Рабочее движение в России в последней четверти XIX в.

Содержание

стр.

1. Вступление 1

2.Три течения в народничестве 1

3. Народнические организации 70-х гг. 3

4. Внутреннее положение России после русско-турецкой войны 4

4.1.Оживление либерального движения 4

4.2.Процесс Веры Засулич 5

4.3. Революционеры и власть 6

4.4. “Диктатура сердца”. М. Т. Лорис-Меликова 7

4.5. Конец реформ, конец “Народной

воли” 9

4.6. Рабочий и рабочее движение 10

4.7. Либеральное движение в конце ХІХ в. 12

4.8. Либеральное народничество 14

5. Заключение 15

6. Литература 16

Вступление

Россия. Последняя четверть XIX в. Правление Александра II. Во все сферы общественной жизни активно внедряются реформы, выводящие страну на качественно новый уровень развития.

Хрупкий баланс сил был нарушен выстрелом Д.В.Каразокова в Александра II, открыв тем самым целый период охоты революционеров на,,царя-освободителя.,, Революционное движение оказалось основным противодействием в период корректировки реформ.

В народничестве выявились три главных идеолога (П. Л. Лавров, М. А. Бакунин и П. Н. Ткачев) и три течения: пропагандистское, бунтарское и заговорщическое.

Петр Лаврович Лавров (1823—1900) был профессором математики Артиллерийской академии, имел звание полковника. Был близок к Чернышевскому. В “Исторических письмах” он высказал мысль о “неоплатном долге” перед народом. Каждый образованный человек, писал он, должен постоянно помнить об этом долге, должен критически воспринимать окружающую действительность и добиваться, чтобы жизнь строилась на основе “истины и справедливости”. В конечном счете, считал Лавров, весь исторический прогресс — это результат усилий “критически мысля­щих личностей” (т.е. интеллигенции).

Лавров разделял веру в социалистическую утопию, само­бытность исторического развития России, общину как основу ее будущего строя, второстепенность политических вопросов перед социальными. Он до конца своих дней выступал за революцию. Вместе с тем сурово критиковал революционный авантюризм. Он указывал, что нельзя “торопить” историю. Поспешность в подго­товке революции не даст ничего, кроме крови и напрасных жертв. Революция, считал Лавров, должна готовиться теоретическими работами интеллигенции и ее неустанной пропагандой среди народа.

М. А. Бакунин в 60-е гг. участвовал в международном социалистическом движении. Теория разрушения, которую он давно вынашивал, оформилась у него в законченное анархистское учение. Он считал, что все современные государства построены на подавлении человека. Никакие реформы не изменят их сущности. Их следует смести революционным путем и заменить свободными автономными обществами, организованными “снизу вверх”. Бакунин требовал передачи всей земли земледельцам, фабрик, заводов и капиталов — рабочим союзам, уравнения прав женщин с мужчинами, упразднения семьи и брака, введения общественного воспитания детей.

В 1869 г. Бакунин познакомился со студентом Сергеем Нечаевым, который утверждал, что бежал из Петропавловской крепости. Нечаев проповедовал, что революционер должен подавить в себе все человеческие чувства, разорвать с законами, приличиями и моралью существующего строя. Для достижения высоких целей, говорил он, не следует пренебрегать никакими средствами, даже теми, которые считаются низкими.

В 1869 г. Нечаев поехал в Россию, чтобы воплотить в жизнь свои замыслы. Он обосновался в Москве и собрал осколки ишутинского кружка. Свою Организацию Нечаев разбил на “пятерки” и построил их в иерархическом порядке. Нижестоящая “пятерка” подчинялась вышестоящей, зная только одного ее члена, который доводил до нее приказания сверху и следил за их исполнением. Главный кружок состоял тоже из пяти человек и получал приказания от Нечаева, который выдавал себя за представителя “центрального комитета”. Одного из членов “главной пятерки”, студента И. Иванова, Нечаев заподозрил в отступничестве и велел убить, чтобы “сцементировать кровью” свою организацию. Убийство было совершено, но замести следы не удалось и Нечаев бежал за границу (в 1872 г. выдан России).

Следствие выявило неприглядную историю нечаевского детища, и правительство решило вынести дело на открытый суд. На скамье подсудимых оказалось 87 человек. Четверых (членов “главной пятерки”) суд приговорил к каторжным работам, 27 человек— к тюремному заключению на разные сроки, остальные были оправданы. Вскоре вышел роман Ф. М. Достоевского “Бесы”, написанный под впечатлением от процесса. Нечаевщина оказалась не случайным эпизодом, а симптомом опасных явлений, назре­вавших в революционном движении.

Бакунин после нечаевской истории сосредоточил свою деятель­ность в революционном движении на юге Европы. Наиболее податливыми на пропаганду анархизма оказались неквалифициро­ванные слои рабочих, а также люмпен-пролетариат. Бакунин сделал на них основную ставку и объявил авангардом рабочего движения. В России он связывал свои надежды с крестьянством. Русского крестьянина он считал “прирожденным социалистом”. Среди народа, утверждал Бакунин, наиболее действенной является “пропаганда фактами”, т. е. устройство непрерывных мелких восстаний, бунтов, аграрных волнений. Он организовал восстание на севере Италии. Авантюра закончилась крахом.

Последователи Бакунина действовали во многих странах. В России они составили значительный отряд народнического движения и порою действительно пытались прибегнуть к “пропа­ганде фактами”.

Петр Никитич Ткачев (1844—1885). осужденный по делу Нечаева, позже издавал газету “Набат”. Он утверждал, что ближайшая цель должна состоять в создании хорошо законспири­рованной, дисциплинированной революционной организации. Не теряя времени на пропаганду, она должна захватить власть. После этого организация подавляет и уничтожает консервативные и реакционные элементы общества, упраздняет все учреждения, которые препятствуют установлению равенства и братства и создает новую государственность. В противоположность бакунистам Ткачев считал, что государство (притом сильное, централизо­ванное) сохранится и после победы революции.

С конца 70-х гг. идеи Ткачева стали одерживать верх в народническом движении. Однако в 1882 г. он заболел душевным расстройством и умер в психиатрической больнице.

Одним из идейных предшественников Ткачева был П. Г. Заичневский, мечтавший о “кровавой, неумолимой революции”. Но основные свои идеи Ткачев обобщил на основании нечаевского опыта. Он понял, что главное в этом опыте—создание мощной и послушной воле руководителя организации, нацеленной на захват власти.

Народнические организации 70-х гг.

С начала 70-х гг. в Пе­тербурге существовало несколько народнических кружков, во главе которых стояли М. А. Натансон, С. Л. Перовская и Н. В. Чайковский. В 1871 г. они объединились, и членов возникшего подпольного общества стали называть “чайковцами”, по имени одного из лидеров. В отличие от нечаевской организации здесь не было строгой иерархической подчиненности. Вся работа строилась на добровольном рвении членов общества. Его отделения возникли в Москве, Казани и других городах. В этой федерации кружков в период ее расцвета насчитывалось свыше 100 человек. Из среды “чайковцев” вышло большинство виднейших деятелей народниче­ства,

Страница:  1  2  3  4  5  6  7 


Другие рефераты на тему «История и исторические личности»:

Поиск рефератов

Последние рефераты раздела

Copyright © 2010-2019 - www.refsru.com - рефераты, курсовые и дипломные работы