Всемирные языковые влияния

Страны к востоку от Финикии жители ее обозначали словом асу - "свет", лежавшие к западу назывались эреб - "тьма". Отсюда возникли наименования "Азия" и "Европа". Если между меридианами 30 и 40 градусов к востоку от Гринвича провести черту от финикийского побережья прямо на север, она пройдет через восточный Крым и Карелию по западному краю Белого моря.

Таким образом, граница между Азией и Европой пролегает намного западнее, чем принято думать; давая горному хребту между Камой и Обью название "промежуточный, пограничный" (аралы, откуда "Урал"), тюрки еще не мыслили о частях света, они обозначили черту разграничения между своими племенами либо их сообществами.

Это географически позволяет считать исконную Русь частью западной Азии, русов - азиатской народностью. Подтверждением является то обстоятельство, что слова, которые рассматриваются как чисто русские, очень часто имеют восточное происхождение - ясное либо в той или иной мере затененное позднейшими напластованиями. Ниже пройдут многие примеры такой связи.

Историческая судьба западно-азиатских народов развела их в ходе событий по разным религиям: ближайшие соседи Руси - персы и тюрки - приняли ислам, она - христианство. Такому резкому размежеванию не могло противостоять еще недавно общее для западноазиатов поклонение огню либо птицам - то и другое теперь преследовалось и вымирало. Принятие христианства Русью привело к тому, что все азиатское стало для нее чуждым - при том, что язык ее был насыщен восточными по происхождению словами; наоборот, появилась тяга к новым единоверцам, христианской Европе. В последнем случае полному слиянию мешали неприятие католицизма и родимые пятна неевропейского прошлого. Это должны были перекрыть слова о назначении Москвы явиться "третьим Римом": первый был повержен выходцем из германского племени скиров Одоакром в 476 году, второй - Константинополь - пал к ногам турецких завоевателей почти тысячелетие спустя - в 1453, оплоту православия Москве стоять веки вечные. AAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAA

Конечно, граница между Азией и Европой была зыбкой. В древней Греции положение ионийских и афинских женщин носило на себе печать влияния близкого Востока: девочек, достигших семи лет, воспитывали отдельно от мальчиков, учили не столько грамоте, сколько домашнему труду. Женщина не могла бывать в театрах и на пирах (симпозиях), ей запрещалось выходить из дома без разрешения мужа. Наоборот, западное влияние торжествовало среди эолийских и дорийских женщин. Спартанцы закаляли девушек постоянными состязаниями в беге и метании копий, рядом стояли занятия в музыкально-поэтических школах. Последние были особенно широко распространены в островной Греции, где им сопутствовали каллистеи - соревнования в красоте обнаженного человеческого тела. В глазах древних и средневековых поколений, где бы ни довелось им жить, Восток и Запад представляли два замкнутых мира, управляемых раздельными законами; впрочем, заявление о том, что Востоку и Западу не сойтись, прозвучало и в новое время. Однако бесплодное противостояние между двумя мирами неестественно. Последовательное развитие науки должно было разрушить преграду, опираясь не на единичные свидетельства, а на совокупность показаний, когда количество созидает новое качество источников - их слово уже нельзя считать случайным.

Завоевания приводили к преимущественному влиянию одного языка на многие другие, но и в язык победителей проникали отдельные слова из речи и письменности побежденных народов. И здесь, как во множестве других случаев, именно слою таит в себе и затем открывает любопытную историческую истину. Понятие завоевания выражается по-арабски словом фатх - "открытие". Это не удивительно, ибо стремление представить завоевателей благородными первооткрывателями неведомых земель старо, как мир. Но усмешка истории наполнила слою фатх правдоподобным содержанием: действительно, арабские воины как бы открывали ворота чужеземных городов и стран, взламывая их снаружи, и в то же время эти ворота словно бы распахивались перед иноземным вторжением изнутри - это делали купцы и ремесленники, переселившиеся из пустынной Аравии за ее пределы и теперь выдававшие соотечественникам то или иное приютившее их государство; есть нечто общее между ними и теми современными вкраплениями чужеземцев среди коренного населения в Азии, которые обозначаются широко распространенным китайским словом хуацяо. Соответственно всему этому после присоединения чужой земли и образования новой области халифата казенные глашатаи уточняли представление о "первооткрывателях": они открыли такую-то страну для глаз новейшего времени, его слова и дела, но по существу это исконная арабская земля - ведь, например, в Египте арабские купцы, ремесленники, моряки, погонщики скота, бросившие свой знойный полуостров, жили еще пять . нет, пять с половиной тысяч лет назад! Начиная от середины VII века униженные завоеванием народы противопоставляют этому представлению сознание исторической принадлежности своей родины ее коренному населению. Тогда право и сила вступают в подспудный спор, который отныне будет питать в арабской державе центробежные стремления, ускорит ее распад и в ряде случаев поможет возрождению древних государств. Истории не известно столь широкое знамя, чтобы его можно было натянуть на земной шар.

Все это предстояло неспешно и последовательно проверить на новых примерах. Подспорьем служила мысль об анатомическом и физиологическом единстве людей Земли, заставляющая считать различия между человеческими сообществами чисто внешними, то есть не данными природой, а приобретенными в ходе исторического развития. Видоизменения первоначальной языковой ткани, разноликая обрядность религиозных отправлений, изощренно продуманных и отработанных, чтобы отличаться от "неверных", разный цвет кожи и государственных флагов не должны скрывать общих корней. Исходящее отсюда положение о всемирном родстве языков говорит о том, что если в каком-то языке пока не удается найти слова, соответствующего присутствующему в другом очаге человеческой речи, то такое слово могло существовать и может обнаружить себя в новонайденном памятнике. Однако эта разрешающая способность не безгранична: каждый предмет, каждое явление, понятие многообразны и данный народ мог отразить в слове то свойство или качество, мимо которых прошли другие; так, для арабов и русских обозначения яйца исходят из его цвета ("белое"), для тюрок - из его назначения ("место новой птицы"). К этому же разряду относится, например, и обозначение неба. Его русское наименование через множественное "небеса" (небес-а) восходит к арабскому сабъ - "семь" (семь небес, на седьмом небе), с которым связаны греческие тэос ("бог") и "Зевс". В самом арабском сама - "небо" имеет основу в виде глагола сама - "быть высоким". Турецкое gok - "небо" (азербайджанское геи), откуда развертываются дополнительные значения "голубой, синий", происходит от gun (гюн) - "день", которое, в свою очередь, связано с китайским тянь - "небо". О возможности взаимных переходов между Г/К и Д/Т говорят многочисленные примеры (для данного случая сравнить франц. morgue - "морг" и mort - "мертвый"). Что касается появления звука Т в китайском слове, то оно помимо влияния, оказанного на него семитским эмфатическим "д" (см. ниже), вызвано следующей особенностью: китайцы представляли себе небо заключенным в ограниченном промежутке между восходом и закатом. Это видно из того, что "день" по-китайски и тянь, буквально "одно небо", "сегодня" - цзинь тянь - "это небо". Такое представление могли бы выразить стихи:

Страница:  1  2  3  4  5  6  7  8 


Другие рефераты на тему «Иностранные языки и языкознание»:

Поиск рефератов

Последние рефераты раздела

Copyright © 2010-2019 - www.refsru.com - рефераты, курсовые и дипломные работы