Вопросы расследования убийств, замаскированных инсценировкой

Виновный, выдвинувший версию о смерти потерпевшего в его отсутствие, чаще всего не отрицает, что последний раз виделся с потерпевшим в день его смерти, находясь с ним наедине. И хотя такое признание для преступника опасно, однако, он понимает, что отрицать данное обстоятельство, как правило, бессмысленно, поскольку следствие легко может изобличить его во лжи. В то же время преступник обязательн

о утверждает, что он куда-то уходил, оставив потерпевшего одного. Данное утверждение необходимо убийце по двум причинам: во-первых, чтобы объяснить, почему смерть потерпевшего не могла быть им предотвращена, а во-вторых, чтобы создать себе алиби, поскольку согласно его версии именно в это время и произошла смерть потерпевшего.

В большинстве случаев сразу же после совершения убийства и выполнения задуманной инсценировки преступник действительно куда-нибудь уходит, стараясь при этом, чтобы либо его видели знакомые, либо его пребывание в определенном месте было зафиксировано. В отдельных же случаях преступник фактически вообще никуда не уходит после убийства, ограничиваясь ложными утверждениями о своем отсутствии вплоть до обнаружения трупа потерпевшего.

Для данного рода версий характерно также то, что преступник, уходя из жилища после совершенного убийства и заранее зная, что, вернувшись домой, обнаружит труп потерпевшего, часто принимает меры к тому, чтобы это произошло при третьих лицах. В частности, убийца с этой целью делает вид, что не может попасть домой, т.к. дверь заперта, на стук никто не открывает, а ключей у него нет.

Обращаясь за помощью соседей, дворника либо других посторонних лиц, преступник использует их присутствие для того, чтобы продемонстрировать перед ними свое удивление, отчаяние, жалость и т.п. Сразу же после обнаружения трупа преступник либо сам сообщает о случившемся в милицию, либо просит это сделать кого-нибудь из окружающих, подчеркивая этим, что у него не было никаких оснований скрывать от соответствующих органов смерть потерпевшего или чего-либо опасаться в связи с этим событием.

Все сказанное здесь об особенностях поведения преступника, выдвинувшего версию о смерти потерпевшего в его отсутствие, относится к тем случаям убийства, замаскированных инсценировками, когда преступление совершается в месте совместного проживания убийцы и потерпевшего. Если же убийство совершается на квартире потерпевшего, или в ином месте, то поведение преступника в подобных ситуациях существенно меняется. Поскольку тесной связи с потерпевшим большинство таких убийц не имеют, то главная их надежда на уклонение от ответственности основана на том, что подозрение, скорее всего, на них вообще не падет. К инсценировке же они прибегают на случай, если им придется все же объяснять причину смерти потерпевшего.

Исходя из этого, такие преступления, как правило, тщательно скрывают свою встречу с потерпевшим в день убийства и, лишь будучи изобличенными во лжи, вынуждены признать указанное обстоятельство и стараются его объяснить, выдвинув версию о той или иной "нейтральной" причине смерти потерпевшего.

Преступники, проживающие отдельно от потерпевшего, как правило, не "обнаруживают" труп убитого, не сообщают о его смерти следственным органам, а при допросе всегда ссылаются на алиби.

Знание следователем того, какие факторы обуславливают выдвижение преступником той или иной оправдательной версии, связанной с инсценировкой, на что рассчитывают преступники, выбирая тот или иной вид инсценировки, и от чего зависит этот выбор, как вообще ведет себя преступник после убийства в различных ситуациях, – все это крайне важно для анализа поведения обвиняемого (подозреваемого) и проверки вопроса о его виновности.

2. Признаки инсценировки и методы ее выявления.

В тех случаях, когда в стадии возбуждения уголовного дела нет полной ясности, – действительно ли совершено убийство или смерть погибшего вызвана иной причиной, например, самоубийством, – следователь сталкивается с необходимостью проверить, произошло ли в данном случае:

– самоубийство, похожее (по обстановке) на убийство;

– убийство, случайно напоминающее некоторыми своими признаками картину самоубийства;

– убийство, замаскированное инсценировкой.

Таким образом, следователь, прежде всего, должен разрешить важнейший для данной категории дел вопрос: от чего и при каких обстоятельствах наступила смерть потерпевшего, что произошло? Вопрос этот для дел анализируемой категории приобретает первостепенное, а зачастую и решающее значение. От его решения зависит весь дальнейший ход расследования. В первую очередь необходимо установить причину смерти и определить, является ли она насильственной. Ответ на эти вопросы следователь получает нередко уже при проведении первоначальных следственных действий: осмотра трупа и места его обнаружения, судебно-медицинской экспертизы трупа и допроса выявленных на месте происшествия свидетелей. Однако в большинстве случаев на начальном этапе следствия еще не ясен вопрос о роде, а иногда и о причине смерти погибшего. Если не считать дел с инсценировкой убийства, совершенного якобы третьими лицами, и с версиями о неосторожном характере убийства или о совершении его в состоянии необходимой обороны (когда факт убийства очевиден и никем не отрицается), во всех остальных случаях факт убийства лишь предполагается. Именно это предположение и вызывает необходимость в возбуждении уголовного дела.

Отсюда, естественно, вытекает, что по всем делам анализируемой категории с самого начала расследования надо выдвигать версию об убийстве независимо от того, имеются ли данные об убийстве, замаскированным инсценировкой какой-либо нейтральной причиной смерти, или признаки инсценировки отсутствуют и налицо просто сомнительный случай смерти, возможно вызванный убийством.[8] Наряду с версией об убийстве, следователь, исходя из данных судебно-медицинского исследования трупа и других обстоятельств, обязательно должен включить в план для тщательной проверки и другие версии о роде смерти погибшего. Обязательной проверке подлежат также версии, выдвинутые кем-либо из членов семьи, близких и знакомых погибшего.

Версии об убийстве и версия подозреваемого, подтверждаемые инсценировкой, должны проверяться уже в процессе проведения первоначальных следственных действий. При осмотре места происшествия и трупа, при допросе свидетелей следователь обязательно должен стремиться получить ответы на вопросы, вытекающие из версии об убийстве. Соответствующие вопросы следователь ставит и судебно-медицинскому эксперту.

Однако, если по положению трупа и окружающей обстановке можно предположить самоубийство или несчастный случаи либо близкие погибшего прямо заявляют, что его смерть последовала от одной из этих причин, то вполне очевидно, что, и производя осмотр места происшествия, и назначая экспертизы, и допрашивая свидетелей, следователь будет исходить из этой версии.

Наконец, в случаях, когда факт убийства очевиден, и никем из близких людей или окружающих потерпевшего не оспаривается, однако совершение преступления либо приписывается ими посторонним лицам, либо объясняется неосторожностью или состоянием необходимой обороны, следователь наряду с соответствующей версией, проверяет версию о совершении умышленного, не спровоцированного убийства кем-либо из близких потерпевшего.

Страница:  1  2  3  4  5  6  7 


Другие рефераты на тему «Государство и право»:

Поиск рефератов

Последние рефераты раздела

Copyright © 2010-2017 - www.refsru.com - рефераты, курсовые и дипломные работы