Вече Древней Руси

Кроме того, любая религия исходит из понимания самой себя как истинной религии, подразумевая, что все другие религиозные формы есть формы религиозного заблуждения. Подобное утверждение основывается на личных переживаниях верующего – верующий не может не верить в истинность своей веры. Значит, и на этой почве также могут возникнуть семена раздора, пожинать которые придется всему обществу, а знач

ит и государству.

Переживая истинность своей религии, верующий будет стремиться привести к ней и других людей, что также может нарушить равновесие между различными религиозными объединениями со всеми вытекающими из этого нарушения экономическими, политическими и социальными последствиями.

Также невозможно полностью устранить религию из жизни общества. И хотя государство объявило общественную жизнь своей безраздельной вотчиной, религиозные объединения будут оказывать на нее свое влияние.

К каким же выводам приходит К.П.Победоносцев?

В своих размышлениях К.П.Победоносцев исходит из нескольких утверждений аксиоматического характера, то есть таких утверждений, которые в силу своей очевидности и общепризнанности не требуют дополнительных доказательств: Церковь и государство имеют одну природу – это союзы людей, но по своему происхождению природа Церкви и сфера ее деятельности отлична от природы и сферы деятельности государства: Церковь – это богоучережденный союз, государство – это гражданский союз; цель жизни человека – достижение единства в духовной жизни.

Из этих утверждений можно констатировать, что философская мысль Победоносцева стоит на позициях идеализма. Он аксиоматически предполагает первенство духовного над материальным, превосходство духовной жизни над экономической деятельностью. Но Победоносцев также не чужд и диалектических построений. Его мысль не черно-белая, а имеет диалектические нюансы, которые необходимо учитывать при понимании деятельности Победоносцева.

Из вышеназванных положений аксиоматического характера Победоносцев делает следующие выводы: Церковь, в своем каноническом уставе, это уже есть гражданское общество и является своеобразным идеалом для государства. Разделение Церкви и государства возможно, и даже желательно, но при строгом соблюдении канонических правил, то есть через четкое разграничение сферы деятельности Церкви и сферы деятельности государства. Это разграничение имеет не абсолютный, а относительный характер, так как остаются области, в которых Церковь и государство должны действовать совместно. Общество должно быть подготовлено к такому разделению сфер деятельности. Чрезмерное усиление государства приводит в конечном итоге к тоталитаризму (Победоносцев не употребляет термина тоталитаризм, а говорит о поглощении частной жизни общественной, а общественной жизни – государством и точно показывает на социалистов). На определенном этапе исторического развития была необходимость в государственной религии как официальном покровительстве со стороны государства. Государство не может быть безрелигиозным, так как имеет религиозную (церковную) форму своего происхождения. Не возможно и равноудаление государства от всех религиозных проблем общества (религиозная индеферентность государства).

Вернемся теперь к утверждению С.Л.Фирсова о том, что Победоносцев считал Синодальный период в истории Русской Церкви продолжением Московского царства, в истинности которого мы позволили себе усомниться. Основываясь на всем вышеизложенном и осознавая недостаточность проведенного исследования можно предположить, что Победоносцев признавал подчиненное положение Русской Церкви по отношению к государству de facto, не считая это положение канонически нормальным de jure.

ГЛАВА 2. ВЗГЛЯДЫ СЛАВЯНОФИЛОВ И К.П. ПОБЕДОНОСЦЕВА НА ОТНОШЕНИЯ ЦЕРКВИ И ГОСУДАРСТВА.

Как уже отмечалось, К.П.Победоносцев был близок к московскому кружку славянофилов. Эту близость убедительно показывает О.Е. Майорова. Дружеские отношения Победоносцева со славянофилами сложились в 60 – х гг. XIX в. И сохранялись до 80 – х гг., до смерти И.С. Аксакова и Е.Ф. Тютчевой. Между И.С. Аксаковым и Победоносцевым сложились достаточно близкие дружеские отношения, которые позволяли И.С. Аксакову личное обращение к Победоносцеву: «Любезнейший друг Константин Петрович. Спасибо тебе за письмо, которое дышит искреннею патриотическою тревогою…»[68]. Через Победоносцева связь с И.С. Аксаковым и Е.Ф. Тютчевой поддерживал и Александр III.

