Юрий Гагарин на Мурманской земле

При свете Северного сияния. Первые самостоятельные полеты.

«Бури, туман, снег – конечно, все это будет тебе докучать. Думай тогда о тех, кто испытал это до тебя, и говори себе: Если справились другие, справлюсь и я».10

Антуан де Сент-Экзюпери

В ноябрьские дни 1957 года Юрий Гагарин стал офицером, летчиком-истребителем. Тогда же сыграли и свадьбу. Любимую жену Гагарина звали – Валент

ина Ивановна Гагарина (в девичестве Горячева). В личном деле курсанта Оренбургского высшего военно-авиационного училища Гагарина появилась короткая, но выразительная характеристика: «За время обучения в училище показал себя дисциплинированным, политически грамотным… Строевая и физическая подготовка хорошая. Теоретическая – отличная. Летать любит, летает смело и уверенно. Государственные экзамены по технике пилотирования и боевому применению сдал с оценкой «отлично». Летал на самолетах ЯК-18 и МИГ-15-бис. Имеет 586 посадок, налетал 116 часов 41 минуту».11 Училище окончил по первому разряду, и Юрию было представлено право выбора места дальнейшей службы. Можно было уехать на юг, предлагали Украину, хорошие благоустроенные авиационные гарнизоны. Но командование училища, не отпускало Гагарина, оставляя на должности летчика-инструктора. Но Гагарин решил ехать туда, где всегда труднее, на Север.

…Дайте трудное дело,

Дело гордых высот,

Чтобы сердце запело,

Отправляясь в полет…12

Север сразу просеивает людей, сортирует, распределяет по характерам, склонностям, качествам. Гагарин со своими друзьями – Валентином Злобиным и Юрием Дергуновым уехали из Москвы на этот немыслимо далекий Север. Они добрались до штаба. Получили направление и поехали к месту службы в дальний гарнизон. К месту назначения добрались далеко за полночь, но в гарнизонной гостинице их ждали. Утром, после завтрака, явились к командиру. Подполковник напомнил о традициях подразделения и пожелал им быть достойными наследниками боевой славы его ветеранов. После первых бесед со старожилом Севера, Леонидом Даниловичем Васильевым, Гагарин понял, что здесь, на Севере, мало одного умения летать, надо уметь управлять самолетом в непогоду, да еще ночью. На Севере, в сложнейших условиях Заполярья, люди особенно ценят дружескую поддержку, взаимовыручку.

Так началась настоящая летная служба в Заполярье. А в марте, когда солнце по нескольку часов стало появляться в северном небе, начались полеты. В третий раз все с самого начала: сперва «вывозные» полеты, затем «провозные» и лишь после этого – самостоятельные. Молодых офицеров учили работать в особых полярных условиях: тут, на Севере летать было намного сложнее, чем раньше. Первый «провозной» полет. Юрий Гагарин посадил самолет точно у знака. И, конечно, в числе первых он получил разрешение на самостоятельный вылет. Кто был, тем более летал на Севере, тот знает, что погода там очень капризна и переменчива. Так было и тогда, когда Юрий Гагарин в первый раз в части пошел в самостоятельный полет. А вскоре в «боевом листке» сообщалось: «Сегодня лейтенант Юрий Гагарин в сложных метеорологических условиях совершил первый самостоятельный полет на реактивном самолете…»13 Напряженные занятия, ночные учебные тревоги, новая техника и подготовка к полетам – все это требовало сил, выдержки, навыка. Морская авиация слабых не любит. Оказывается, даже после двух лет учебы не так просто с одного захода «обстрелять» цель, особенно наземную. Объективная лента кинофотопулемета неизменно фиксировала все его промахи и ошибки. И Юрий вновь садился за учебники. «Я никогда не жаждал приключений и опасностей ради них самих»,14 - сказал как-то Гагарин. А вскоре произошло событие, которое едва не стоило Гагарину жизни. Был обычный летный день. Юрий шел в дальний маршрут для отработки полета по приборам. Он выполнил задание и тут только заметил, что видимость резко упала, мгла окутала все вокруг. Смазались и стали едва различимы даже знакомые очертания берега, фиордов и островов. Навалился циклон. Юрий запросил аэродром. Тут же он услышал в шлемофоне встревоженный голос руководителя полетов: ««Кедр», немедленно возвращайтесь.

