История латинского языка

От состава этих текстов, от богатства и разнообразия памятников, документирующих различные периоды истории латинского языка, от того, в какой мере в памятниках пред­ставлены различные речевые стили, зависят и возможности научной разработки вопросов истории языка, степень охвата различных сторон его развития.

Не менее существенным является и вопрос о сохран­ности текста памятников, о том, до

шли ли до нас тексты в том виде, в каком они были созданы своими авторами, или подверглись каким-либо изменениям в сохранившей их для нас традиции. При использовании памятников с историко-лингвистической целью этот вопрос имеет особо важное зна­чение.

С обеих упомянутых точек зрения представляется целесо­образным разбить всю сумму дошедших до нас памятников на две большие группы, резко противостоящие одна другой в своей основной массе как по характеру сохранности текста, так и в отношении отраженных в них речевых стилей: памят­ники литературные и памятники эпиграфические (надписи); термин „литературный" понимается при этом ши­роко, включая в себя не только художественную литературу, но и научную, публицистическую — все то, что распространя­лось в форме книги.

Литературные памятники дошли до нас, как правило, в средневековых рукописях.

В античности основным писчим материалом был папирус,1 плохо сохраняющийся в европейском климате, и папирусная

книга сравнительно быстро погибала.1 Сохраниться мог лишь такой текст, который продолжал вызывать к себе интерес и время от времени переписывался заново. С начала новой эры 'появился гораздо более устойчивый писчий материал, перга­мен, но он лишь медленно вытеснял собой папирус и одер­жал окончательную победу только в поздней античности. Последние века Римской империи, когда происходил оконча­тельный перевод текстов с папируса на пергамен, и являются тем критическим периодом, который определил состав дошед­ших до нас литературных памятников, но еще до этого мно­гое было безвозвратно утеряно и у самих римлян. Однако число литературных текстов, непосредственно сохранившихся в позднеантичных экземплярах (IV—VI вв. н. э.), крайне незначительно; в огромном большинстве случаев мы имеем лишь позднейшие списки, количество которых, начиная с IX в., с каролингских времен, неуклонно возрастает. AAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAA

Состав литературных памятников, имеющихся в нашем распоряжении, является результатом последовательного отбора, производившегося рядом поколений и в древности и в начале Средних веков и сохранившего из письменности прошлого лишь то, что оставалось с той или иной точки зрения актуальным; для нашей цели нет необходимости входить в подробный анализ изменявшихся на протяжении веков принципов этого отбора. Здесь действовали и потребности практического порядка, нужда в технической, сельско­хозяйственной, медицинской или юридической книге, и направленность художественного интереса, и религиозные соображения; большую роль играли потребности школы, обу­чавшей литературному языку и литературному искусству на выдающихся образцах различных литературных жанров. Необходимо, однако, зафиксировать итоги этого отбора.

Исследователь латинского языка не может не учитывать, что, хотя в его распоряжении имеется большое количество литературных памятников, они все же составляют лишь не­значительную часть литературной продукции Рима. От мно­гих видных писателей ничего не осталось, кроме ничтожных отрывков; творчество других авторов представлено лишь отдельными произведениями; лишь в исключительных случаях (например Теренций, Вергилий, Гораций) мы имеем, повидимому, полное собрание сочинений. При этих условиях мно­гие серьезные вопросы истории языка лишь с трудом могут быть поставлены, например вопрос о роли отдельных писа­телей в развитии литературного языка. Почти невозможно следить за обогащением словаря, за выпадением устаревших слов из языка; слишком многое зависит здесь от случайных обстоятельств, от засвидетельствованности или незасвпдетельствованности слова в дошедших до нас памятниках. В смысле обследованности лексики сохранившихся источников латинист находится в очень благоприятном положении, кото­рому могут позавидовать работники в области любого дру­гого языка. Почти ко всем значительным текстам имеются полные словари; полный словарь латинского языка (еще не законченный), „Thesaurus linguae Latinae", содержит под каждым словом все контексты, в которых это слово встре­чается в римских памятниках с древнейшей поры до II в. н. э., а выборочно — и материал из более поздних античных писателей; но, несмотря на полноту охвата наличных источ­ников, самый характер их зачастую не позволяет выйти за пределы суммарных характеристик отдельных периодов. Необходимо, однако, заметить, что весь этот огромный накопленный лексикологический материал еще почти не

использован и что в этом отношении предстоит большая

работа.

Далее, имеющиеся памятники очень неравномерно распре­делены по отдельным периодам. Особенно пострадал от античного отбора архаический период, а также время станов­ления классического языка. От всей литературы до-цице­роновского времени уцелели в качестве полных произведений только комедии Плавта и Теренция и сельскохозяйственный трактат Катона Старшего. Для так называемых „золотого" и „серебряного" веков (I в. до н. э. и I в. н. э.) материал посту­пает гораздо более обильно и компактными массами, причем художественная литература (в античном смысле, т. е. вклю­чая историографию, красноречие и художественные формы философского изложения) преобладает над научной и техни­ческой. Со II в. н. э. картина снова меняется, и среди сохра­нившихся довольно многочисленных памятников ученая и специальная литература преобладает над художественной, а затем присоединяется и новая религиозная литература, христианская. При этом иногда получаются серьезные про­белы в документации, из которых наиболее чувствительным является отсутствие перехода от „архаического" языка Теренция и Катона к „классическому" языку Цицерона, неожиданно вырастающему перед нами во всей полноте своих лексических и грамматических качеств в результате почти полного отсутствия памятников второй половины II в. и начала I в. до н. э.

Утрата почти всей архаической римской литературы отнюдь не компенсируется наличием фрагментов, т. е. цитат из утраченных произведений, которые мы находим у различных римских писателей; так, римские грамматики (стр. 18 ел.) выбирали редкие слова и необычные формы из произведений старинных авторов и приводили соответствую­щие цитаты, обычно очень краткие. Сами по себе эти мате­риалы представляют значительную ценность, обогащая наши сведения о латинской лексике или морфологии, но установка грамматиков на собирание одних лишь отклонений от „класси­ческой" нормы скорее способна затемнить вопрос о роли того или иного писателя в создании этой нормы и о харак­терных особенностях его языка в целом. Более показатель­ными в этом отношении нередко оказываются другие цитаты, более обширные по величине, которые приводятся по тем или иным поводам Цицероном и другими авторами (например Геллием, без специальной „грамматической" цели. Большое количество фрагментов имеется лишь от писателей эпохи республики. Не дошедшие до нас произведения позднейшего времени цитируются гораздо реже.

Страница:  1  2  3  4  5  6  7  8  9 


Другие рефераты на тему «Иностранные языки и языкознание»:

Поиск рефератов

Последние рефераты раздела

Copyright © 2010-2020 - www.refsru.com - рефераты, курсовые и дипломные работы