Становление страхования как института гражданского права

Наряду с помощью, оказываемой потерпевшему из гильдейской (или цеховой) кассы, гильдии (а иногда и цехи) обязывали своих членов оказывать друг другу активное содействие в непосредственной борьбе против того или иного бедствия: в борьбе с опасностями морского плавания, в тушении пожара, в защите от грабителей, в преследовании вора и т.д. Все понесенные спасателями жертвы и расходы возмещались ги

льдией так же, как и основной убыток от кораблекрушения, пожара и т.п.

В ряде случаев гильдии возлагали на своих членов обязанности по предупреждению страховых случаев и по спасанию собственного своего имущества (аналогичное предусмотрено п.1 ст. 962 ГК РФ). Невыполнение указанных обязанностей (например, нарушение предписанных правил охраны имущества, отказ от участия в розысках и преследовании вора и т.д.) лишало права на возмещение убытка. За участие же в этих действиях (в преследовании вора и т.д.) получали особое вознаграждение не только другие члены гильдии, но и сам потерпевший.

Как вытекает из изложенного, правовые формы феодального гильдейско-цехового страхования, в значительной мере аналогичного по своему характеру страхованию в профессиональных организациях рабовладельческого общества, были обусловлены однородными причинами и прошли те же основные этапы развития:

а) от правовой регламентации взаимопомощи без всякой дифференциации и уточнения по отдельным видам несчастных случаев, по формам и размерам взаимной поддержки - к конкретизации в нормативных источниках круга страховых случаев, форм и размеров страховых выплат; AAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAA

б) от последующей раскладки каждого отдельного, уже возникшего, убытка или каждого отдельного, уже причитающегося к уплате пособия - к регулируемой правилами страхования системе периодических, твердо определенных страховых взносов, к предварительному аккумулированию страхового фонда (ч.1 ст. 11 ФЗ «О страховании»).

Можно сказать, что правовое обеспечение гильдейско-цехового страхования находилось в полном соответствии с общим строем гильдейско-цеховых отношений. Оно являлось выражением начал специфического внутрикорпоративного равенства в гильдиях и цехах, равенства в условиях хозяйственной деятельности и общественного быта, равенства в несении риска потерь.

С этим связана и другая отличительная черта страхового права средневековья - нормативно закреплялась значительно большая, по сравнению с правом античности, широта страхового обеспечения. Круг страховых случаев, определившийся в результате процесса конкретизации правовых норм, здесь гораздо шире и охватывает почти все основные случаи современного имущественного и личного страхования.

Если античное страховое право « .увяло на своем корню, не заронив семян дальнейшего прогресса, и средневековое страхование начало свое правовое развитие совершенно заново, вне всякого исторического преемства с античным, то от страхового права, существовавшего в эпоху феодализма, тянутся, наоборот, преемственные нити к страховому праву эпохи капитализма» [24. C. 151].

Итак, страховое право в области гильдейско-цехового страхования закрепило следующие особенности организации страховой деятельности, относившиеся уже к последним временам средневековья:

а) выделение из общей гильдейской и цеховой организации специальных «страховых касс» (вдовьих, сиротских и т.п.), не терявших сразу своей связи с гильдиями и цехами;

б) допущение к участию в этих кассах и посторонних лиц. С этого момента, страхование от закрытого членства переходит к открытому. Общества взаимного страхования, носившие некоммерческий характер преобразуются в страховые организации коммерческого характера (современные акционерные общества). «Жизненный опыт, основанный на многолетних наблюдениях, позволил сделать вывод о случайном характере наступления чрезвычайных событий и неравномерности нанесения ущерба» [25. C. 3]. Было замечено, что число заинтересованных лиц всегда больше числа пострадавших от различных опасностей. При этом, чем большее количество заинтересованных лиц участвуют в раскладке ущерба, тем меньшая доля средств приходится на одного участника. Этот исторически значимый шаг в истории страхования произвел, своего рода, качественную эволюцию в страховых правоотношениях.

Морской заем как источник страхового права. Совершенно исключительное положение в развитии страхования занимает институт морского займа - интереснейший торгово-правовой институт древности и средневековья, не прошедший бесследно и для дальнейшего развития всего гражданского права.

Неизвестно, была ли родиной этого института торгово-мореходная Финикия, или он является продуктом еще более древней вавилонской культуры.

Во всяком случае, можно считать вероятным, что, следуя за ходом истории морской торговли, морской заем перешел от финикиян к древним грекам, а от последних к римлянам. Римское право усовершенствовало его правовую форму, а римская власть распространила его действие на всю свою империю.

Связь морского займа со страхованием вытекает из того, что обязанность уплаты долга и процентов по морскому займу обусловливалась благополучным исходом морского плавания, для которого совершался заем. Таким образом, заемщик как бы страховался заимодавцем от морских опасностей, за что и платил ему более высокий, чем по обычному займу, процент.

Правовая форма морского займа распространялась с моря на сушу.

В средние века институт морского займа встречается еще задолго до общей рецепции римского права. Общественные отношения, аналогичные тем, которые некогда создали этот институт, вновь вызывали его к жизни в пределах того же средиземноморского бассейна, но на этот раз, начиная уже не с восточной, а с западной его части.

В XII и XIII вв. морской заем получил большое распространение в Италии, Южной Франции, а затем в Испании, Португалии.

Итак, на протяжении тысячелетий (от эпохи Вавилона или Финикии почти до самого конца средневековья), в трех частях света (от западных берегов Европы и северного побережья Африки до восточных берегов Азии) институт морского займа обслуживал морскую торговлю и способствовал ее развитию.

«Этим не исчерпывается историко-правовое значение института морского займа. От него идут связующие нити к ряду других институтов средневекового торгового права - к институтам морского (а затем и сухопутного) торгового товарищества (в частности commenda), к бодмерее и т.д. Более того: морской заем, служа также для страховых и переводных операций, был отправным пунктом развития столь важного института торгового права, как страховой договор. В германской страховой литературе принято считать, что предложение о возникновении страхового договора из морского займа впервые было выражено Вагнером. И действительно, Вагнер в своем курсе морского права высказывает соответствующую мысль (1884). Но в установленный факт такое предположение превратили труды Бэнса и Гольдшмидта. Последний при этом ссылается, как на своих идейных в данном вопросе предшественников, на ряд авторов, в том числе и столь старых, как Гуго Гроций и даже Стракка (итальянский юрист XVI в.), но вовсе не упоминает о Вагнере» [24. C. 145].

Страница:  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 
 16  17 


Другие рефераты на тему «Банковское, биржевое дело и страхование»:

Поиск рефератов

Последние рефераты раздела

Copyright © 2010-2019 - www.refsru.com - рефераты, курсовые и дипломные работы