Мир на пороге ХХ века

К концу XIX в. преимущества индустриальной цивилизации, утвердившейся в ряде стран Европы и в США, становились все более очевидными. Этот тип цивилизации гарантировал обществу не только относительно стабильный уровень жизни, но и широкий комплекс прав, в том числе право владеть и распоряжаться частной собственностью. Это право укрепляло веру человека в себя, в свои возможности, в определенном

смысле становясь объективным мерилом последних.

Политика социальных реформ, все активнее проводившаяся в ведущих странах (Англии, Германии, США и др.), способствовала смягчению напряженности в обществе. Государство и общество все крепче связывали взаимные интересы, что обеспечивало эволюционный путь развития ведущих индустриальных стран и сводило к минимуму опасность возникновения внутренних конфликтов. Общество постепенно становилось гражданским, т. е. создавало независимую от государственного аппарата систему организаций и массовых движений, отстаивавших права и интересы граждан.

Но гражданское общество не было альтернативой государственным институтам, а как бы дополняло их, порой даже предопределяя их развитие. Так, борьба профсоюзов за расширение прав рабочих нередко вынуждала власти вносить изменения в официальное рабочее законодательство, а движение за эмансипацию женщин (т. е. их равноправие в политической и общественной жизни) — учитывать требования этого движения.

Выйдя на высокий уровень экономического развития, государства индустриального «центра» по-прежнему стремились использовать для укрепления своей экономики все новейшие достижения науки и техники. Но страны «полупериферии», спешившие попасть в состав «центра», порой оказывались в более выгодном положении: ведь начиная развивать новые для себя отрасли экономики, они сразу же оснащали их согласно передовым технологиям. А старым странам «центра» приходилось многое перестраивать в десятилетиями складывавшихся структурах. Поэтому на рубеже XIX—XX вв. Япония, Россия, Австро-Венгрия и другие страны, стремившиеся догнать «центр», добились крупных успехов в развитии промышленности. А Германия, начавшая этот рывок вперед еще раньше, сумела выйти на второе место в мире по валовому объему промышленной продукции.

Первое же место к концу XIX в. прочно закрепилось за США, темпы развития которых после Гражданской войны 1861—1865 гг. постоянно ускорялись. Англичане, чье первенство долгое время было неоспоримым, откатились на третье место. Они явно не выдерживали таких высоких темпов, не успевали своевременно внедрять в производство новые технологии. Если, например, к началу XX в. промышленность США, Германии и некоторых других стран в значительной мере перешла на использование электроэнергии, то основной энергетической силой британской промышленности по-прежнему оставался пар.

Англия проигрывала Германии и США и в борьбе за рынки сбыта. Англичане торговали по старинке, а немецкие и американские коммерсанты внимательно изучали местный спрос, потребности рынка, предоставляли оптовым покупателям льготные и долгосрочные кредиты. Товары Германии и США по всему миру теснили английские, в том числе в самой Англии и ее колониях.

Особенно поражали экономические успехи США. По выплавке чугуна и стали, добыче каменного угля США к началу века оставили далеко позади ведущие державы Европы и продолжали увеличивать разрыв. В стране стремительно росла протяженность железных дорог,

США стали родиной массового автомобилестроения. Знаменитый предприниматель Г. Форд, усовершенствовав изобретение немецких инженеров Г. Даймлера и К. Бенца, сконструировал автомобиль и в начале века наладил серийное производство. Уже к 1915 г. с конвейеров заводов Форда сходило до 250 тыс. автомобилей в год. Их стоимость постоянно снижалась, и покупка автомобиля становилась доступной все более широким слоям населения. Развитие сети шоссейных дорог укрепляло единый внутренний рынок США, что способствовало экономической и социальной стабильности в стране. К концу XIX в. средний заработок американских рабочих составлял примерно 700 долларов в год при прожиточном минимуме 150 долларов. Интересы американских рабочих с начала 1880-х гг. защищали сильные профсоюзные объединения во главе с самым крупным из них —Американской федерацией труда (АФТ).

Во внешней политике США в целом продолжали руководствоваться изоляционистскими принципами доктрины Монро 1823 г. Напомним, что, согласно этой доктрине, США ограничивали зону своих интересов Западным полушарием, добровольно устраняясь от участия в европейских делах. Это вполне устраивало американские торгово-промышленные круги: ведь еще не были исчерпаны возможности внутреннего рынка самих США и молодых государств Латинской Америки. А внешнеполитическая экспансия в отличие от чисто торговой грозила непредсказуемыми осложнениями.

И тем не менее в США, как и в других ведущих странах «центра» (прежде всего в Германии, Англии и Франции), постоянный рост производства промышленной продукции диктовал необходимость экономической экспансии, которая в условиях того времени так или иначе шла бок о бок с политической. А процесс экспансии, в свою очередь, вел к столкновению интересов разных держав: ведь поделить новые территории и рынки сбыта «поровну» было физически невозможно. Следовательно, при любом таком дележе появлялись, условно говоря, довольные и обиженные. Первые стремились закрепить достигнутое, а вторые жаждали реванша, нового передела. В этот балансирующий на грани конфликта спор спешили включиться и некоторые страны «полупериферии» (Россия, Япония и др.), понимавшие, что главная добыча им не по зубам, но не желавшие упустить возможность получить свой «кусок».

Возникновение враждебных блоков

Вусловиях постоянного противоборства интересов особое значение приобретало формирование сильных союзов и блоков. Участие в них позволяло ведущим странам еще больше укрепить свои позиции, а у государств послабее повышались шансы на успех.

К началу XX в. в Европе сложились два основных блока. Стремительно усиливавшаяся Германия еще в 1879 г. заключила союз с Австро-Венгрией, а в мае 1882 г. к ним присоединилась и Италия. Так возник Тройственный союз — одна из основных сил в будущей мировой войне.

В то время Россия была связана с Германией и Австро-Венгрией так называемым союзом трех императоров. Но это был всего лишь договор о взаимном нейтралитете на случай войны с другими державами. А Тройственный союз подразумевал военную взаимопомощь его участников. Поэтому Россия не без оснований увидела в нем угрозу для себя. Встревожена была и Франция, где еще хорошо помнили обидное поражение во франко-прусской войне 1870 г. В августе 1891 г. Россия и Франция заключили союз, который в декабре 1893 г. был дополнен военной конвенцией. Франко-русский союз стал противовесом Тройственному.

После долгих колебаний традиционно осторожная в выборе партнеров Англия в апреле 1904 г. вступила в союз с Францией, а в августе 1907 г. — и с Россией. Возникший в итоге блок стали называть Тройственным согласием (Антантой). Наличие в центре Европы двух мощных военных группировок с во многом противоположными интересами делало войну почти неизбежной, хотя ни одна сторона не торопилась ее начинать.

Страница:  1  2  3 


Другие рефераты на тему «История и исторические личности»:

Поиск рефератов

Последние рефераты раздела

Copyright © 2010-2019 - www.refsru.com - рефераты, курсовые и дипломные работы