Но в этом же письме И.С. Аксаков обвиняет Победоносцева в излишней осторожности и скептицизме: «Твоя душа слишком болезненно-чувствительна ко всему ложному, нечистому, и потому ты стал отрицательно относиться ко всему живому, усматривая в нем примесь нечистоты и фальши.»[69], а также обозначается расхождение во взглядах: «Почему ты находишь нужным убеждать меня поддерживать центральную власть, когда я только это и делаю, и кажется, энергичнее, чем кто-либо?! Но поддерживать не значит хвалить каждое ее деяние или утверждать ее в ложном направлении; напротив, надобно стараться вывести ее на прямой путь, и в честности моих отношений к власти никто сомневаться не может»[70]. Вполне закономерно встает вопрос: насколько Победоносцев разделял взгляды славянофилов? В каких вопросах они были близки, а в каких вопросах расходились? Как отмечает В.А. Гусев, если Победоносцев в своих философско - политических воззрениях делал упор на понятие «самодержавие» в уваровской формуле «Православие. Самодержавие. Народность», то славянофилы ставили во главу угла понятия «Православие» и «Народность»[71]. Таким образом, славянофилы выводили идею государства из самой народной жизни.

В истолковании объема самого понятия народности славянофилы расходились между собой, и порой весьма существенно[72]. Достаточно строгую логическую базу под исследования, синтезирующую различные точки зрения, удалось подвести, пожалуй, только «последнему славянофилу», сыну главы этой философской школы – Д.А. Хомякову уже в начале ХХ века. С его точки зрения, под ним можно подразумевать принцип подхода к анализу социально-политических явлений, абстрагируясь от каких бы то ни было конкретных народностей. Этот принцип предполагает принципиальную самобытность культурного облика различных народов, складывающуюся благодаря специфическим условиям их зарождения и исторического пути, их географии и религии. Эта самобытность требует особого подхода к каждому конкретному народу, делает невозможным реализацию одних и тех же экономических и политических моделей в общественном бытии разных стран, предполагает уникальный стиль жизнедеятельности каждой нации.

«Признавая принцип народности, мы только признали то понятие, что она лежит в основании всяческой полезной, на пользу всего человечества, деятельности; или, говоря более точно, всякая частная деятельность как личная, так и народная, общечеловечески полезна, лишь когда она проникнута народной индивидуальностью: всякое же искание общечеловеческого, достижимого, будто бы, помимо народного, есть самоосуждение на бесплодие…»[73].

Отношение Победоносцева к идее народности вообще и к народу как хранителю национальной культуры в частности противоречиво. С одной стороны он видит в народе самобытную силу: «Человек есть сын земли своей, отпрыск своего народа: кость от кости, плоть от плоти своих предков, сын того же народа, и его психическая природа есть их природа, с ее отличительными признаками и недостатками, с ее бессознательными стремлениями, ищущими деятельного исхода»[74] и «Всякий раз меня возмущает тон, которым говориться о народе, как о материи, подлежащей просвещению посредством науки…»[75]. Но, с другой стороны, он отрицает эту самобытную силу в народе: «Россия – ледяная пустыня, а по ней ходит лихой человек»[76]. Думается, что подобное противоречие в высказываниях Победоносцева можно решить следующим образом: народ сам по себе, без Церкви, не самобытен. Он обретает свою самобытность в Церкви: «Ни в чем так явственно, как в церкви, не ощущается различие между общественным духом и складом…»[77]. Тем не менее, в своих различных речах и статьях Победоносцев неоднократно подчеркивает мысль о единстве русского национального духа и православия: « . душа Её была способна увидеть и почувствовать всю несказанную красоту и истину Православной церкви в ее учении и богослужении. - говорит Победоносцев об императрице Марии Александровне в слове на выпускном акте в училище для дочерей священно- и церковнослужителей города Ярославля 9 июня 1880 года. – Она скоро сроднилась с нею и через Церковь тотчас сроднилась с народом, приняла в Себя дух его и стала нам Своя, родная Императрица»[78].

Страница:  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 


Другие рефераты на тему «История и исторические личности»:

Поиск рефератов

Последние рефераты раздела

Copyright © 2010-2018 - www.refsru.com - рефераты, курсовые и дипломные работы