Внутренняя политика России в начале XIX века. Образование Министерства внутренних дел

По словам этого отчета, «предметы министерства внутренних дел вообще принадлежат к государственному хозяйству и общему благоустройству»; министерство впервые должно объединить в своем ведении многие предметы, которые прежде входили в круг ведения разных учреждений и не были связаны. Собрав сведения о местах, которые должны теперь подлежать ведению министерства внутренних дел, министр разделил и

х на три вышеупомянутые экспедиции. Первой экспедиции поручены были: заботы о земледелии, о разных отраслях промышленности и опека иностранных поселенцев; второй – заботы вообще «о внутренней тишине», которая определена, как «равновесие и непоколебимость тех отношений, в коих разные классы государства и члены, их составляющие, находятся между собой и в коих поставлены они законом»; наконец третьей экспедиции были переданы все дела бывшей медицинской коллегии.

Деятельность первой экспедиции была направлена прежде всего на обеспечение империи продовольствием. В 1803 году были частные недороды в губерниях Смоленской и северных; министерство закупило в других местностях хлеба приблизительно на 180000 руб. и успело предотвратить острый недостаток в продовольствии и сильное повышение цен. Вслед за тем обращено было внимание на лучшее устройство запасных хлебных магазинов, заведение которых предписано было еще в 80-х годах ХVIII в., но которые в громадном большинстве случаев существовали лишь на бумаге. Выработан был проект лучшего надзора за ними и составления в течение 48 лет годового запаса, путем взноса ежегодно по получетверику с души озимого хлеба и по полугарнцу ярового; мера ета не осуществилась в полном своем размере, особенно благодаря тому, что в 1805 году снова был неурожай, еще более сильный. Большие результаты были достигнуты в заботах об обеспечении населения солью. Недостаток соли – это был бич, с которым приходилось постоянно бороться правительству в течение всего XVIII в.; в 1802 году недостаток этот снова проявился. Соляной промысел вообще находился в большом неустройстве. Благодаря неизбежной необходимости развозить соль на громадные расстояния, торговля ею давно уже приносила казне убытки, а не барыши, на которые часто рассчитывали; в 1802 году потери казны на этой операции достигали 750000 руб. Лучшей организацией торгов министерство успело не только совершенно уничтожить эту потерю, но даже получить для казны небольшую прибыль. Это было достигнуто благодаря тому, что, во-первых, торги на поставку соли были произведены в Петербурге не разновременно для разных губерний, а одновременно для всех – благодаря этому явилось больше конкурентов, а во-вторых, подряды сданы были не на год, а на три, на четыре года – благодаря этому цены были ниже, ибо необходимые для начала дела расходы явилась возможность безопасно разложить на несколько лет. Затем, усилена была добыча соли в Эльтоне и доведена с 8000000 пудов в год до 9600000 пудов, и, наконец, введены значительные улучшения в соляные промыслы илецкий, дедюхинский и старорусский.

В первые же годы управления Кочубеем министерством внутренних дел был принят ряд частных мер к улучшению в России рыбных промыслов, овцеводства, пчеловодства, к развитию шелководства, виноделия, сахароварения; меры эти, впрочем, не были особенно крупны и особых результатов не принесли. Относительно обрабатывающей промышленности в отчете своем министр внутренних дел высказывал, что он вполне разделяет взгляд, по которому не только всякие казенные промышленные предприятия идут всегда хуже частных, но и вообще промышленность всего лучше развивается, если ей предоставлена полная свобода, если в ее ход меньше вмешиваются; но вместе с тем в отчете заявлено, что для государства, в котором промышленность еще не успела достаточно развиться и окрепнуть, но которое, вместе с тем, силой обстоятельств поставлено в неизбежные сношения с другими государствами, несравненно более развитыми в промышленном отношении – необходимо принимать некоторые особые меры для поддержания своей промышленности. Министерство намеревалось обратить на это дело особое внимание; было высказано, между прочим, предположение, что полезно было бы создать особый капитал, для поддержки фабрик и заводов; всего их считалось тогда в России 2393.

