Вече и княжеская власть в Киевской Руси

СОДЕРЖАНИЕ

Ведение

Глава 1. Церковно – государственные отношения в воззрениях

К.П. Победоносцева

Глава 2. Взгляды славянофилов и К.П. Победоносцева на

отношения Церкви и государства

Заключение

Источники

ВВЕДЕНИЕ

Смена идеологических и научных приоритетов, начавшаяся во второй половине 1980-х гг. привела к значительному увеличению количества ра

бот, посвященных истории и развитию русской консервативной мысли. На сегодняшний день по этой проблеме существует десятки монографий и статей. Не случайно и появление первого фундаментального библиографического обзора отечественных исследований и публикаций второй половины ХХ в., посвященных различным аспектам истории российского консерватизма конца XVIII - начала XX вв., подготовленного И.Л. Беленьким[1].

Повышенный интерес к проблеме русского консерватизма выразился как в общетеоретических трудах, так и в интересе к персоналиям. Особый интерес исследователей привлекает к себе фигура К.П. Победоносцева, обер - прокурора Святейшего Синода, воспитателя императоров Александра III и Николая II. По сложившейся традиции именно К.П. Победоносцева считают идеологом «контрреформ» 80 – 90-х гг. XIX в., повлекших революционный кризис начала ХХ в. Однако существует и иной взгляд на события и роль обер-прокурора в российской истории.

Примечательно, что обе позиции сформировались в историографии еще в дореволюционный период. Таким образом, основное исследовательское противоречие: позитивной или отрицательной была личность К.П. Победоносцева – сложилось еще в среде тех, кто наблюдал его деятельность и мог реально оценить её результативность. Однако, следует подчеркнуть, что эти полярные по сути точки зрения сложились в публицистике. Научная литература о личности и деятельности обер – прокуроре Св. Синода К.П. Победоносцеве, изданная в дореволюционное время, незначительна.

Одной из первых вышла книга В.В. Никольского «Литературная деятельность К.П.Победоносцева»[2]. Книга издана при жизни К.П. Победоносцева и поэтому автор старается воздерживаться от политической характеристики.

Из среды апологетов и единомышленников пришло мнение об огромном личном влиянии обер-прокурора на императора, что выдвигало К.П. Победоносцева на роль «главного идеолога» России в конце XIX – начале ХХ в. Его противники напротив, сразу увязывали просчеты во внутренней политике с именем обер – прокурора. Но следует отметить, что все авторы сходились в одном: они подчеркивали исключительную религиозность К.П. Победоносцева и четкое следование принципам организации церковной жизни. В дореволюционной историографии имя и деятельность К.П. Победоносцева связывались с проблемой церковных реформ.

В своей статье «К.П. Победоносцев. Материалы для биографии» Б.Б. Глинский автор старается дать всестороннюю характеристику Победоносцеву как человеку, ученому, писателю и государственному деятелю. В своей характеристике он старается быть объективным, но, в то же время, выступает против таких эпитетов, как «инквизитор, черный папа». «Немало содействовали такого рода репутации и самые представители церковной иерархии, радостно приветствовавшие его добрые начинания на пользу духовного сословия, но вместе с тем почувствовавшие, что отныне над ними бодрствует «недреманное царское око», от бдительного и острого взора которого не уйти и не укрыться»[3]. Б.Б. Глинский высоко оценивает деятельность К.П. Победоносцева на посту обер – прокурора Св. Синода, отмечает его стремление поднять жизнь и культурный уровень русского духовенства на ту высоту, которой оно должно соответствовать исходя из возложенных на него задач. «Духовенство должно быть поставлено на подобающую высоту, обеспечено в материальном положении…, ему должно быть вручено духовно – нравственное воспитание народа…»[4].

По-другому оценивает К.П. Победоносцева А. Амфитеатров в статье «Победоносцев как человек и государственный деятель»[5]. С первых строк автор статьи сравнивает Победоносцева с гранитной тумбой и с пустым местом: «… сделать характеристику г. Победоносцева … не проще, как описать гранит Александровской колонны или гранитные тумбы решетки в саду при Зимнем Дворце – это верх безвкусия и раззолоченной аляповатости… С именем г. Победоносцева в воображении русского человека сливается представление такой прямолинейности, определенности, жестокой, именно гранитной устойчивости…»[6]. Амфитеатров решительно выступает против признания Победоносцева ученым, литератором и политическим деятелем, выставляя его всего лишь старательным чиновником, окруженного мифом о его всесильности. «Ни одной непосредственной мысли, ни одной искры живого пылкого чувства, - все мертвые схемы, … пустота общих мест»[7]. В целом же статья А. Амфитеатрова напоминает скорее пасквиль, обвинительную речь прокурора, старающегося убедить суд в необходимости самого строго наказания обвиняемому. В предложенной статье нет даже намеков на объективность и попыток понять точку зрения К.П. Победоносцева. Скорее автор представил свое личное, не совсем этичное отношение к Победоносцеву. «За мою характеристику Победоносцева меня, конечно, будут ругать… С этими дураками, да они же, кстати, в большинстве, … мне говорить не о чем»[8].

Пытаясь оценить деятельность Победоносцева на посту обер – прокурора, Амфитеатров не устает подчеркивать образ Победоносцева как растлителя системы образования, чиновника от Церкви, пытавшегося Россию облечь в рясу, а Церковь одеть в чиновничий мундир.

Созвучно с Амфитеатровым пишет Е. Аничков[9] в статье «Победоносцев и православная Церковь». «Самодержавие для православия и православие для самодержавия», - к этой мысли сводит автор всю деятельность Победоносцева. Автор отмечает, что в результате деятельности Победоносцева авторитет русской церкви еще сильнее упал в обществе, от России отвернулись старообрядцы австрийского согласия и представители других религий, все русское общество отшатнулось от русского престола, поддерживаемого усилиями Победоносцева. «К чему привела политика Победоносцева, - резюмирует автор статьи. – должно быть сформулировано в словах: «Нет больше православия»… Убито в русском православии все, что еще оставалось в нем живого и плодоносного…»[10].прокурора, старающегося убедить суд в необходимости стамого строго наказания обвиняемому. , йности, определенности, жестокой

Начало систематическому изучению периода царствования императора Александра III было положено А.А. Корниловым, который уделил основное внимание социально-экономической стороне внутренней политики России. Оценивая личность К.П. Победоносцева, А.А. Корнилов указывает, что в 1860-х гг. он находился на позициях либерализма и принимал участие в разработке судебной реформы, а в 1880-х гг. он уже центр реакции. А.А. Корнилов ограничивается констатацией факта и не исследует причин резкого поправения К.П. Победоносцева. Останавливаясь на деятельности Победоносцева на посту обер – прокурора, А.А. Корнилов концентрирует свое внимание главным образом на ее политической составляющей. Из собственно церковно – реформаторской деятельности, он затрагивает только вопрос о попытке передачи начальной школы в руки духовного ведомства, что не произошло благодаря сильной дворянско – земской оппозиции.

Страница:  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 


Другие рефераты на тему «История и исторические личности»:

Поиск рефератов

Последние рефераты раздела

Copyright © 2010-2018 - www.refsru.com - рефераты, курсовые и дипломные работы