Внутренняя и внешняя политика России в XVII веке

Навстречу из Москвы валила еще одна многотысячная толпа, настроенная гораздо воинственнее. Мелкие торговцы, мясники, хлебники, пирожники, деревенские люди вновь окружили царя Алексея Михайловича и на сей раз уже не просили, а требовали выдать ей изменников на расправу, угрожая «будет он добром им тех бояр не отдаст, и они у него учнут имать сами, по своему обычаю». Однако, в Коломенском уже поя

вились стрельцы и солдаты, отправленные боярами на выручку. Поэтому, когда Алексею Михайловичу стали угрожать, он возвысил голос и велел стольникам, стряпчим, жильцам и стрельцам рубить мятежников. Безоружную толпу загнали в реку, более семи тысяч человек были перебиты и захвачены. Розыск в связи с «медным бунтом» не имел прецедентов. Всех грамотных москвичей заставили дать образцы своего почерка, чтобы сличить их с «воровскими листами», послужившими сигналом для возмущения. Впрочем, зачинщиков так и не нашли. «Медный бунт» был выступлением городских низов. В нем приняли участие ремесленники, мясники, пирожники, крестьяне пригородных сел. Из гостей и торговых людей «к тем ворам не пристал ни один человек, еще на тех воров и помогали, и от царя им было похваление». Несмотря на беспощадное подавление бунта, он не прошел бесследно. В 1663 г. по царскому указу медного дела дворы в Новгороде и Пскове были закрыты, а в Москве была возобновлена чеканка серебряной монеты. Жалование всяких чинов служилым людям опять стали выплачивать серебряными деньгами. Медные деньги изъяли из обращения, частным лицам было велено их переплавить на котлы или приносить в казну где за каждый сданный рубль платили 10, а позже еще меньше – 2 деньги серебром.

Движение под предводительством С. Разина

«Соляной» и «медный» бунты ограничились пределами столицы. Гораздо больший размах имели народные волнения начала 70‑х годов, начавшиеся с казачьих районов.

В XVII в. отношения Московского государства с казачеством, в частности с Донским казачеством, было весьма неоднозначным. Исторически казачество сформировалось из людей, выбравших свободу, из тех, кто ушел на окраину государства от цепких рук воевод и подьячих. Там, в степи, кончалась власть помещиков и вотчинников над беглыми крепостными. «С Дону выдачи нет» – таков был казачий закон, с которым были вынуждены считаться московские власти. Неудивительно, что казачество являлось неспокойным элементом, всегда готовым взволноваться. Достаточно вспомнить участие казачьих отрядов в Смуте начала века, когда атаманы Заруцкий и Трубецкой решали судьбы страны. С другой стороны, правительство, опасаясь казаков, как людей, склонных к мятежам и бунтам, вместе с тем использовало их как военную силу, прикрывавшую южные рубежи государства. Для этих целей казаков снабжали хлебом, порохом и другими боеприпасами, и время от времени «жаловали № их из Москвы сукном или деньгами. Таким образом, часть казачества постепенно стала включаться в круг служилых людей «по прибору», теряя традиционную враждебность к властям.

Одновременно возрастала неоднородность самого казачества. Социальное расслоение на Дону привела к появлению так называемого «домовитого» казачества, как правило из старожилов, оседлых и наживших имущество. В руках «домовитых» была власть на Дону, из них выбирали наказных атаманов, они играли главенствующую роль при обсуждении дел в казачьем «кругу». Антагонистами домовитой верхушки были» голутвенные» казаки, или голытьба, чаще всего из пришлых, недавно появившихся на Дону гулящих людей. Им, поскольку они ничего не имели, нечего было и терять, а потому в их среде всегда находил горячий отклик призыв к разбою и грабежу. Кроме того, среди голутвенных было много беглых крестьян и холопов, бродяг, попробовавших и батогов и кнута, насидевшихся в темницах и люто ненавидевших бояр, дворян, воевод и приказных людей. Точно так же, как во время городских восстаний «лучшие» посадские люди не поддерживали «молодших» – городские низы, так и на Дону «домовитое» казачество было против смуты и при первом же удобном случае переходило на сторону царских властей и выдавало зачинщиков из голытьбы.

