Внутренняя и внешняя политика Александра I

В 1802г. была проведена реформа существующего государственного строя, по которой коллегии были заменены министерствами. Однако неудача этой реформы была предопределена изначально поспешностью в ее проведении, неопытностью советников Александра. Министерская реформа была обусловлена усилением центральной власти, которая предполагала приступить к широким преобразованиям, но не рассчитывала на под

держку общества и поэтому нуждалась в деятельных и преданных исполнительных органах. Такими органами и должны были стать министерства. Учрежденные министерства должны были проводить в жизнь правительственные реформы, помогая Александру держать в руках все государственные дела. Но выработанные принципы организации министерств несколько лет спустя пришлось корректировать. В 1811 году было издано «Общее учреждение министерств»[3] Оно устанавливало четкое разграничение функций между министерствами и главными управлениями, единые принципы их организации и общий порядок прохождения в них дел. Создавалось 8 министерств: военно-сухопутных сил, морских сил, иностранных дел, юстиции, внутренних дел, финансов, коммерции и народного просвещения. Вместе с тем продолжали действовать коллегии. Формально они были распределены между министерствами, но отношения их с министрами и с Сенатом не определялись законом. Учреждение министерств ставило вопрос об объединении их деятельности. Эта задача возлагалась на Комитет министров – орган, в котором каждый министр должен был обсуждать свои доклады с прочими главами ведомств. Комитет министров был учрежден только в марте 1812 года. В состав Комитета вошли председатели департаментов Государственного совета, а председатель Государственного совета стал и председателем Комитета министров. А это означало несбыточность проектов Сперанского. В компетенцию Комитета входило рассмотрение дел, которые министерства не могли разрешить, не выходя за пределы своих полномочий или дела, вызывающие сомнение. В частности, в Комитет министров должны были поступать дела высшей полиции, вопросы обеспечения населения продовольствием и др. Но в действительности Комитет работал не так, как должен был по «Учреждению». Он был местом совещания императора с доверенными высшими чиновниками. Нередко Комитет, в противоречии с «Учреждением», рассматривал законопроекты и отсылал их на утверждение императору. Таким образом проекты становились законами, минуя Государственный совет. Кроме того, Комитет постоянно занимался разбором судебных дел, которые вообще не должны были туда поступать, согласно «Учреждению». То есть, Комитет министров часто подменял сами министерства. Так сохранялось смешение функций различных государственных учреждений, причем Комитет министров соединял в себе различные органы всех трех ветвей власти.

В январе 1810 года было объявлено о создании нового органа – Государственного Совета и состоялось его первое заседание. Государственному Совету предназначалась функция законосовещательного органа. В первом отделении текста документа «Образование Государственного совета» говорилось: «В порядке государственных установлений Совет составляет сословие, в коем все части управления в главных их отношениях к законодательству соображаются и чрез него восходят к верховной императорской власти. По сему все законы, уставы и учреждения в первообразных их начертаниях предлагаются и рассматриваются в Государственном совете и потом действием державной власти поступают к предназначенному им совершению»[4]. То есть все законы рассматриваются в Гос.Совете , но вводятся в действие верховной властью, и ни один закон или устав не может свершаться без утверждения верховной властью. «Он, следовательно, занимал место, прежде отводившееся Государственной Думе, но был устроен на принципиально иных началах. От Государственного Совета в том виде, как он был задуман в проекте Сперанского, осталось только название»[5]. Члены Совета назначались императором из представителей одного сословия – дворянства. При этом основы самодержавного политического строя остались непоколебленными. Совет делился на четыре департамента: законов, государственной экономии, гражданских и военных дел. При Государственном совете находились комиссия составления законов и комиссия прошений. Мнение Совета принималось большинством голосов. Это мнение заносилось в журнал. Члены Совета, не согласные с общим решением, могли подать особое мнение, которое приобщалось к журналу заседания, но никакого правового значения не имело. Затем этот журнал относили царю. Все законы, уставы и учреждения должны были издаваться хотя и царским манифестом, но обязательно содержать фразу: «Вняв мнению Государственного Совета». Со временем выяснилось, что Александр I не был намерен рассматривать мнение большинства Совета как обязательное для себя решение. «По подсчетам П.Н.Даневского, из 242 дел, по которым в 1810 - 1825 гг. в Гос.Совете произошли разногласия, Александр I в 159 случаях утвердил мнение большинства, в 83 случаях – меньшинства (причем в 4 случаях согласился с мнением одного члена)»[6]. Также быстро и исчезла из употребления и формула «Вняв мнению Государственного Совета». Так легко самодержавие избавилось даже от внешней видимости зависимости от Гос.Совета. Оценив шаги, предпринятые властью в этой сфере, советский историк Н.М.Дружинин заметил, что «в 1801 – 1820 гг. российское самодержавие пыталось создать новую форму монархии, юридически ограничивающую абсолютизм, но фактически сохраняющую единоличную власть государя»[7]. Тем не менее, юридически Государственный совет продолжал оставаться высшим законосовещательным органом империи.

Одно из центральных мест в системе высших государственных учреждений занимал Сенат. По указу 27 января 1805 года Сенат делился на девять департаментов. Судебные департаменты имели одинаковые права. Распределение дел между ними происходило по территориальному признаку. Второй департамент рассматривал апелляции по гражданским делам 8 северо-западных и северных губерний. Третий департамент был высшим гражданским судом для 12 губерний Прибалтики, Украины и Белоруссии. Четвертый – для 9 губерний Поволжья, Сибири и Урала.Пятый департамент был апелляционной инстанцией по уголовным делам для 27 губерний Европейской России. Шестой – для остальных 27 губерний Европейской России и Кавказа.Седьмой и восьмой департаменты занимались гражданскими делами. Первый департамент занимал ведущее место в Сенате. Он ведал обнародованием законом, проводил сенаторские ревизии, с целью проверки состояния отдельных учреждений или губерний. «Сенаторские ревизии были важной составляющей внутренней политики, так как Сенат не только следил за исполнением общих государственных законов, но и контролировал деятельность всей государственной машины»[8]. Кроме того Первый департамент руководил рекрутскими наборами, проводил ревизии крепостных душ, определял чиновников к должности. Таким образом, функции Первого департамента представляли собой смешение административных принципов и выходили за рамки главного предназначения Сената. Особое положение занимал девятый – Межевой департамент. Он соединял в себе функции высшей административной и судебной инстанции по делам межевания. Во главе Сената стоял генерал-прокурор, а с учреждением министерств эту должность стал занимать министр юстиции. Совмещение должности генерал-прокурора и министра юстиции приводило к полному господству последнего в Сенате.

Страница:  1  2  3  4  5  6  7  8  9 


Другие рефераты на тему «История и исторические личности»:

Поиск рефератов

Последние рефераты раздела

Copyright © 2010-2018 - www.refsru.com - рефераты, курсовые и дипломные работы