Лексико-семантическое пространство глаголов речевого обращения

В процессе исследования были выявлены речевые акты обращения с контекстуально обусловленным, имплицитным значением, несовпадающим с их буквальным лексическим, например:

Higgins (wondering at her): You damned impudent slut, you! But it’s better, than sniveling, better than fetching slippers and finding spectacles, isn’t it? /Rising/ By George. Eliza, I said I’d make a woman of you, and like

this. [P, 150].

В данном примере обращение damned impudent slut противоположно смыслу речи в целом, главная мысль которой сформулирована в высказывании: I like you like this. Влияние контекста в данном случае выражается в приобретении обращением имплицитного значения удивленного одобрения. Называть такие примеры косвенными речевыми актами обращения, очевидно, нецелесообразно, поскольку, согласно взглядам Дж.Р. Серля [Searle, 1969: 76] и его последователей [Поспелова, 1988; 141-150], название косвенному речевому акту дается по его имплицитной иллокутивной силе, а не пропозициональному содержанию (например, Can you open the door? - косвенный директив, имеющий форму вопроса). Имплицитным чаще всего является не речевой акт обращения, а дополнительные оттенки его значения - выразить актипатию, симпатию, уколоть, обидеть, подчеркнуть превосходство или выразить эмоцию. О характере передаваемой эмоции можно судить по ремаркам автора и контексту употребления:

Robert (shocked): Olwen! /DC, 49/.

Paul (happily): Rosemary! /EsP, 12-13/.

Данные обращения по функции сходны с междометиями, так как выражают эмоции говорящего, не называя их. Но, в отличие от названий сверхъестественных сущностей (Lord! Heaven!), которые также по функции сходны с междометиями, они не безадресные, так как называют адресата и адресуют ему соответствующую эмоцию. Поэтому можно очевидно считать, что данные обращения выполняют функцию передачи эмоции и приобретают прагматическое значение отношения к адресату за счет интонации и контекста. Можно также вслед за Дж.Р. Серлем считать данные обращения косвенными экспрессивами, выражающими эмоции говорящего посредством другого речевого акта - обращения [Searle, 1969: 65]. Поэтому предпочтительно использовать термин "речевой акт обращения с импликатурой".

Появление у обращения импликатуры связано с нарушением говорящим языковых или коммуникативно-прагматических норм и, следовательно, ожиданий адресата. С появлением импликатуры модель речевого акта обращения усложняется: наряду с иллокутивными силами, характерными для прямого речевого акта, и обусловленными основными функциями обращения - вокативной, социально-регулятивной, оценочно-характеризующей, дейктической, - у обращения с импликатурой появляются дополнительные иллокутивные силы: уколоть адресата, унизить, выразить неодобрение, негативное отношение или, наоборот, симпатию, поддержку, пошутить и т.д.

Как справедливо заметила Н.Д. Арутюнова, большое значение имеет сам факт выбора говорящим речевого акта с импликатурой, когда в его распоряжении имеются прямые акты с эксплицитным значением. По ее мнению, это происходит в том случае, когда:

А) говорящий избегает прямо формулировать свои желания, осуществление которых может затруднить собеседника;

Б) говорящий решает предосудительную коммуникативную задачу [Арутюнова, 1984: 65-78].

Для обращения эти положения следует сформулировать несколько иначе. Говорящий выбирает речевой акт с импликатурой в том случае, если:

1) он стремится изменить прессуппозицию адресата и не имеет возможности сделать это прямым путем:

а) из-за неуместности прямого речевого акта.

б) из-за нежелания идти на конфликт с адресатом, но, в то же время, необходимости довести до последнего свое нерасположение, неодобрение.

в) из-за предосудительности решаемой коммуникативной задачи и желания ее завуалировать. Особым является случай, когда обращение и контекст создают у адресата противоположные прессупозиции. Цель такого речевого акта обращения заключается в том, чтобы взаимно нейтрализовать, смягчить эффект друг друга: завуалировать более резкий и грубый контекст обращением или, наоборот, отрицательно окрашенное обращение более мягким контекстом. Такое обращение может использоваться говорящим сознательно, с целью завуалировать истинный смысл высказывания, или неосознанно. Последний случай отражает, вероятно, противоречивость человеческой натуры в целом, частое наличие у него амбивалентных чувств.

2) Говорящий использует обращение как средство для игры, шутки.

Billy: This is more, than a town - it's a whole country. (He is getting excited). I'm supposed to be Secretary - or something.

Liz (with mock obedience): - Yes, sir! [BL, 322-323].

