Виды исполнителей и их уголовная ответственность

Позднее, на базе обобщения этого материала, были сформулированы общие нормы соучастия. Постановлением НКЮ от 12 декабря 1919г. были приняты «Руководящие начала по уголовному праву», где вопросам соучастия был посвящен 5 раздел, и в ст. 21 указывалось, что «за деяния, совершенные сообща группой лиц (шайкой, бандой, толпой), наказываются как исполнители, так и подстрекатели и пособники. Меры нака

зания определяются не степенью участия, а степенью опасности преступника и совершенного им деяния»[6]

Необоснованность этого положения одним из первых отметил А.Я. Эстрин.[7] Данное понятие соучастия ограничено в двух направлениях: во-первых, оно охватывает лишь соучастие в форме участия в организации, и участие в толпе; во-вторых, оно ограничивает критерий наказуемости соучастников.

Дальнейшее развитие институт соучастия нашел в Уголовном кодексе РСФСР 1922г. Вопросам соучастия были посвящены ст. ст. 15,16 УК РСФСР, где в частности указывалось, что «за преступления наказываются как исполнители, так и подстрекатели, и пособники. Мера наказания каждому из этих соучастников преступления определяется как степенью участия, так и степенью опасности преступника и совершенного им преступления».[8]

Ст. 16 УК РСФСР давала определение отдельных соучастников, которое с незначительными отклонениями воспроизводило формулировки «Руководящих начал». Содержалось указание на три вида соучастия: исполнение преступлений, подстрекательство и пособничество.

Подробно регламентировалась ответственность отдельных соучастников разделом «О преступлениях против порядка управления», где предусматривалась ответственность организаторов и участников банд (ст. 76 УК РСФСР). Кодекс проводил резкую грань о наказуемости, с одной стороны, подстрекателей, руководителей и организаторов и, с другой стороны – прочих участников. Наказание первых во всех случаях значительно выше наказания прочих участников.

При сопоставлении этих норм Уголовного кодекса можно заметить, что для определения соучастия употреблялись не одни и те же разъясненные в общей части термины. Так, ст.15, 16 УК РСФСР узнают три вида соучастников: подстрекатель, исполнители и пособники. В то же время, в ст. 25, 183 УК РСФСР говорится о «группе», «шайке», «банде»; ст. 60 УК РСФСР упоминает «организацию»; а ст. 80, 85 УК РСФСР указывают на преступления « организованные по взаимному или предварительному соглашению».[9]

В 30-е годы, которые ознаменовались пиком беззакония, границы соучастия все более расширялись. Так, введенная в действие 8 июня 1934г. ст. 58 (измена Родине) стала необходимым теоретическим обоснованием так называемого «широкого» понятия соучастия. Для него не требовалось ни вины, ни причинной связи между соучастниками. Главным проповедником этой концепции был А.Я. Вышинский – в 30-е годы Прокурор СССР и государственный обвинитель по крупнейшим делам о контрреволюционных преступлениях.

Впервые в истории уголовного законодательства понятие соучастия было дано в Основах уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1958г., где ст. 17 определяла соучастие как «умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении преступления».[10] Это определение впоследствии нашло свое отражение и в Уголовном кодексе 1960г.

Основы уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик (1958г.), внесли принципиальные изменения в институт соучастия. Впервые в российском законодательстве были определены общее понятие соучастия (как умышленного совместного участия, двух и более лиц в совершении преступления) и понятие организатора и руководителя преступления.

Дальнейшее развитие уголовной ответственности за совершение преступления в соучастии позволило более детально конкретизировать понятие соучастия и форм преступной деятельности. Так, ст. 20 Основ уголовного законодательства РФ. Такая форма совместной преступной деятельности, как организованная группа, законодательно была сформулирована в ст. 20 Основ уголовного законодательства РФ принятых 2 июля 1991г.

Однако предшествующий ныне действующему кодексу, Уголовный кодекс РСФСР принятый в 1960 году, имел всего лишь одну статью, регламентирующую и отражающую преступное поведение подпадающее под понятие соучастие.

За весь период действия УК РСФСР 1960г. в него неоднократно вносились изменения и дополнения. Но, несмотря на это, Уголовный кодекс не мог удовлетворить требования, выдвигаемые сегодня, в связи с чем появилась необходимость издания нового Уголовного кодекса. В УК РФ, принятом 24 мая 1996г., институт соучастия выделен в главу VII, в которой пять статей (ст. 32-36 УК РФ) определяют: общее понятие соучастия, его формы, виды соучастников, а также основание для их ответственности.

Таким образом, можно сделать вывод, что институт соучастия прошел долгий и тернистый исторический путь развития, начиная с самого зарождения Древнерусского государства и уголовного права. В каждый отдельно взятый исторический период, данный институт изменялся и дополнялся с целью удовлетворения существующим условиям. В результате, в современном уголовном законодательстве институт соучастия выделен в отдельную главу основного уголовного закона.

Понятие и признаки соучастия

§1. Понятие соучастия

Ст.32 УК РФ определяет соучастием в преступлении как умышленное совместное участие двух и более лиц в совершении умышленного преступления.

В ст.32 и 33 УК РФ законодатель наиболее детально обрисовал институт соучастия, определив характер действий и степень участия каждого из соучастников при распределении ими ролей.

И.И. Карпец выделяет еще соучастие особого рода (sui generis), связанное с длительной деятельностью, участием в преступной организации, со сложными формами связи между соучастниками, глубокой конспирацией, при которой одни соучастники могут не знать, что делают другие, данный вид соучастия присущ многим преступлениям международного характера[11].

М.Д. Шаргородский утверждает, что «необходимость включения в уголовное законодательство норм, регулирующих институт соучастия, определяется тем, что в объективной действительности значительное число преступлений совершается не одним, а несколькими лицами, и представляется необходимым разрешить вопрос о наказуемости деяний, которые не предусмотрены статьями Особенной части». Исключение из института соучастия соисполнительства Шаргородский объясняет тем, что в этом случае для уголовно-правовой квалификации содеянного статьи Особенной части будет достаточно. В то же время, он относит к институту соучастия преступную организацию, хотя при квалификации действий участников такой организации также не требуется ссылка на статьи Общей части.

Следует учитывать, что соучастие это не просто объединение действий, но и взаимная поддержка соучастников и объединенное давление на потерпевшего. Поэтому в числе обстоятельств, отягчающих наказание (п. «в» ст.63 УК), законодатель указывает и на совершение преступления в составе группы лиц, группы лиц по предварительному сговору, организованной группы или преступного сообщества (преступной организации). Однако в соответствии с принципами уголовного права социальная оценка содеянного, а, следовательно, и назначаемая мера наказания дается не абстрактной группе лиц в целом, но действиям конкретно определенных и персонифицированных лиц.

Страница:  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13 


Другие рефераты на тему «Государство и право»:

Поиск рефератов

Последние рефераты раздела

Copyright © 2010-2017 - www.refsru.com - рефераты, курсовые и дипломные работы