Агрессия

Вполне естественно, что такая ситуация в междуна­родном праве вызывает серьезные разногласия и в док­трине по поводу ответственности государств за междуна­родные преступления, среди которых особое место зани­мает преступление агрессии.

В доктрине существует довольно влиятельное направ­ление, признающее уголовный характер такой ответствен­ности. К примеру, иранский исследователь М. Фархад пр

и­знает за государством возможность предстать перед судом за совершение преступления агрессии. При этом в каче­стве особенностей государства как субъекта международ­ного уголовного процесса он называет долгое существова­ние (намного превышающее, как правило, человеческую жизнь), более явный характер нарушения норм международ­ного права и, следовательно, большую возможность дока­зательства совершения международного преступления со стороны государства, более высокий уровень гарантий возмещения причиненного ущерба по сравнению с индиви­дом, а также невозможность для государства укрыться от преследования в силу привязанности к определенной территории.

В качестве одного из возражений против концепции уголовной ответственности государств приводится тезис, что в случае ее признания «вся тяжесть правовых послед­ствий ложится не на виновных, а на все население, за действия преступной клики должен отвечать народ».

Подобная концепция имеет скорее моральную, чем юридическую, ценность и преследует цель осудить со сто­роны международного сообщества преступное поведение. Народ действительно претерпевает определенные и весьма значительные лишения, но «с юридической точки зрения обязательства, вытекающие из ответственности, налага­ются только на государство».

Суммируя все вышесказанное, необходимо отметить, что идея уголовной ответственности государств за совер­шение агрессии обуславливается практической ценности этой идеи – не оставить безнаказанным государство, обычно основной субъект международных преступлений: в качестве главной цели этой концепции можно считать обоснование специального режима ответственности госу­дарств за международные преступления, стремление выде­лить ее из общей теории ответственности государств за действия, нарушающие международное право.[6]

Таким образом, государство может совершить престу­пление агрессии в международном праве, но не может под­вергаться ответственности по международному уголовному праву, неся международно-правовую ответственность. В данном случае мы имеем дело с несовпадением понятий «субъект преступления агрессии» и «субъект ответствен­ности за агрессию».

Наконец, ст. 5 Проекта Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества прямо указывает на то, что государства несут ответственность только по между­народному праву («Судебное преследование лица за пре­ступление против мира и безопасности человечества не освобождает государство от ответственности по междуна­родному праву за действие или бездействие, вменяемое этому государству».). Тем более, что «ни одно положение … касающееся индивидуальной уголовной ответственности, не влияет на ответственность государств по международ­ному праву» (ч. 2 ст. 25 Римского Статута).

Таким образом, концепция уголовной ответственности государств за совершение преступления агрессии существует лишь в доктринальных разработках. Фактически реа­лизуется политическая (не в смысле оснований, а в смыс­ле процедуры принятия решений) ответственность го­сударств за агрессию. Само появление политической от­ветственности было вызвано в международном праве новой категорией правонарушений – международными преступлениями. Эта ответственность выходит за рамки традици­онной обязанности возместить ущерб и предусматривает меры превентивного характера и меры наказания. По спра­ведливому замечанию, «указанные меры носят репрессивный характер, но уголовными (на сегодняшний день) они не являются».

Практически таким же образом обстоит дело и с при­знанием юридического лица субъектом преступления агрес­сии по международному уголовному праву.

Более того, в Руководящих принципах в области пре­дупреждения преступности и уголовного правосудия в кон­тексте развития и нового экономического порядка (1985 г.) имеется следующее предписание: «Государства-члены должны рассматривать вопрос о предусмотренности уголов­ной ответственности не только для лиц, действовавших от имени какого-либо учреждения, корпорации или предпри­ятия … но и для самого учреждения, корпорации или пред­приятия путем выработки соответствующих мер предупреждения их возможных преступных действий и наказания за них».

Итак, международный документ признает, что юриди­ческое лицо может совершить преступление агрессии. Но как это лицо будет нести ответственность? Этот же доку­мент требует установить ответственность для юридиче­ского лица только в рамках национального закона - и при этом ничего не говорится о том, возможна ли ответствен­ность по международному уголовному праву.

Понятно, что ответственность юридического лица вполне допустима по международному праву (например, ма­териальная) - но об уголовной ответственности по между­народному праву речь идти не может. По крайней мере, на текущий момент.

Ученые, ратующие за введение уголовной ответствен­ности юридических лиц, подчеркивают что вред, причиняе­мый деятельностью юридического лица, значительно превы­шает вред, который может быть нанесен отдельным физиче­ским лицом. Противники уголовной ответственности юри­дических лиц прежде всего подчеркивают, что установ­ление уголовной ответственности юридических лиц не со­ответствует краеугольным принципам уголовного права - принципам личной и виновной ответственности. Уголовное право связывает ответственность со способностью лица, совершившего преступление, отдавать отчет в своих дей­ствиях и руководить ими, каковой обладают лишь люди.

В принципе, в международном уголовном праве воз­можно установление именно уголовной ответственности юридических лиц за совершение преступления агрессии – но, по справедливому замечанию В.В. Алешина, это «дело будущего».[7]

Мы полагаем, что юридические лица должны быть при­знаны официально и бесспорно субъектом уголовной ответ­ственности за совершение агрессии по международному уголовному праву: таковое признание позволит более по­следовательно и эффективно реализовывать задачи между­народного уголовного права как в международной, так и в национальной юрисдикции.

Принцип индивидуальной (личной) ответственности означает, что лицо несет ответственность по международ­ному уголовному праву в случае, если оно является ис­полнителем или иным соучастником преступления, а также если оно покушается на преступление.

Принцип индивидуальной ответственности физических лиц позволяет также добиться более последовательной дифференциации и индивидуализации ответственности за совершение акта агрессии по международному уголовному праву в зависимости от своего фактического участия в совершении деяния, а также от степени завершенности по­следнего.

В силу принципа индивидуальной ответственности лиц по международному уголовному праву, очевидно, что общим субъектом агрессии должен расцениваться любой человек, вне зависимости от каких-либо демографических, социальных, имущественных либо иных характеристик, совершивший это преступление и подлежащий ответственности по между­народному уголовному праву.

Страница:  1  2  3  4  5  6  7  8  9 


Другие рефераты на тему «Государство и право»:

Поиск рефератов

Последние рефераты раздела

Copyright © 2010-2021 - www.refsru.com - рефераты, курсовые и дипломные работы