История латинского языка

Позднейшая теория запечатлена в многочисленных поздне-античных руководствах „грамматической науки" (ars gramma-tica), отличающихся друг от друга только объемом, а по существу составленных в единой традиции, с незначительными отклонениями в трактовке отдельных грамматических проблем. Основную часть такого руководства составляет учение о частях речи с их „акциденциями", т. е. обнаружива

ющимися в них грамматическими категориями, устанавливаемыми, глав­ным образом, на основании морфологических наблюдений; заканчивается изложение сннтактико-стилистнческим разделом о „достоинствах и недостатках речи", причем синтаксический материал обычно группируется вокруг вопроса о так назы­ваемом „солекизме" — невзаимосогласованном предложении. Основной части предшествуют разъяснения таких понятий, как звук, буква, слог, ударение, а введением ко всему служит определение „грамматической науки" и ее задач.

Древнейшие из дошедших до нас римских руководств отно­сятся к III—IV в. н. э., но самый тип может быть прослежен в Риме гораздо раньше, по крайней мере в I в. н. э.: уже Квинтилнан в своем кратком обзоре „грамматической науки" (Institutio Oratoria, I, гл. 4—5) придерживается такого порядка расположения материала. Этот римский тип учебника не пол­ностью совпадает с построением греческой грамматики Дио­нисия Фракийского, получившей у греков каноническое зна­чение; так, обязательный у римлян завершающий стилистиче­ский раздел отсутствует в грамматике Дионисия. Римский вариант по своему построению примыкает к более ранней эллинистический традиции, нл'ы'с ni<iii ;;и сохранившемуся лишь в конспективном изложении Диогена Лаэртня трактату фило­софа стоика Диогена Вавилонского (первая половина II в. до н. э.) И to'-, ctovr?. Стоическая грамматика, переработанная ка греческой почве александрийцами, попала в Рим через стоическую школу пергамских филологов еще во II в. до н. э. в своем первоначальном виде, и Рим, впослед­ствии усвоив основное содержание александрийской грамма­тической системы, сохранил структуру и ряд деталей стоиче­ского изложения.

AAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAA

Из сохранившихся руководств наиболее обширными яв­ляются трактаты Харисия (IV в.), Диомеда (IV в.) и огромный труд Присциана (начало VI в.) „Institutio de arte grammatica", несколько отличающийся от обычного римского типа и осно­ванный на грамматической системе Аполлония Дискола, из­вестного греческого грамматика II в. н. э. Широко распростра­нено было в школьной практике руководство Доната (IV в.), сохранившееся в двух вариантах, полном и сокращенном („Ars maior" и „Ars minor"); к Донату имеется ряд коммен­тариев (Сервия, псевдо-Сергия, Помпея, Кледония и др.). Боковые линии римской грамматической традиции представ­лены трудами Сацердота (конец III в.), Мария Викторина (IV в.), Проба (IV в.), Консенция (вероятно, V в.).

Помимо общих грамматических руководств, дошли трак­таты по специальным вопросам. Орфографии посвящены работы Велия Лонга (II в.), Теренцня Скавра (II в.) и других позднейших авторов. Вопросы фонетики античная теория тесно связывала с ритмометрическнми проблемами, и самое подробное описание звуков латинского языка мы находим в произведении Теренциана Мавра (II—III вв.) „De litteris, de syllabis, de metris".

