Общественные отношения, возникающие в области страхования

В свое время В.К. Райхер полагал, что в отличие от капиталистических стран "в советских страховых правилах институт франшизы хотя и известен, но имеет . весьма ограниченную сферу применения"[60].

В настоящее время в ГК отсутствуют какие-либо запреты франшизы. Это означает, что стороны вправе во всех случаях включать в договоры условие о франшизе. Соответствующее указание на этот с

чет может быть и в законе. Следует отметить, что о включении в договор франшизы идет речь в ряде правил страхования.

Примером могут служить Типовые (стандартные) правила страхования имущества физических лиц. В них специально предусмотрена возможность для сторон оговорить в договоре размер не компенсированного страховщиком убытка (франшизы). При этом предусматривается возможность включения в договор как условной, так и безусловной франшизы.

С неоднократно отмеченной спецификой страхования - как таковая она предполагает безусловный интерес страхователя к сбережению застрахованного имущества, притом более высокий по сравнению с интересом к страховому возмещению, - связано возложение на страхователя обязанности после наступления страхового случая принимать разумные и доступные, с учетом сложившихся обстоятельств, меры, направленные на уменьшение возможных убытков. Выбор такого рода мер принадлежит самому страхователю, с тем, однако, что за страховщиком закрепляется право давать страхователю обязательные для последнего указания относительно того, какими именно должны быть эти меры (п. 1 ст. 962 ГК).

Нарушение указанной обязанности влечет за собой для страхователя весьма ощутимые последствия. Так, если будет установлено, что он умышленно не принял разумных и доступных ему мер для уменьшения возможных убытков, это служит достаточным основанием для освобождения страховщика от возмещения возникших по указанной причине убытков.

В принятии страхователем мер по предотвращению возможных убытков, как правило, в конечном счете заинтересован страховщик, поскольку возмещать убытки придется ему. По этой причине предусмотрено, что расходы по осуществлению этих мер должен оплатить страхователю страховщик. Эта обязанность возмещения расходов имеет свои, установленные Кодексом (п. 2 ст. 962 ГК) границы. Имеется в виду указание, в силу которого по общему правилу расходы, направленные на уменьшение убытков, должны быть признаны необходимыми. Необходимость, о которой идет речь, совершенно очевидно включает разумность расходов. При этом, однако, ГК особо предусматривает, что возмещению могут подлежать и такие расходы, которые не дали результатов, т.е. оказались безуспешными. Но соответствующее последствие наступает только в одном случае: когда расходы понесены во исполнение указаний страховщика. Наконец, общий принцип - риск, связанный с принятием мер по уменьшению убытков, возлагается на страховщика - находит и еще одно подтверждение: одна из норм п. 2 ст. 962 устанавливает, что расходы, которые понес страхователь, возмещаются пропорционально отношению страховой суммы к страховой стоимости. При этом специально оговорено, что расходы страхователя должны возмещаться в полном объеме даже и тогда, когда они вместе с возмещением убытков превысили страховую сумму.

Следует подчеркнуть особо обязанность страховщика, которая в общем-то и не связана с правовой природой соответствующих страховых отношений, хотя при осуществлении страхования она также возникает. Имеется в виду, что страховщик не должен разглашать ставшие ему известными в результате профессиональной деятельности сведения о страхователе, застрахованном лице или выгодоприобретателе. Особо выделены в ст. 946 ГК сведения о состоянии здоровья этих лиц, а равно об их имущественном положении. При нарушении этой обязанности, в зависимости от того, какие права нарушены и каков характер нарушения, наступают последствия, указанные либо в ст. 139 ГК ("Служебная и коммерческая тайна"), либо в ст. 150 ГК ("Нематериальные блага"). В первом случае нарушения влекут за собой необходимость возмещать причиненные убытки, а во втором - может быть использован самый широкий набор как общих, так и специальных способов защиты нарушенных прав. В литературе справедливо отмечалось, что "по логике статьи и исходя из содержания понятия "сведения о страхователе" любая информация о нем, выгодоприобретателе или застрахованном лице является служебной тайной"[61]. Из этого следует, что ст. 139 и 150 ГК при наличии к тому достаточных оснований должны применяться и за пределами ст. 944 ГК.

В разделе, посвященном выгодоприобретателю, рассматривались специальные правила о переходе принадлежащих этому участнику договора прав и обязанностей. Существуют и более общие положения, относящиеся уже к самому страхователю и его контрагенту.

С учетом одностороннего характера реального договора страхования перемена лиц - носителей прав и обязанностей, составляющих содержание договора, принимает форму уступки прав (цессии) - для страхователя и перевода долга - для страховщика[62]. Тот и другой переход подчиняются соответствующим нормам гл. 24 ГК ("Перемена лиц в обязательстве").

К числу положений, определяющих правовой режим цессии, относится главным образом то, что отношения между цессионарием и должником, в данном случае - страховщиком, возникают независимо от воли последнего. Единственная обязанность страхователя по отношению к страховщику состоит в необходимости письменно уведомить его о состоявшемся переходе прав к новому страхователю. При этом указанная обязанность (ее исполнение) не оказывает сама по себе влияния на действительность перехода.

Вместе с тем в силу п. 1 ст. 388 ГК возможность цессии имеет свои границы. Применительно к договору страхования данная статья приобретает особое значение. Она предусматривает, что уступка требования кредитором другому лицу возможна, если это не противоречит закону, иным правовым актам или договору. Там же содержится указание на то, что не допускается без согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника.

В договоре личного страхования личность кредитора имеет значение главным образом лишь в одном случае: когда кредитор является одновременно застрахованным лицом. Речь идет об особом интересе страховщика к индивидуальным качествам этого лица, главным образом таким, как его возраст, состояние здоровья и т.п.

Существует и еще одна особенность кредитора, имеющая значение для личного и в еще большей степени для имущественного страхования, как-то: наличие у страхователя того отрицательного интереса, о котором уже шла речь, - интереса к ненаступлению страхового случая. Для имущественного страхования доказательством наличия такого интереса служит принадлежность страхователю застрахованного имущества (имущественных интересов). Это требование, обязательное для страхователя, является таким же необходимым и для его правопреемника.

В виде общего правила основой для цессии служит какой-либо (независимо от его природы) договор, заключенный цессионарием с цедентом[63]. Предъявляя при наступлении страхового случая требования о страховой выплате, цедент при необходимости подтверждает свои права фактом заключения с цессионарием договора. Однако в силу ст. 382 ГК право требования может перейти и на основании закона. Таким законом служит ст. 960 ГК. В основе этой нормы лежит общий, присущий вещным правам принцип - "следование за вещью". В данном случае ст. 960 ГК предусмотрено, что если лицо, в интересах которого был заключен договор страхования, передает кому-либо права на застрахованное имущество (продает, дарит, меняет и т.п.), к этому последнему одновременно с правом на вещь переходят права и обязанности по договору, в силу которого вещь была застрахована. На последнего возлагается обязанность немедленно уведомить об этом страхователя.

Страница:  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 
 16  17  18  19  20  21  22 


Другие рефераты на тему «Банковское, биржевое дело и страхование»:

Поиск рефератов

Последние рефераты раздела

Copyright © 2010-2017 - www.refsru.com - рефераты, курсовые и дипломные работы