Обычно голутвенные, голые подчас в прямом смысле этого слова, казаки добывали себе «зипуны» в военных набегах на татарские и турецкие владения. На ладьях они проскальзывали по Дону в Черное море и разоряли прибрежные поселение. Такие набеги на басурман Москва поощряла, по крайней мере неофициально, даже в те годы, когда с Крымским ханством и Османской империей был мир. Но в 60‑е годы турки возвели в низовьях Дона две мощные сторожевые башни – «Оплот Ислама» и перегородили реку цепями. Выход в море был заперт, и голутвенным поневоле пришлось искать добычи в других местах. С этого момента воеводы все чаще стали сообщать о появлении в русских уездах шаек «воровских людей». Иной раз такие набеги были удачными для казаков. Так, в 1666 г. атаман Василий Ус с отрядом из пятисот человек дошел до Тулы, пограбил окрестности и безнаказанным вернулся назад. Впоследствии атаман Ус стал одним из сподвижников Стеньки Разина.

Вождь восстания Степан Тимофеевич Разин был из коренных донских казаков из станицы Зимовейской (сто лет спустя в той же станице родился Емельян Пугачев). Надо отметить, что о жизни Разина сохранились лишь отрывочные сведения, например, известно, что в 1661 г. он по поручению Войска Донского участвовал в переговорах с калмыками и в том же году побывал на далеком севере, совершив паломничество на Соловецкие острова. Уже по одному этому можно судить, что он легким на подъем и дальних странствий не боялся. Все остальное за отсутствием реальных фактов из биографии Разина домыслила народная фантазия. Люди, лишенные крова, зачастую голодные, готовые на всякий бунт и разбой, нашли в нем своего «батюшку».

Весной 1667 г., собрав вокруг себя несколько сот голытьбы, Разин отправился за добычей на Волгу. Ватага засела в засаду около Камышина (в народе эти места получили названия «бугров Стеньки Разина» и напали на большой караван судов, среди которых были царские и патриаршие. Был разграблен струг богача Шорина с казенным хлебом, освобождены ссыльные, которых везли закованными в цепи. Начальные люди были зарублены или повешены. В результате почти все ярыжки и стрельцы присоединились к казакам.

Начав свой поход всего на четырех стругах, разинцы теперь плыли грозной флотилией из тридцати пяти судах. Их уже насчитывалось около двух тысяч человек. Стенька был атаманом; есаулом у него – Ивашка Черноярец. Флотилия спустилась вниз по Волге, выплыла в Каспийское море и вдоль побережья подошла к устью Яика. Взяв хитростью Яицкий городок, казаки по приказу Разина расправились со стрелецким головой Яцыном и теми, кто не захотел к ним примкнуть – более ста семидесяти человек были выведены к глубокой яме, зарублены и брошены вниз.

Каспийская экспедиция Разина не выходила за рамки казачьего «похода за зипунами». Обычно казакам либо было суждено сложить буйные головы в чужих землях, либо вернуться домой с богатой добычей, где их ждал теплый прием. Удачливым атаманам многое сходило с рук, и они, несмотря на совершенные преступления против власти, часто получали полное прощение и брались на государеву службу. Таким способом, начиная еще со времен Ермака Тимофеевича, Московское царство расширяло свои пределы и осваивало новые территории. В случае с Разиным все шло по накатанной колее. Встревоженным персидским властям сообщили, что в шахских владениях промышляют воровские люди, к действиям которых Москва не причастна. Одновременно с этим астраханский воевода князь С.И. Львов вступил с Разиным в переговоры, обещая полное прощение. Разин принял это предложение и вернулся из персидских владений в Астрахань. 25 августа в

Страница:  1  2  3  4  5  6  7  8 


Другие рефераты на тему «История и исторические личности»:

Поиск рефератов

Последние рефераты раздела

Copyright © 2010-2018 - www.refsru.com - рефераты, курсовые и дипломные работы