Грамматическое учение, представленное во всех этих тру­дах, сложилось в основных своих чертах во II—III вв. н. э., в период господства архаистического направления в римской литературе. Наблюдения грамматиков относятся главным обра­зом к литературному языку времен республики и века Августа; явления более позднего времени редко вызывают у них инте­рес. Если меньше внимания уделяют они народноразговорной речи, которая попадает в их кругозор лишь в негативном плане, в порядке предостережения от орфоэпических и орфо­графических ошибок. В этом отношении интересно приложе­ние к руководству Проба, так называемое „Appendix Probi", в котором имеется перечень 227 правильных форм с противо­поставлением им форм неправильных: telonium non toioneum

часто встречающиеся. Нормы литературного языка. В том же приложении к Пробу есть раздел „differentiae", семантических различий между словами, близкими по значению или по звучанию, и в числе этих последних имеются слова, сблизившиеся между coooii по звучанию в результате фонетических процессов эпохи импе­рии (labat: lavat). К сожалению, ни время, ни место составле­ния Appendix Probi" не могут быть точно определены.1

Труды грамматиков в значительной мере обесцениваются недостатками, присущими античной языковой теории: ограни­ченностью лингвистического интереса, замыкающегося в пре­делах родного языка, н притом почти исключительно с узко практической нормативной целью, ошибочными представле­ниями о языковом развитии, мыслящемся как ряд сознатель­ных „изобретений", а также о соотношении между звуком и значением, наивностью фонетических представлений, нгуме-нием анализировать морфологический состав слова, склон­ностью к этимологической фантастике. У римлян к этому присоединяется порой и некритическое следование греческим теориям. Толкования, которые римские грамматики дают фак­там латинского языка, оказываются часто — хотя н отнюдь не всегда — для нас бесполезными. Но это еще не опорочи­вает свидетельской ценности их показаний о самих фактах. Вопрос о том, не искажены ли факты в угоду ложной теории, приходится, конечно, решать от случая к случаю, но там, где есть возможность проверить грамматическую традицию по­мощью сопоставления с другими источниками, эта традиция чаше всего подтверждается. Мы будем -иметь возможность убедиться в этом при разборе сложного и спорного вопроса о латинском ударении. Дело исследователя — от­делить фактическое зерно от шелухи наивных или ошибочных

объяснений.

Глава IV.

Развитие латинского языка в период ранней империи.

Для латинского языка эпоха империи означала прежде всего огромное расширение территории его распространения.

За пределы Италии в узком смысле слова, т. е. за пре­делы Апеннинского полуострова, латинский язык вышел, правда, уже давно, задолго еще до его окончательной победы на территории самой Италии. С римскими завоеваниями ла­тинский язык проникал и в захваченные земли, и повсюду, кроме греко-восточных областей, где греческий язык сохра­нил свои господствующие позиции, создавались центры рас­пространения латинского .языка среди местного населения. С 238 г. до н. э. Риму принадлежат Сардиния и Корсика. В 201 г., после успешного окончания II Пунической войны, Рим получает восточное и южное побережье Испании, оконча­тельное овладение которой потребует, однако, еще двух столе­тий. В течение II в. до н. э. в состав римской державы вхо­дит долина По („цисальпинская Галлия"), Лигурия и южное по­бережье Галлии с долиной Роны, вплоть до Лиона, Женевы и Тулузы („Нарбонская Галлия"), входит, с разрушением Карфагена, и провинция „Африка". Огромные приобретения Рима в греко-восточном мире, захват Македонии и Греции, Вифинии и Пергама, Сирии и Египта хотя и не имели по­следствием вытеснение греческого языка, но привели к дли­тельному соприкосновению греческого языка с латинским как официальным языком римского государства. В 50 г. до н. э. Цезарь завершает завоевание Галлии; во времена Августа присоединяется Иллирия, Мезня, часть Мавритании, альпий ские области, Нарик, Ретия и Паннония. Первый век империи прибавляет к этому оставшуюся часть Мавритании, Британию, Фракию, германские области. С завоеванием Дакии при Траяне эта экспансия заканчивается, н Римская империя вскоре пере­ходит от завоевании к политике обороны своих границ.

Страница:  1  2  3  4  5  6  7  8  9 


Другие рефераты на тему «Иностранные языки и языкознание»:

Поиск рефератов

Последние рефераты раздела

Copyright © 2010-2020 - www.refsru.com - рефераты, курсовые и дипломные работы