Наконец, ведению первой экспедиции подлежали и поселившиеся в России иностранцы. Всех иностранцев, вышедших в Россию с 1764 г., – канцелярия, которая имела своим предметом их вызов, была учреждена 22 июля 1763 г. – считалось до 50000; в последние 10–15 лет царствования Екатерины II приглашение переселенцев из Западной Европы было прекращено: с одной стороны, правительство убедилось, что оттуда является по преимуществу элемент нежелательный – разные неудачники и лентяи, которые не могли найти работы дома, – с другой стороны, в эти годы внимание правительства было обращено по преимуществу на переселенцев, выходивших из Крыма и из армянских областей Турции. Кочубей возобновил вызов колонистов из Западной Европы и в течение 1802–1803 гг. из Германии, Швейцарии, Пруссии и Болгарии переселилось в Россию до 3000 человек; им по-прежнему предоставлены были различные финансовые льготы, но вместе с тем приняты были меры, способные устранить из числа переселяющихся в Россию все нежелательные элементы и обеспечить, наоборот, принятие в число переселяемых лишь действительно знающих и трудолюбивых земледельцев или ремесленников. Что касается переселений казенных крестьян внутри империи, к чему обнаруживали большую склонность некоторые губернаторы, под предлогом, якобы, недостатка в той или другой местности земель, годных для обработки, то Кочубей не признавал вообще, чтобы в тогдашней России существовали такие местности и несколько подобных предложений отклонил, совершенно справедливо находя их бесцельными для государства и вредными для благосостояния крестьян. Добровольным их переселениям он, конечно, не ставил препятствий – так в эти два года переселились свыше 1000 человек из Слободско-Уральской губернии на кавказскую линию; в это же время устроено поселение для молокан на урочище Молочные Воды в Екатеринославской губернии.

Ko второй экспедиции, непосредственно подчиненной Сперанскому, относились дела по государственному благоустройству; в отчете по этой экспедиции на первом месте поставлены рассуждения о лучшем устройстве полиции, а главное внимание посвящено рассуждениям о внутренней тишине, под которой – несомненно по изложению – разумеется установление и соблюдение должных отношений крестьян к помещичьей власти. Если такого рода дела были в ближайшем ведении Сперанского, то, ему, действительно было в чем «стремиться к преобразованиям смелым», о которых говорит барон Корф; но если прав барон Корф, приписывая Сперанскому такие стремления, то, вероятно, прав он и в своем свидетельстве, что Кочубей сдерживал своего помощника: по этим вопросам сделано было в министерство Кочубея очень мало; самая вторая экспедиция была организована окончательно после первой и третьей и только уже в 1806 году. – 20 февраля 1803 г. вышло положение о свободных хлебопашцах. На другой день, 21 февраля 1803 г. даны были министру внутренних дел правила для руководства при утверждении условий между помещиками и крестьянами. Сообщал циркулярно начальникам губерний о том, что они получат вскоре указ о свободных хлебопашцах, гр. Кочубей следующим образом истолковывал этот указ: «Намерение сего установления состоит в том, чтобы доставить помещикам возможность отдавать свои земли в наем или обращать в продажу, за выгоднейшие цены, не в одни чужие руки, но и собственным их крестьянам, если господин найдет в том свою выгоду и пожелает доставить им прочную пользу… Никак не предполагается при сем ослабить порядок, ныне существующий между помещиками и крестьянами и ни малейшей перемены не вводится в образе управления сих последних» – при таком отношении к этому указу со стороны того ведомства, которому принадлежала наибольшая роль при его осуществлении, не удивительно, что закон этот не получил широкого применения; в течение 1803–1805 годов устроены были сообразно этому законоположению крестьяне гр. С.П. Румянцева, кн. Куракина, д. с. с. Петрово-Соловово, помещицы Балакиревой и купца Пантелеева; впоследствии освобождалось таким образом в год приблизительно по 1000 душ средним числом. Эта важная мера не получила сколько-нибудь значительного развития; освобождение было обставлено слишком большими формальностями и указ применялся сколько-нибудь чаще лишь в самое первое время после обнародования. Положение крестьян в остзейских провинциях занимало также внимание правительства; 11 мая 1803 г. Кочубей назначен был председателем комитета для составления положения о крестьянах лифляндских и эстляндских. Второй экспедиции поручены были заботы и о казенных строениях; новые постройки в довольно широких размерах и были предприняты: на первый же год ассигновано было на них до 1000000 руб.; наконец, в ведении той же экспедиции находились Приказы общественного призрения; суммы этих последних в общем возросли, по счислению, произведенному в 1803 году, до 5000000 руб.; но большинство учреждений, подведомственных этим приказам, оказалось в довольно плачевном состоянии; Кочубей лично осмотрел все больницы Петербурга и другие подобные учреждения в столице и энергично принялся за улучшения в них. При дальнейшем изучении дел этих приказов оказалось, что к 1803 г. суммы их достигали не 5 милл., а восьми с лишком; к 1819 году, когда снова вступил в управление министерством Кочубей, было уже 14 милл. с лишком собственно сумм приказов и свыше 16 милл. сумм, находившихся в приказах на хранении. – Экспедиция медицинская заботилась о снабжении империи докторами и медикаментами и об распространении оспопрививания.

Страница:  1  2  3  4  5  6  7  8  9 


Другие рефераты на тему «История и исторические личности»:

Поиск рефератов

Последние рефераты раздела

Copyright © 2010-2018 - www.refsru.com - рефераты, курсовые и дипломные работы