Сражение у мыса Синоп в 1853 году. Снятие блокады Ленинграда

К 1853 году все события внутренней жизни России и ее международные отношения были вначале частично, а затем и целиком подчинены войне. Война велась на всех морских театрах, примыкавших к границам России, но главным ее фокусом был Крымский полуостров.

Столкновение политических и экономических интересов Англии и России из-за ближневосточных рынков, борьба за проливы (Дарданеллы и Босфор) и

попытки Англии захватить Кавказ турецкими руками неизбежно вели к войне. Политика царского правительства была также захватнической - оно стремилось к разделу Турции.

Формальные поводы, такие как спор о приоритете православного или католического духовенства в делах так называемых «святых мест» в Иерусалиме и сомнительные претензии русского царя на то, чтобы стать блюстителем прав и интересов подданных султана, служили только внешними предлогами для дипломатов и политиков. Ими прикрывалось менее возвышенное, но более существенное соперничество из-за рынков сбыта промышленных товаров и из-за узла морских коммуникаций, имевшего огромное экономическое и стратегическое значение.

Конечно, в основе войны лежали экономические причины. Но то, что уничтожение флота России было основной военной целью Англии, бесспорно, также бесспорно, как и то, что Синопское сражение турок было неожиданным для Лондона и абсолютно не входило в планы английского правительства, хотя оно само провоцировало стороны на развязывание боевых действий.

Итак, в начале ноября 1853 года Нахимов со своей эскадрой крейсировал в юго-восточной части Черного моря с целью пресечь высадку турецкого десанта на кавказском берегу, о чем были получены достоверные сведения. 11 ноября русские корабли обнаружили в Синопской бухте неприятельскую эскадру. Нахимов заблокировал ее, несмотря на то, что в тот момент у него имелось только 3 линейных корабля, остальные пришлось возвратить в Севастополь, настолько они были потрепаны зимними штормами. 16 ноября к Нахимову присоединился отряд контр-адмирала Новосильского, что довело состав русской эскадры до 6 линейных кораблей и 2 фрегатов.

Сделав все необходимые приготовления, разъяснив руководящему составу замысел своего маневра и его задачи, Нахимов в полдень 18 ноября спустился по ветру двумя параллельными колоннами и стал на якоря по заранее объявленной диспозиции. В условленный час он начал решительный бой на коротких дистанциях, оставив на флангах под парусами два фрегата.

Турецкая эскадра под формальным командованием Осман-паши, а фактически управляемая английским советником Слейвом, состояла из двух пароходов, 7 больших фрегатов, 3 корветов и 4 транспортов. Эскадра стояла, изготовившись к бою, в одной линии, изогнутой концентрично береговой черты, причем 4 из 6 береговых батарей Синопа составляли как бы вторую линию огня.

Нахимов имел преимущество в количестве пушек - 710 против 472 бортовых и 26 береговых и частично в качестве их, так как 76 из его орудий были бомбическими. Но он был вынужден производить тактическое развертывание под огнем турок. (Тактическое развертывание в данном бою включало подвод, расположение двух колонн веером, постановку на якоря с заводом на них ширингов и разворачивание кораблей при помощи ширинга бортом к намеченному противнику). Именно в этот период боя русские корабли получили наибольшее число повреждений и понесли чувствительные потери в людях. Однако, как только нахимовские корабли заняли свои позиции, а сделали они это точно, как на смотре, и открыли общий огонь, картина резко изменилась. Несмотря на ожесточение и упорство турок в начале боя, после первых русских залпов их корабли начали выходить из строя один за другим - загораться, обрываться якорные канаты и выбрасываться на берег. Три корабля взорвались и взлетели на воздух. Спустя еще некоторое время береговые батареи были сравнены с землей. Собственно, бой, длился всего два с половиной часа, после чего производилось уничтожение недобитых кораблей, которые нельзя было увести в Севастополь из-за больших повреждений.

Через четыре часа турецкой эскадры и четырех береговых батарей не существовало, как не существовало и судостроительной верфи со стапелями и складами. Население, во главе с губернатором, в панике убежало в горы. Спаслись бегством только батарейный 1 пароход «Таиф», управляемый Слейвом, и около трети уцелевших матросов, добравшихся вплавь до берега. Вице-адмирал Осман-паша с двумя капитанами погибших фрегатов и значительным числом матросов попал в плен. Второй флагман утонул, добираясь до суши.

История еще не знала столь решительного боя с такими необычайными результатами, если учесть, что Нахимов не потерял ни одного корабля и что в русской эскадре было только 37 убитых и 234 раненых. Соотношение потерь - результат не только исключительно высокого искусства самого адмирала, но и его длительного, упорного и систематического обучения командиров, матросов, и офицеров.

По мере того как становились известны все обстоятельства и детали Синопского боя они все более и более удивляли современников. Даже враждебно настроенная к России газета «Таймс» - орган руководящих кругов «владычицы морей» - вынуждена была опубликовать признание, не совсем привычное для английского уха, воспитанного на рассказах о британских победах. Она отмечала, что такого совершенного истребления и в такое короткое время никогда еще не было.

К концу боя подоспел пароходный отряд с вице-адмиралом Корниловым, безуспешно пытавшийся лерехватить «Таиф», который ушел от погони, пользуясь своим преимуществом в ходе. Застав горящие обломки турецкого флота и пожары на берегу, Корнилов должен был ограничиться оказанием помощи при приведении в порядок кораблей, имевших значительные повреждения после столь жаркого боя. «Мария», на которой держал флаг Нахимов, имела 60 пробоин в корпусе, не считая повреждений мачт и рангоута.

Ноябрь напомнил о себе надвигающимся штормом. А между тем пришлось до 20 ноября чиниться на открытом рейде, располагая для этого только корабельными средствами. После этого начался обратный переход в базу, закончившийся 22 ноября. Для кораблей, на мачтах которых частично отсутствовали стеньги (брам-стеньги отсутствовали почти у всех) и у большинства которых в трюмах высоко стояла вода, переход оказался исключительно тяжелым. Вот почему прав был Корнилов, сказавший, что этот переход - вторая победа Нахимова, не менее славная, чем синопская.

Блестящая победа была достигнута благодаря высокому флотоводческому мастерству П.С. Нахимова, решительным действиям командиров кораблей, которым он предоставил инициативу, а также беспримерному героизму и отличной боевой выучке русских офицеров и матросов. Правильный выбор П.С. Нахимовым метода использования сил свел на нет преимущества противника. В Синопском сражении впервые была доказана высокая эффективность бомбической артиллерии.

Совершенно особое значение имела победа Нахимова для Черноморского флота, в связи с последующим ходом войны. Помимо патриотического подъема во всей России, естественного после непопулярных походов 1848-1849 годов, имевших целью удушить Венгерскую революцию, синопская победа благотворно повлияла на состояние духа моряков-черноморцев; у них появилась вера в свои силы и в их начальников, Когда почти все синопцы, спустя десять месяцев, перешли со своими пушками на бастионы Севастополя, они - подлинные носители русской славы - оказались ядром личного состава гарнизона. Именно они особенно ярко явили тот особый стиль бесстрашия и презрения к врагу, который помог защитникам Севастополя в чрезвычайно трудных условиях обороняться от превосходящих сил противника.

Страница:  1  2  3 


Другие рефераты на тему «История и исторические личности»:

Поиск рефератов

Последние рефераты раздела

Copyright © 2010-2019 - www.refsru.com - рефераты, курсовые и дипломные работы