Заимствованные компоненты и их роль в русском словообразовании

Словообразование в высшей степени подвижно, в его системе заложены большие потенции, реализация которых практически не ограничена. Именно поэтому в активные периоды жизни языка они особенно дают о себе знать.

Наибольшей устойчивостью обладают общие способы словооб­разования. Более изменчивы и подвижны типы словообразования в рамках стабильных способов. Даже сам тип может использоваться как

определенный образец для образования нового слова, напри­мер бомжатник по образцу лягушатник; ельцинизм по образцу фрейдизм, тамиздат, самиздат по образцу госиздат, Политиздат; читабельный, носибельный, смотрибельный по образцу операбельный (в выступлении Е. Примакова — даже так: политика резонабельна) луноход, марсоход по образцу землеход и др.

Как видим, способы словообразования, типы и даже формаль­ные словообразовательные средства (суффиксы) черпаются в са­мой словообразовательной системе, собственно новыми оказыва­ются только номинации, единицы наименования, созданные «по образу и подобию». В словообразовательные процессы, таким об­разом, вовлекаются новые именования.

В этих процессах активно обнаруживается связь лексического (даже семантического) уровня языка и грамматического, словооб­разовательного. Например, можно наблюдать расширение слово­образовательных моделей, произведенных от слов в новых зна­чениях. Если взять хотя бы слово челнок, то получим следующую картину: челнок в значении «деталь ткацкого станка» дает только одно звено в словообразовательной цепочке — челночный; новое значение слова челнок (перекупщик) в современном просторечии значительно увеличивает цепочку, расширяя словообразователь­ные возможности данной мотивирующей основы: челночник, челночница, челночиха, сочелночники, почелночить, да и сочетательные возможности прилагательного челночный тоже расширяются: чел­ночный бизнес, челночный маршрут, челночная операция, челночные перевозки. Слово тусовка (вариант тасовка), ставшее общеразго­ворным, породило целую семью слов, стилистически еще более сниженную, т.е. слов на уровне арго: тус, тусман, тусняк, тусов-щик, тусовый, туснуться, тусоваться, тусейшен (тусейшн).

В качестве словообразовательного новшества можно признать и повышение продуктивности тех или иных словообразовательных моделей, что, безусловно, вызвано причинами социального плана. Интенсивность «эксплуатации» отдельных словообразовательных моделей в современной периодической печати — явление бесспор­ное. Элемент языковой моды здесь очевиден. Например, малоупот­ребительный в прошлом суффикс -ант при обозначении лица стал очень активным: подписант, амнистант, реабилитант, эксплуатант, нобелиант (у М. Арбатовой), отьезжант, выезжант (у М. Арбатовой), номинант^ути, например, чрезмерно расширя­ется круг бессуффиксных образований среди отглагольных форм: отлов, выгул, выпас, прикид, напряг, закуп, подклад, обжиг, подогрев. Ср. обжигание — обжиг, промывание — промыв, подогревание — подогрев.

Такие формы очень характерны для речи профессиональной. Но данная словообразовательная модель проникает в общеупотре­бительный словарь, правда, чаще на уровне просторечия и обще­городского арго: быть в отпаде; полный отпад; посыл газеты; схлопотать принуд; получить отлуп; иметь хороший прикид. По аналогии появились и формы от прилагательных: наив, серьез (ср.: на полном серьезе); интим, беспросвет, нал, безнал, афган, неформал, инфантил, то же среди терминов: термояд, негабарит, конструктив, криминал и др. Пример: Он глянул вскользь (не в глаза, много чести — в промельк), мол, ждут тебя уже достаточно долго (В. Маканин). Много подобных образований можно обнаружить в рамках окка­зионального употребления. Например, большой материал в этом отношении дает «Русский словарь языкового расширения» А И. Сол­женицына. Автор явно недоволен «нахлыном международной анг­лийской волны» и представляет словесный материал, опираясь на «утерянные богатства» русского языка. Повышенное внимание в словаре, по словам самого создателя, уделено отглагольным име­нам и наречиям. Вот некоторые примеры: вздым (от вздыматься), взмёт (от взметнуться), взым (от взымать), взыск (от взыскивать) и т.п.

Влиянием социального фактора можно объяснить заимствова­ние некоторых словообразовательных элементов иноязычного происхождения. Случай в принципе для словообразования крайне редкий, если, конечно, не считать суффиксы и приставки лат. и греч. происхождения, приобретшие международный характер. На­пример, модным стало английское слово ГЕЙТ .В качестве нарицательного наименования крупного политического скандала элемент ГЕЙТ стал словообразующим в наименованиях типа Ирангейт, Израильгейт, Панамгейт, Кольтгейт, Моникагейт, Кремлегейт (или Кремлевские уотергейты). Московский уотергейт (МК, 1996, 16 февр.); Кремлегейт: закрыть нельзя расследовать (передача на НТВ, 2000, 12 сент.). Пример из Литературной газеты (1999, 1—7 сент., автор В. Надеин); Руссогейт: подарок судьбы, который Россия не вправе упускать; Моторгейт — заголовок статьи о скандале, связанном с передачей американской авиастроительной корпора­ции важных секретных разработок пермских моторостроителей (Версия, 2000, 7—13 марта) или один из подзаголовков материала о бизнесмене В. Кириллове: «Кремлингейт — об исчезновении де­нег, предназначенных для реконструкции Большого Кремлевского дворца»» (Версия, 2000, 14—20 марта).

Современные средства массовой информации оказались средото­чием тех процессов, которые происходят в русском языке, в том числе в его словообразовании. Более того, именно газета, резко изменившая свой облик и направленность, стимулирует эти процессы, расшаты­вая привычные рамки сложившейся системы. И хотя способы, типы и средства словообразования в принципе остаются прежними, актив­но изменяется характер именований, которые образуются с помощью этих способов и средств. В известные словообразовательные типы вливается все новый и новый лексический материал. Характерно и то, что функционально этот материал значительно расширился — используются единицы, находящиеся на границе литературного языка (разговорный литературный язык), и единицы, выходящие далеко за пределы литературного языка (просторечие, жаргоны). На этом огромном языковом материале активизируется словотворчест­во, с одной стороны, реализующее потенциал языка, с другой — порождающее ситуативные окказионализмы.

1.2. Окказиональные способы словообразования

Комплексный анализ новых производных слов неизбежно в каче­стве составляющей включает рассмотрение тех словообразовательных механизмов языка, работа которых была востребована в каждом кон­кретном случае словопроизводства.

Если словообразовательная характеристика узуальных слов отра­жает реализацию ресурсов, накопленных словообразовательной системой языка, то характеристика окказионализмов (новообразований), в особен­ности в газетно-публицистическом стиле (поскольку он представляет собой своеобразный полигон речедеятельностных возможностей язы­ка) - выявляет в полной мере резервы этой словообразовательной систе­мы, «потенциал ее будущего развития» [8, 9].

Страница:  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10 


Другие рефераты на тему «Иностранные языки и языкознание»:

Поиск рефератов

Последние рефераты раздела

Copyright © 2010-2018 - www.refsru.com - рефераты, курсовые и дипломные работы