Вече Древней Руси

На самом же деле, в реальности, проблема отделения Церкви от государства ставится много глубже. Сторонники разделения требуют полного устранения Церкви из жизни общества, объявляя общественную жизнь целиком и полностью вотчиной государства. Получается, что верующий человек, а человек не может быть не верующим, начинает существовать в двух независимых мирах: в Церкви и в государстве. Подобное ду

ховное разделение противно природе самого человека, стремящегося к единству духовной жизни. В общественной жизни остаются сферы, не подвластные государству, а именно сферы личной морали и интимной жизни человека. В эти сферы нет хода государству, но туда способна пройти Церковь. Получается, что Церковь нужна государству со своей специфической сферой деятельности. Более того, именно Церковь укрепляет духовные основы государства: «Государство не может быть представителем одних материальных интересов общества; в таком случае оно само себя лишило бы духовной силы и отрешилось бы от духовного единения с народом. Государство тем сильнее и тем более имеет значения, чем явственнее в нем обозначается представительство духовное. Только под этим условием поддерживается и укрепляется в среде народной и в гражданской жизни чувство законности, уважение к закону и доверие к государственной власти»[63].

Но и государство необходимо Церкви со своей специфической сферой деятельности. Именно государство зримо объединяет людей в одно общество в те периоды жизни, когда человек не находится в храме. И если семья – это малая Церковь (в противопоставление ячейке общества), то государство – это большая семья, а следовательно и Церковь. И именно нормализация церковной жизни и должно привести к созданию гражданского общества.

Государство, со своей стороны, всеми силами требует повиновения себе и исполнения его гражданами обязанностей по отношению к себе. Церковь же такого права лишена. Более того, развивая мысль об отделении Церкви от государства, государство ярче подчеркивает тот факт, что верующий церковный человек находится под двойным ярмом, и тем самым понуждает стать внецерковным человеком. Таким образом, вытесняя из «своей» сферы деятельности Церковь, государство взваливает на себя непосильный груз ответственности за все многообразие духовной жизни человека. Что бы справиться с этой ношей, государство должно все активнее проникать в частную жизнь человека, в ту жизнь, в которой раньше была Церковь, а теперь оказалась оттуда вытесненной. «Мысль, что вся частная жизнь должна поглощаться общественной, а вся общественная жизнь должна сосредотачиваться в государстве и быть управляема государством, это главная движущая идея социализма…»[64]. К чему подобное проникновение может привести – это ярко продемонстрировал ХХ век с его чудовищными тоталитарными всепоглощающими общественными системами.

Казалось бы, что при подобном всепоглощающем проникновении государства в частную жизнь Церкви не остается места и она по необходимости должна отступать, сдавая государству свои позиции, а с течением времени и вообще исчезнуть. Это утверждение верно при допущении, что в момент своего возникновения Церковь всего лишь заняла ту нишу в жизни человека, которую еще не успело занять государство. Но практика показывает обратное: в периоды наиболее сильных попыток социализации частной жизни, наиболее мощной борьбы государства с Церковью ее ограда наполняется людьми, ищущих ответа на свои частные вопросы не у государства, а у Церкви.

Вернемся к исходному тезису: и Церковь, и государство – это общества, состоящие из людей. Следовательно, если государство не хочет вступать с Церковью в конфликт, то оно может: или оказать Церкви свое покровительство, сделав ее государственной, или равноудалиться от всех религий, или искать какие-то формы сосуществования с Церковью путем разграничения сфер деятельности. Исторически первоначально возобладала первая форма взаимоотношений Церкви и государства в виде государственной религии: «Самая древняя и самая известная система отношений между Церковью и государством есть система установленной или государственной церкви»[65]. Но даже и в такой форме возникла проблема разграничения сфер деятельности. Решение этой проблемы было найдено в трех вариантах: цезаропапизм (подчинение Церкви государству), папоцеразм (подчинение государства Церкви) и симфония (равноправное сотрудничество Церкви и государства).

Однако господствующая религия не допускает или слабо допускает существование иных форм религиозного сознания и церковных объединений. С увеличением таких негосударственных религиозных объединений большая часть общества ушла от единства веры с государством. В многонациональном государстве всегда существует часть общества, не обладающей религиозным единством с государством. В этих условиях идея о государственной религии себя не оправдывает, так как не может охватить всех людей и объединить в общество.

Таким образом, государство вынуждено сперва признать равенство всех религий перед своим лицом, а затем объявить религию личным делом человека, самоустраняясь из этой сферы. Получается, что государство само подрывает свои основы: оно взросло на церковных началах, а затем объявило эти начала не существенными для государственной жизни. Но для общества эти начала остаются важными и существенными. И государство, удалившись от основ Церкви, не может удалиться от своего общество, обслуживать которое оно собственно и призвано, а общество от Церкви не удалялось, точнее, от Церкви удалилась какая-то часть общества, получившая возможность высказываться перед лицом государства от имени общества. «Не следует ли из этого, что государство безверное есть не что иное, как утопия, невозможное к осуществлению, ибо безверие есть прямое отрицание государства», - задается вопросом Победоносцев. – «Вот почему мы видим, что политические партии, самые враждебные общественному порядку, партии, радикально отрицающие государство, провозглашают впереди всего, что религия есть одно лишь личное, частное дело, один лишь личный, частный интерес»[66].

Может быть, равноудаленность государства от всех религий будет наилучшим выходом для государства? Государство проявит религиозное безразличие к любым формам религии и объявит религию личным делом каждого? Но Церковь – это форма организация людей, а государство призвано обслуживать потребности этих людей. Следовательно, люди, через свою организационную форму, будут оказывать влияние или стремиться оказать такое влияние на государство, чем будет нарушен или принцип равноудаленности государства от людей, или государство откажется обслуживать потребности людей, чем подорвет смысл своего существования и веру в себя.

Что означает сам термин «равноудаленность»? Он означает, что любая религия никак не соприкасается с государством, что она по природе своей есть частная корпорация, предназначенная обслуживать конкретные потребности человека; что все религии пользуются одинаковыми правами и возможностями в государстве. Однако такой подход может привести к «явному или подразумеваемому пренебрежению к вере, как к пройденному моменту в психическом развитии в жизни личной или национальной»[67]. На практике же подобное утверждение может создать общественное отношение к верующим людям как к людям умственно отсталым и психически неразвитым.

Страница:  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 


Другие рефераты на тему «История и исторические личности»:

Поиск рефератов

Последние рефераты раздела

Copyright © 2010-2018 - www.refsru.com - рефераты, курсовые и дипломные работы