Общественные отношения, возникающие в области страхования

Другая обязанность страхователя, относящаяся к тому же первому этапу, о которой уже шла речь, установлена на случай, если станет известно о происшедших значительных изменениях в тех обстоятельствах, о которых страхователь в свое время сообщил при заключении договора. О таких существенных изменениях страхователь при определенных условиях, указанных выше, обязан незамедлительно сообщить страховщи

ку. А если он этого не сделает, страховщик приобретает право потребовать не только расторжения договора, но и возмещения причиненных расторжением договора убытков (ст. 959 ГК). Смысл этой нормы состоит в том, что обстоятельства, сообщенные страхователем при заключении договора, имеют исходное значение не только при определении размера страховой премии, но и для решения вопроса о том, заключать ли договор со страхователем. А значит, страховщику на этой стадии предстоит решить: сохранить ли действие договора страхования вообще или, по крайней мере, в его первоначальном виде. При этом страховщику в подобных случаях предоставляется право требовать изменения условий договора, в том числе уплаты дополнительной страховой премии (последнее с определенной оговоркой: увеличение размера страховой премии признается обоснованным в случае, когда оно является соразмерным увеличению риска). Если страхователь, в свою очередь, с такого рода изменениями не согласится, у страховщика появляется возможность требовать расторжения договора в режиме, установленном гл. 29 ГК ("Изменение и расторжение договора"). Ссылка на то, что изменение обстоятельств и тем самым увеличение риска должны быть во всех таких случаях существенными, делает складывающуюся ситуацию такой, при которой открывается возможность применить ст. 451 ГК. А это означает, что у страховщика тем самым возникает право требовать в суде изменения или расторжения договора, имея при этом в виду ту оговорку, которая содержится в п. 1 ст. 451 ГК: такое право возникает, если иное не предусмотрено договором или не вытекает из его существа. Особое решение приведено в ст. 959 ГК для договоров личного страхования. Применительно к ним указанные выше последствия - возможность заявления требований страховщиком об изменении или расторжении договора (например, в связи с обнаружением опасной болезни страхователя) - допускаются только при условии, если, что уже подчеркивалось ранее, на этот счет существовало специальное указание в договоре.

Одно из непременных условий удовлетворения требований страховщика о расторжении договора - то, что обстоятельство, с которым связано увеличение риска, продолжает действовать (неожиданно сильное наводнение не спало).

Обязанность страхователя на втором этапе прежде всего состоит в необходимости незамедлительно, как только ему станет об этом известно, сообщить о начале указанного этапа, т.е. о том, что страховой случай уже наступил. И сделать это он должен, соблюдая, если они предусмотрены в договоре, требования о сроке и (или) способах такого извещения. Аналогичная обязанность возлагается и на выгодоприобретателя, намеревающегося воспользоваться тем правом, которое выговорил для него страхователь. При нарушении страхователем (выгодоприобретателем) своей обязанности сообщить о наступившем страховом случае у страховщика возникает право отказаться от выплаты страхового возмещения. Правда, страхователю (выгодоприобретателю) предоставляется возможность доказывать то, что страховщик сам, к тому же своевременно, узнал о наступлении страхового случая, либо то, что отсутствие у страховщика соответствующих сведений не могло в действительности сказаться на исполнимости его обязанности выплатить страховое возмещение (п. 2 ст. 961 ГК).

Возмещение убытков при имущественном страховании, равно как и выплата страховой суммы при страховании личном, является исполнением обязанности страховщика, т.е. его долгом, хотя и именуется нередко ответственностью. По этой причине необходимость осуществлять соответствующие выплаты не связана непосредственно ни с субъективной, ни даже с объективной (не зависящей от вины, но ограниченной действием непреодолимой силы) оценкой поведения страхователя, которая имеет определенное значение для наступления ответственности должника в обычном обязательстве (см. п. 1 и 3 ст. 401 ГК)[56]. В соответствующих случаях применению подлежит и ст. 395 ГК[57].

Вместе с тем не исключено, что для установления соответствующих пределов обязанностей страховщика, на что уже обращалось внимание, используются правовые категории, которые имеют непосредственное отношение к ответственности. Все дело в том, что правовое значение, которое им в этом случае придается, не всегда совпадает с тем, какое они должны были бы иметь для ситуации, непосредственно выражающей ответственность. С учетом отмеченного обстоятельства становится ясным, почему ст. 963 ГК, вводя определенные ограничения обязанностей страховщика возместить убытки - при имущественном или выплатить страховую сумму - при личном страховании, увязывает их прежде всего с категорией виновности второй стороны (имеется в виду вина страхователя или выгодоприобретателя) либо застрахованного лица.

Применительно к первой ситуации законодатель счел необходимым, руководствуясь основополагающими принципами гражданского права, прежде всего признать недопустимым выплату страхового возмещения или страховой суммы страхователю, если страховой случай наступил вследствие его стремления получить выгоду от совершенного умышленно противоправного действия. В исключении возникновения в подобном случае права требовать соответствующей выплаты от страховщика лежит, помимо прочего, соответствующий публичный интерес, связанный с общими устоями правопорядка. По этой причине недопустимым признается законодателем указание в договоре в качестве страхового случая того, что может стать результатом собственного умысла. Данное положение распространяется в равной мере на выгодоприобретателя и на застрахованное лицо. Таким образом, явно просматривается стремление законодателя исключить превращение страхования в источник наживы. Элементарный пример - лицо, застраховавшее свою автомашину с достаточно высокой страховой суммой, умышленно совершает аварию с целью получить то, что может быть признано страховым возмещением[58]. Учитывая публичный характер запрета страхования собственного умысла, соответствующая на этот счет норма носит императивный характер. А это означает, что включение в договор условия, нарушающего указанную норму, повлечет ничтожность соответствующего условия договора страхования или всего договора в целом.

Исключение из правила о значении умысла страхователя, выгодоприобретателя или застрахованного лица сделано прежде всего для договора страхования жизни: если в таком договоре страховым случаем, с которым связано страхование, служит смерть застрахованного лица, то в ситуации, в которой это лицо покончило жизнь самоубийством, страховщик, как уже отмечалось, все же обязан будет выплатить страховую сумму. Правда, с учетом тех же соображений, которыми руководствовался законодатель, когда в виде общего правила исключил возможность страховых выплат при наличии умысла страхователя, выгодоприобретателя или застрахованного лица, он счел необходимым, как уже подчеркивалось выше, предусмотреть, что в рассматриваемой ситуации (при самоубийстве) обязанность страховщика выплачивать страховую сумму наступает только тогда, когда самоубийство произошло не менее чем через два года после заключения договора. Имеется в виду, что тем самым появляются основания для неоспоримой презумпции: между заключением договора страхования и самоубийством нет причинной связи[59].

Страница:  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 
 16  17  18  19  20  21  22 


Другие рефераты на тему «Банковское, биржевое дело и страхование»:

Поиск рефератов

Последние рефераты раздела

Copyright © 2010-2017 - www.refsru.com - рефераты, курсовые и дипломные работы