стремясь установить, с Россией политические отношения, отправили еще в 1785 г. свое первое посольство в Петербург. Это стало возможно лишь в условиях стабилизации кыргызско-казахских взаимоотношений и при содействии казахского султана Букея (из рода каракесек в Среднем жузе) . Видимо, успешное завершение посольства не устраивало цинский двор и некоторых казахских феодалов, которые увидели в этом угрозу своим интересам.

К концу 1785 г. наблюдается усиление открытого нажима цинской пограничной администрации на кыргызов. Как и прежде, она пыталась привлечь на свою сторону некоторых казахских феодалов. В октябре 1785 г. Цинам удалось добиться согласия на совместные действия против кыргызов казахского старшины Берди-Ходжо. По этому поводу И. Андреев в своем сочинении писал, что казахи (рода чанкашлы) под начальством Берди-Ходжо шли в сторону кыргызов и встретились с маньчжуро-цинскими войсками в количестве 1500 человек и «китайский начальник просил его (Берди-Ходжо), чтоб он постарался с ним в усмирении диких (кыргызов), а причину сказывал, что они украли у них (Цинов) 2500 лошадей, и так оной согласившись с ним, напал на диких от реки Азгуз.

Цинские военные власти пытались использовать в борьбе против кыргызов и другого казахского султана — Хан-Ходжо (из найманского рода Среднего жуза). Об этом свидетельствуют показания торговца К. Календерова, данные 14 февраля 1786 г. в Усть-Каменогорске. В них говорится, что цинские командиры «просили, чтоб он ('Хан-Ходжа.) уговаривал подвластных ему старшин и киргисцов (казахов.) за разные от каменных киргисцов шалости китайцам в войне помогать». Однако из собранных Хан-Ходжой 100 человек, когда дошли до реки Кызыл-Су, 88 человек отказались идти в поход и возвратились в свои кочевья, «и с ним осталось только двенадцать человек», — передавал в Семипалатинске 10 апреля 1786 г. переводчик Мамкин слова Кулубая — участника этого похода. Так простые кочевники-казахи перед лицом внешней опасности проявляли солидарность с кыргызами, вынуждая своих феодалов идти на заключение мира с ними.

Таким образом, благодаря объединению усилий среднеазиатских народов и при поддержке Российского государства был дан отпор захватническим устремлениям Цинской империи. Кыргызы, казахи и узбеки не только сохранили свои земли в неприкосновенности, но и активно противостояли внешнеполитическому нажиму нового соседа. Попытка цинского двора использовать помощь казахов для покорения Средней Азии окончилась провалом. Она, напротив, вызвала сплочение среднеазиатских народов перед лицом реальной угрозы вторжения иноземцев. А это, несомненно, являлось сдерживающим фактором в осуществлении завоевательных планов Цинской империи в Средней Азии.

Страница:  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 
 16  17  18  19  20  21 


Другие рефераты на тему «История и исторические личности»:

Поиск рефератов

Последние рефераты раздела

Copyright © 2010-2018 - www.refsru.com - рефераты, курсовые и дипломные работы