Взаимоотношения церкви и государства в трудах К.П. Победоносцева

Прежде всего, обращает на себя внимание само название этого сборника статей – «Московский». Что же хотел этим названием сказать автор?

Победоносцев явно старается противопоставить Москву и Петербург, что роднит его с московским кружком славянофилов, идейную связь с которым была вскрыта в статье О.Е. Майорова[57]. Примечательно, что в 50 – х гг. XIX века под общим названием «Московский сборн

ик» были изданы статьи И.В. Киреевского, одного из видных деятелей славянофильства.

Но это не только противопоставление двух городов. Это противопоставление двух Россий, двух цивилизационных центров: Московской Руси и Российской империи. С.Л. Фирсов считает, что «Победоносцев рассматривал так называемый «Синодальный период» как закономерное продолжение истории Русской Церкви эпохи Московского царства…»[58]. Однако такое противопоставление, заявленное уже в самом названии сборника, позволяет усомниться в верности такого вывода в частности и стереотипа мышления вообще, что мы и попытаемся сделать в дальнейшем.

Весьма любопытна и сама структура Сборника, который открывается статьей «Церковь и государство». Эту статью, пожалуй, можно считать не только вводной, но и тезисной. Все последующие статьи будут так или иначе «работать» на эту первую статью, раскрывать ее основные мысли и положения. Написана статья как ответ теоретикам либерального направления, выступающим за отделение Церкви от государства. В статье дано множество исторических примеров в виде иллюстративного материала. Основная же цель статьи – показать роль и значение Церкви в жизни государства, вскрыть природу государства и продемонстрировать возможные последствия этого разделения. Логика изложения статьи подводит к другой, немаловажной проблеме как понятие «свобода», смысл которого раскрывается уже в следующей статье сборника.

Условно все статьи сборника можно разделить на два блока. Первый блок от статьи «Новая демократия» до статьи «Новая вера и новые браки» носит преимущественно критический характер, в которых автор рассматривает основные черты нового устройства общества. Второй блок статей, хотя и содержит большую долю публицистической критики, все-таки, как кажется, более позитивен по своему характеру. Конечно, подобная классификация статей в сборнике условна, и вполне возможно, при желании, ввести другую классификацию. Однако никто из исследователей, насколько это известно автору, не пытался рассмотреть «Московский сборник» именно с этой точки зрения, то есть как некую систему, преследующую определенную цель в последовательном изложении, а не просто как случайную и хаотичную подборку оригинальных и переводных статей.

Уже было отмечено значение первой статьи «Церковь и государство» в системе подборки статей сборника. Она носит тезисный характер, как бы дает завязку для последующего изложения мыслей и взглядов автора – составителя. Формально эта статья разделена автором на шесть частей. Условно их можно назвать следующим образом:

- о природе Церкви и государства;

- Церковь и гражданское общество;

- положение Церкви в современном обществе;

- проблема симфонии между Церковью и государством;

- равенство различных религий перед государством;

- церковно-государственные отношения в условиях равноудаленности Церкви и государства.

Рассмотрим последовательно основные мысли, изложенные в этой статье.

Статья начинается с констатации очевидного факта: борьбы церковного начал с государственными. Эта борьба в силу особой тонкости своей природы, способна привести к серьезным, а подчас и разрушительным последствиям. Почему? – задается таким вопросом автор, и в поисках ответа он предпринимает попытку исследовать природу и сферу действия Церкви и государства.

Церковь и государство по своему происхождению имеют почти одинаковую природу. Но именно «почти» играет здесь значительную и важную роль. И Церковь, и государство – это союзы, общества людей. Но Церковь – это союз богоучрежденный, а государство – это гражданский союз. При этом важно различать Церковь как мистическое тело Христа, «как собрание христиан, органически связанных единством верования в союз богоучрежденный»[59] и церковь как социальный институт. Победоносцев высказывается именно за первое понимание этого термина.

Целью жизни человека, с точки зрения К.П. Победоносцева, является достижение единства духовной жизни, в котором, этом единстве, он, человек, полагает свои идеалы. Именно в этом идеале сокрыта иррациональная вера в свое спасение в Боге при помощи государства. Собственно задача государства, как союза гражданского, это создание условий для жизни духовной. Таким образом, происходит распространение понятия Церкви: Церковь как мистическое тело Христово, в котором совершается спасение через акт иррациональной веры, и церкви как социального института, как «… общества, соединенного в гражданский союз»[60] для этого спасения. Жизнь – это и есть деятельная вера, проявление веры. «Вера без дел мертва» -- пишет апостол Иаков (Иак. 2; 26), «… когда вы скажете ему (т.е. человеку, - прим. автора), что жизнь сама по себе, а вера сама по себе, и это понятие станете возводить в теорию жизни, - душа не примет такого понятия…»[61].

Таким образом, делает вывод автор, само понимание разделения Церкви и государства уже лживо. Оно раздваивает единство духовной жизни человека, вносит в него некий компромисс, некую сделку, уничтожает веру в государство.

Истоки этой борьбы Победоносцев видит в искажениях католицизма, когда, в ходе превратностей своего исторического развития, папство попыталось объединить власть духовную и власть политическую. Реакцией на такое противоестественное соединение стал протестантизм и атеизм, породивший идею об отделении и обособленном сосуществовании Церкви и гражданского общества.

Идея гражданского общества берет свое начало в новой истории в трудах французских философов – атеистов, порвавших с католицизмом в частности и с религией вообще. Но… порвать с верой невозможно. Отрекшись от Христа, эти философы стали верить в силу собственного разума. Они создали религию, в которой нет места для Бога. Таким образом, вместо богоуподобления, основной цели жизни христианина, она занялись самообожествлением.

Реальным воплощением идей французских философов стала Французская революция, в крови и слезах создававшая гражданское общество и демократию. Борьба с социальными институтами, и с церковью в том числе, вылилась в борьбу с людьми, с принципами и с Церковью, как основным принципом государства, потому что государство по своей природе и есть церковь. Французская революция, если развивать мысль Победоносцева, решила построить гражданское общество (=Церковь) без Церкви.

Обращаясь к идее отделения Церкви от государства, Победоносцев отмечает неопределенность в терминологии – а что под этим надо понимать? «Если дело состоит в более точном разграничении гражданского общества с обществом религиозным, церковным, духовного со светским, о прямом и искреннем размежевании, без хитростей и без насилия, - в таком случае всю будут стоять за такое отделение. Если, становясь на практическую почву, хотят, чтобы государство отказалось от права поставлять пастырей Церкви и от обязанности содержать их – это будет идеальное состояние, к которому желательно перейти, которое нужно подготовлять к осуществлению при благоприятных обстоятельствах и в законной форме…. Государство, в сущности, только держит за собою это право, но оно ему не принадлежит»[62]. Как не вспомнить здесь евангельские слова: «Воздавайте Богу богово, а кесарю кесарево» (Мф. 22; 21) и многочисленные канонические правила, осуждающие вмешательство гражданских властей во внутренние дела Церкви.

Страница:  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 


Другие рефераты на тему «История и исторические личности»:

Поиск рефератов

Последние рефераты раздела

Copyright © 2010-2018 - www.refsru.com - рефераты, курсовые и дипломные работы