Внутренняя политика России в начале XIX века. Образование Министерства внутренних дел

В царствование государя Николая Павловича, таким образом, В.П. Кочубей уже не руководил непосредственно никакой отраслью управления; исполняя обязанности председателя Государственного Совета и комитета министров и участвуя в нескольких особых комитетах, Кочубей оказывал, конечно, известное влияние на ход работ всех этих учреждений; но результаты их деятельности зависели от него лишь отчасти и б

олее относятся не к его биографии, а к общей истории того царствования; здесь мы ограничимся, поэтому, лишь общими замечаниями о его взглядах и лишь в общих чертах укажем, каково могло быть его влияние.

В эту пору своей деятельности Кочубей посвящал большое внимание финансам и государственному хозяйству в широком смысле слова; в бумагах его находится множество документов, отноящихся к различным вопросам денежного обращения того времени, к вопросам устроения городов и содействия русской промышленности и т.п. Что касается крупнейшего вопроса внутреннего положения России того времени – крепостного состояния крестьян, – то нет сомнения, что Кочубей вполне сочувствовал идее их освобождения. Тургенев, не соглашаясь с образом действий Кочубея по одному частному вопросу в отношении крепостного права, в то же время прямо заявляет в своих записках, что «Кочубей был человек просвещенный, который вовсе не казался способным благоприятствовать каким-нибудь образом крепостному праву. Быть может долгий опыт заставил его с состраданием смотреть на все эти попытки реформы, на все эти усилия помочь гигантскому злу, усилия столь же бессильные и бесплодные, сколько они были мало серьезны». В одном из писем 1801 г. Кочубей говорит, что вполне придерживается мнения, которое высказывал еще кн. А.А. Безбородко, именно, что должно прекратить продажу людей без земли и превращение крестьян в дворовые, – причем и положение этих последних должно быть улучшено, – и тогда разрешить всем сословиям покупку земель, «но само собой разумеется, без крестьян», прибавляет он; он находил, что это все следовало и можно было сделать немедленно, и жалел о нерешительности Государя. В одном письме к Сперанскому, в 1819 г., Кочубей писал: «Беспокойство насчет вольности крестьян не уменьшается. Приписывают Его Величеству намерение произвести оную поодиночке в губерниях… Я тех мыслей, что несравненно бы лучше произвести с подлежащей осторожностью общую в государстве перемену в рассуждении крестьян, нежели возбуждать ежеминутно новые толки и новые неудовольствия». В бумагах Кочубея есть черновик его мнения, что следовало бы устроить быт казенных крестьян так, чтобы он мог послужить образцом при освобождении всех других; освобождение это представляется Кочубею совершенно неизбежным; в убеждении этом его утверждают даже не какие-нибудь общие отвлеченные соображения, а наблюдаемые факты: он указывает, что ожидание воли распространяется постоянно, что крестьяне переносят свое положение со все возрастающим недовольством и что такое настроение постоянно поддерживается и усиливается благодаря тому, что в среду крестьян хотя и понемногу, но постоянно и неудержимо проникают новые знания, своего рода развитие. Сочувствие Кочубея идее освобождения в последние годы его жизни для нас совершенно несомненно и пожалуй даже яснее, чем в начале его деятельности. Но сколько-нибудь крупных, решительных мер он, вероятно, не предполагал; он никогда к ним не был склонен, а к этому времени и долгий опыт государственной деятельности и самые годы – ему было уже за 60 лет – конечно, не содействовали тому, чтобы он являлся деятелем решительным, энергичным. Это ослабление энергии, эта свойственная известному возрасту медлительность действий и решений проявились, по мнению некоторых современников, в недостижении успешного результата Комитетом 6 декабря 1826 г. в коем Кочубей председательствовал; но такое обвинение лишено основания. Комитету предписано было рассмотреть многие важные вопросы, касавшиеся государственных преобразований; Сперанский, участвовавший в этом комитете – другими членами его были кн. А.Н. Голицын, гр. П.А. Толстой, гр. И.И. Дибич и Ил. В. Васильчиков, – составил немедленно обширную программу работ этого комитета, по которой предположено было осуществление важнейших и полезнейших преобразований. Но приведение их в действие было остановлено оппозицией в. к. Константина Павловича, на заключению коего император Николай посылал предложения Комитета, осуществившиеся почти всецело уже в царствование императора Александра II.

Весьма решительно высказывался Кочубей по вопросу о внешних отношениях России. В одной записке он развивал мысль, что политика всякого государства непременно должна быть национальная, должна преследовать непременно только интересы своего народа; всякие другие соображения в политике внешней, по его мнению, непременно вредны, должны вызвать в гражданах чувство недоверия и оппозиции, «что, по его словам, всегда опасно». Главнейшей целью правительства должно быть сохранение целости государства извне, а внутри сохранение порядка и развитие благосостояния. По его словам все великие европейские державы всегда преследуют только свои интересы, он указывает, что и в настоящее время (записка составлена, по-видимому, между 1825 и 1830 гг.) они из отношений с Россией по Священному Союзу извлекают пользу лишь для себя: будучи совершенно спокойны со стороны России и даже пользуясь ее силами в некоторых случаях, они значительно сократили свои расходы на военные надобности и направили огромные средства на развитие у себя торговли и промышленности; и в то же время, по словам Кочубея, державы эти всегда находят повод уклоняться от всяких активных действий, связанных с расходами и трудами, действий, которых, по смыслу Священного Союза Россия могла бы от них ожидать и требовать; потому Кочубей настаивает, что и Россия должна и имеет полное право точно так же держаться по отношению к своим союзникам и также обратиться преимущественно к улучшению внутреннего состояния государства, отказавшись от забот о сохранении спокойствия и порядка в государствах западноевропейских. Провозглашая все это, Кочубей являлся прямым последователем советников Екатерины II, – Н.И. Панина и А.А. Безбородко – имевших счастье с полной откровенностью высказывать свои искренние просвещенные патриотические взгляды самой монархине.

22 апреля 1834 г., в день принесения присяги наследником великим князем Александром Николаевичем, кн. В.П. Кочубей пожалован был званием канцлера внутренних дел.

Помимо того, что кн. Кочубей достиг высших наград по государственной службе, он был почетным членом Российской Академии (с 31 октября 1819 г.), Московского и Петербургского университетов (с 8 июля 1832 г. в первом и 31 декабря 1828 г. во втором), С.-Петербургской духовной Академии (с 13 января 1814 г.), обществ – Вольного экономического (с 8 января 1821 г.), Московского сельских хозяев (с 5 марта 1818 г.) и носил звание: l'associ?? tranger du Soci? t? pour l'enseignement? l? mentaire (с 1 февраля нового стиля 1818 г.). – Отправившись после торжеств, сопровождавших принесение присяги наследником цесаревичем Александром Николаевичем, в свои имения, он скоропостижно скончался в Москве, от припадка грудной жабы, в ночь со 2 на 3 июня; погребен в Александро-Невской Лавре, в церкви Св. Духа.

Страница:  1  2  3  4  5  6  7  8  9 


Другие рефераты на тему «История и исторические личности»:

Поиск рефератов

Последние рефераты раздела

Copyright © 2010-2018 - www.refsru.com - рефераты, курсовые и дипломные работы