В данном случае интерпретировать обращение “sir” как игру, шутку позволяет левый эксплицитно выраженный микроконтекст - with mock obedience - и макроконтекст (реплика Билли), описывающий ситуацию игры, фантазии. Мотивы в данном случае могут быть также различны: а) самому получить интеллектуальное удовольствие от игры; б) под маской игры, шутки создать нужную ситуацию или пресуппозицию адресата. Необходимо также отметить тот факт, что импликатуры обогащают язык, превращая его в искусство, и предлагают говорящему множество языковых средств для выражения одной и той же мысли. С другой стороны, они способствуют экономичности языка, позволяя в одном речевом акте обращения передать несколько различных значений, сделать это кратко и, в то же время, достаточно полно. Кроме того, общение на уровне импликатур - это более престижный вид вербального общения, широко используемый среди образованной части населения, поскольку для понимания многих импликатур адресат должен располагать соответствующим уровнем интеллектуального развития [Богданов, 1990: 21]. В следующем примере для интерпретации обращения необходим экстралингвистический контекст, поскольку значение имени Bolton Wanderer как льстец не раскрывается лингвистическим контекстом произведения: Rita (pushing Billy away as his hand creeps round her back): Hey, Bolton Wanderer! Keep your mucky hands to yourself [BL, 283]. У обращений с импликатурой иногда появляется третья иллокутивная сила - завуалировать истинный смысл высказывания. И четвертая иллокутивная сила - достичь отсроченного перлокутивного эффекта, решить сверхзадачу [Арутюнова, 1984: 65-78]. Отсроченные цели преследуются говорящим не всегда и потому данная иллокутивная сила присутствует в речевом акте факультативно. Таким образом, в речевом акте с импликатурой можно выделить четыре вида интенций:

I) соответствующая основным сематическим функциям обращения в речи: назвать адресата, привлечь его внимание, этикетно оформить высказывание, охарактеризовать адресата, указать на него:

II) косвенным путем выразить отношение к собеседнику, пошутить, уколоть и т.д., тем самым, изменить его пресупозицию или создать новую игровую ситуацию общения;

III) завуалировать истинный смысл высказывания;

IV) достичь отсроченного перлокутивного эффекта. Представляется, что пресуппозиция говорящего и адресата при порождении и интерпретации речевого акта с импликатурой не отличается от пресуппозиции коммуникантов при речевом акте, так как общий фонд знаний, представление о языковой и коммуникативно-прагматической норме, опыт межличностных отношений остается прежним. Однако пресуппозиция в выборе импликатуры приобретает определяющее значение. Исходя из принципа утилитарности языка, его предназначения передавать определенную информацию, адресат при восприятии сообщения исходит из того, что оно изначально осмысленно и используется целенаправленно. Поэтому при нарушении говорящим языковой или коммуникативно-прагматической нормы употребления обращения, адресат начинает искать причину этому, то есть, дополнительное, контекстуально обусловленное значение, вкладываемое говорящим в ненормативное обращение. При сходных пресуппозициях адресат адекватно интерпретирует импликатуру обращения. При несовпадении пресуппозиций возможны препятствия в понимании и полное невосприятие обращения. То есть, причиной невосприятия обращения может быть разный языковой код, используемый коммуникантам, а также разное представление о нормах поведения и ведения диалога. Важное значение имеет также различие в оценке ситуации общения, ее официального или неофициального характера, а также в оценке степени близости межличностных отношений и несоответствие смысла обращения реальным характеристикам адресата. При оценке обращения как неадекватного, адресат может интерпретировать его как ошибку по незнанию (говорящий - иностранец, человек другого социального слоя, ребенок), как непреднамеренную ошибку, оговорку, или как шутку, юмор, игру, фамильярность, стремление обидеть, унизить и т.д. О перлокутивном эффекте обращения с импликатурой, как правило, можно судить по реакции адресата, которая может выражаться: в переспросе, возмущении, разъяснении, неподдержании стиля общения, заданного говорящим, запрещении использовать данное обращение, намеке на желательность той или иной формы обращения, внутреннем психологическом состоянии, изменении отношения к говорящему, изменении пресуппозиции адресата. По перлокутивному эффекту можно предположить, что глубина интерпретации может быть различной, в зависимости от понимания интенции говорящего. Интересно отметить, что перлокутивный эффект неоднороден и складывается из реакции адресата на интерпретированные им иллокутивные силы. Представляется важным остановиться еще на одном механизме речевого акта обращения - гипотезе, как системе контроля речевого поведения. Об эвристическом характере процесса понимания и интерпретации писал еще Дж. Лич [Leech G. N., 1983: 41), рассматривая эвристическую стратегию как попытку идентифицировать прагматическую силу высказывания путем выдвижения гипотезы и ее проверки. Однако можно предположить, что выдвижение гипотез актуально не только при интерпретации речевого акта, но и его реализации говорящим. Вкладывая в речевой акт определенную иллокутивную силу, говорящий, несомненно, планирует соответствующий перлокутивный эффект, следовательно, выдвигает гипотезу относительно реакции адресата. Если реальная реакция соответствует ожиданиям, адресат может считать речевой акт успешным, если нет - происходит коррекция его пресуппозиции и изменение стратегии речевого поведения. Данная модель позволяет проследить динамику речевого акта обращения и лучше понять его элементы.

Страница:  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14 


Другие рефераты на тему «Иностранные языки и языкознание»:

Поиск рефератов

Последние рефераты раздела

Copyright © 2010-2018 - www.refsru.com - рефераты, курсовые и дипломные работы