«Сосна» закрыта. Сообщите запас горючего!»15 Юрий посмотрел на прибор. Зеленая светящаяся стрелка приближалась к красной черте. Двигатель заглатывал остатки топлива. Юрий вспомнил, что затянул с одним упражнением. Немного не рассчитал… Высотомер показывал три тысячи метров. Он взял ручку на себя. Машина начала медленно карабкаться вверх. Теперь главное выдерживать курс. Внизу скалы. Они изредка видны в просветах облаков. Знакомые очертания. Юрий взглянул на карту и мысленно сделал расчет. Земля помогала ему. Все остальные машины уже вернулись, и руководитель полетов – опытный воздушный ас – теперь непрерывно вел только его самолет. Он сообщил скорость и направление ветра, спросил о режиме двигателя, сказал, что нужно делать. Стрелка прибора остановилась в нескольких делениях от красной черты. Юрий шел по радиоприводу и чувствовал, что под ним уже аэродром. Но вокруг был сплошной мрак.

««Кедр», вы правильно зашли на полосу! Почему набрали высоту? Рассчитайте еще раз посадку. Спокойно». «Я не видел полосы. Захожу еще раз!» – Юрий круто развернулся и снова пошел на посадку. Выпущены шасси.16

Он не видел ни красных огней «подхода», ни зеленых огней «входных ворот». Только слабые голубоватые пятна прожекторов упирались во мрак. Но вот в разрыве снежной мглы призрачно мелькнуло серое полотнище полосы и едва заметные бусинки огней вдоль нее. Юрий резко убрал газ и круто пошел вниз. Плюхнулся. Привычный толчок обрадовал его. Есть земля! Но самолет немного косо вышел на полосу. Последним напряжением воли Юрий чуть довернул машину. Все. Он выключил зажигание. Машина еще несколько секунд бежала по бетону, а затем начала притормаживать. Когда она встала, Юрий взглянул на указатель горючего. Стрелка стояла на нуле, чуть-чуть за красной чертой… Гагарин расстегнул куртку и платком вытер лоб. Видно, не зря говорят, что в таких полетах у пилотов сгорает кусочек сердца. Теперь, когда все уже было позади, к Юрию вернулось обычное расположение духа. Он был возбужден, но ноги чуть дрожали, то ли от усталости, то ли от перенесенного напряжения. Руководитель полетов крепко пожал Юрию руку: «Молодец! Быстро сориентировался. И действовал смело. А смелым сопутствует удача».17

Все эти первые месяцы жизни на Севере он жил в надежде увидеть жену, так как Валентина осталась доучиваться в Оренбурге. Валя вскоре окончила училище, получила диплом фельдшера-лаборанта и в начале августа приехала к Юре в гарнизон. Позже Гагариным дали отдельную комнату.

Еще на Севере Гагарин научился полностью отключаться от дел. По гористой тундре, ныряя в заросшие густым кустарником распадки, он добирался до быстрого ручья, вода которого и летом оставалась леденистой, а зимой, окутанная испарениями, не замерзала. Здесь, в уединении, он проводил за ловлей форели неслышимые часы. Это был его редкий отдых в тишине и одиночестве, так необходимый каждому. Валя ждала ребенка. В середине апреля Юрий отвез жену в город. Потянулись дни, полные беспокойного ожидания. Юре очень хотелось, чтобы родилась дочка. Вскоре Гагарины сидели дома и купали дочку. Девочку назвали Леной.

Страница:  1  2  3  4 


Другие рефераты на тему «Астрономия, авиация и космонавтика»:

Поиск рефератов

Последние рефераты раздела

Copyright © 2010-2017 - www.refsru.com - рефераты, курсовые и дипломные работы