Освещение российскими СМИ ливано-израильского конфликта

После объявления перемирия Ливан и Израиль подсчитали потери в ходе 34-дневной войны. Израильские военные сообщили, что в результате авиаударов были поражены 7 тыс. целей в Ливане. Военно-морские силы Израиля выпустили 2,5 тыс. ракет. «Хизбалла», в свою очередь, выпустила 3 тыс. 970 ракет по Израилю.

В Ливане в ходе конфликта около 1 тыс. 110 человек были убиты и 3,7 тыс. ранены. Подавляюще

е большинство из них - мирные жители. Число погибших включает 35 ливанских солдат и полицейских, а также пять представителей миротворческих сил ООН. Израиль утверждает, что уничтожил 530 боевиков исламистской группировки «Хизбалла», которая, в свою очередь, признала потерю лишь 80 человек.

Совет развития и реконструкции Ливана оценивает ущерб, нанесенный авиаударами израильских ВВС, в размере $2,5 млрд. на конец июля 2006 года. В последние две недели войны был нанесен еще больший ущерб, когда были взорваны ключевые мосты на севере Ливана.

В Израиле во время конфликта были убиты 157 человек. 40 из них - мирные жители, убитые ракетами, выпущенными «Хизбаллой». Остальные 117 человек - солдаты, убитые в ходе наземной операции. Около 1 тыс. человек ранены в результате ракетных атак, и 450 солдат были ранены в ходе военных действий в Ливане.

Банк Израиля оценил ущерб экономике, где пострадал сектор туризма и снизилась производственная активность, в 5 млрд. шекелей ($1,5 млрд.), что равняется 1% роста ВВП. Ассоциация производителей Израиля оценила ущерб, нанесенной промышленности на севере страны, на уровне 4,6 млрд. шекелей и считает, что ВВП снизится на 1,9% (по данным службы новостей НТВ). AAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAA

Наиболее подробный анализ боевых действий из всех российских средств массовой информации проводит газета «Красная звезда». Ей, в частности, отмечено, что главная причина неэффективности действий Израиля – «смена поколений» в руководстве армией и спецслужбами: на смену выходцам из Восточной Европы, Северной Африки и СССР, хорошо понимающих логику выживания, пришли относительно молодые люди, не только получившие образование на Западе, но и воспитанные в рамках современной западной цивилизации.

В результате работа спецслужб резко ухудшилась. Так, израильская разведка умудрилась «прозевать» вооружение «Хизболла» старыми гранатометами, пробивающими активную броню израильских танков, и создание палестинцами укрепрайона менее чем в километре от границы.

Наибольшие негативные последствия «смена поколений» в руководстве имела для армии. Она оказалась совершенно не готова к новым по сравнению с прошлыми войнами на Ближнем Востоке реалиям, а именно:

гибкой и маневренной тактике «Хезболлах» («ударь и убеги»), требующей передачи функций принятия решений непосредственно командиру подразделений и групп, что оказалось неприемлемо для бюрократизированной израильской армии;

глубокой интеграции «Хизболла» в общество;

скрытому характеру подготовки к боевым действиям («гаражная» тактика нанесения ударов);

нанесению ракетных ударов с близкого расстояния: ПВО Израиля могут перехватывать ракеты при их запуске минимум с расстояния 400 км; на деле же они запускались с расстояния 50-100 км;

объективной потребности ведения закулисных переговоров и осуществления спецопераций, не предназначенных для огласки.

«Красная звезда» отмечает также поразительную нехватку личного состава израильского спецназа, вызванная длительной экономией денег правительством: он ориентировался на разовые антитеррористические операции, а потребовалось решение по сути дела войсковых задач. Так, «запереть» «Хизболла» в Южном Ливане не удалось именно из-за недостатка численности соответствующих подразделений.

Либерально настроенная пресса, например, газета «Коммерсантъ», отмечает одну очень важную особенность ведения «Хизболлой» боевых действий, которая и приносила ей успех. Военные действия велись в основном из районов, населенных гражданскими жителями. Более того, дома с гражданским населением использовались как склады боеприпасов, как огневые точки, как места для пуска ракет. Поскольку Израиль пытался вести войну с нанесением как можно меньшего урона мирному населению, эта тактика приносила свои плоды.

Отметим самоотверженные действия простых израильтян на фоне некоторой неповоротливости бюрократической машины государства Израиль. Так, например, энтузиасты еще в первые дни войны организовали комьюнити samooborona – Волонтерский центр «Самооборона», абсолютно неофициальную, нигде не зарегистрированную и некоммерческую организацию для сбора средств и продуктов в помощь жителям севера Израиля, беженцам и солдатам. У нее не было офиса, координаторы связывались с жертвователями по мобильным телефонам, продукты – огромные коробки – складировались в квартирах и безвозмездно предоставляемых помещениях, их везли на север, часто под обстрелами, и там разносили по квартирам и бомбоубежищам те же самые добровольцы. Бесплатно, в свое свободное время (а то и в рабочее, с риском быть уволенными) и себе в убыток: благотворители покрывали только часть расходов на бензин и мобильную связь, а все пожертвованные деньги шли на продукты, памперсы и лекарства.

Итоги ливано-израильского конфликта оцениваются по-разному. Только в одном, пожалуй, эксперты сходятся во мнениях: в том, что данный кризис будет иметь ощутимые последствия для внутриполитической ситуации в Ливане и Израиле. Он наверняка отразится на общей атмосфере в регионе, будет касаться дальнейшего хода арабо-израильского конфликта и внешнеполитического положения Сирии, а также влияния Ирана в данной части Ближнего Востока.

СМИ России отмечают большое значение этого кризиса и для международной политики. Так газета «Коммерсантъ» отмечает, что одним из его последствий является определенное укрепление статуса ООН, подорванного в результате односторонних действий США в Ираке. Хотя Совет Безопасности ООН, из-за внутренних противоречий, почти месяц не мог повлиять на ход ливанского кризиса, именно эта структура положила конец активной фазе вооруженного конфликта. Параллельно, Британия, Франция и Германия использовали события в Ливане для повышения координации друг с другом по ближневосточной тематике. Участвуя в разрешении кризиса, Париж и Берлин также добились дополнительного потепления в отношениях с Вашингтоном, пострадавших в результате противоречий по военной кампании в Ираке.

Вместе с тем, подобно второй интифаде, иракскому кризису и проблеме иранской ядерной программы, ливанская война, для основных геополитических игроков, стала одновременно испытанием на авторитетность и шансом повысить свое влияние в регионе. В первую очередь, это касается США, Британии, Германии, Франции, России, Турции, Саудовской Аравии и Египта.

Большинство экспертов отмечают, что в данном конфликте проигравшей стороной оказался Израиль. Так израильскую армию «подставили» в самом прямом смысле этого слова: она впервые по указаниям политиков старалась вести гуманную войну, исключительно с террористическими группировками а российские СМИ представили ее сборищем мясников, как во время боев в Сабре и Шатиле (когда было убито, по мнению израильских аналитиков, около 10 тыс. чел., большинство из которых были безоружными беженцами). Один из основополагающих мифов израильского общества – миф о непобедимости армии – начал развеиваться. Более того, в Израиле начал возникать вопрос о том, а нужна ли была вообще эта война, закончившаяся ничем. А ведь подобные вопросы исподволь подтачивают общества, в которых они возникают.

Страница:  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12 


Другие рефераты на тему «Журналистика, издательское дело и СМИ»:

Поиск рефератов

Последние рефераты раздела

Copyright © 2010-2020 - www.refsru.com - рефераты, курсовые и дипломные работы