Политика США в Афганистане

Резко возрос объем центрально-азиатской и собственно афганской проблематики в американских медиа, особенно на телевидении, причем информация такого рода носит не только новостной и аналитический, но и образовательно-пропагандистский характер. Определенный эмоционально-психологический (мобилизационно-патриотический) фон создается многочисленными телефильмами милитаристского содержания.

Но ам

ериканские эксперты (например, специалист по Кавказу Дж. Коларуссо, некоторое время консультировавший вашингтонскую администрацию), сетуют на то, что власти годами не особенно прислушивались к ним, а во внешней политике послевьетнамской эры преобладал финансовый интерес. Ныне, полагают они, пришло время рассмотреть и другие измерения международной политики, имея при этом в виду, что нынешние чрезвычайные риски содержат в себе и не менее чрезвычайные возможности как на внешней, так и на внутренней арене (сплочение нации и др.)[7]. Один из наиболее активных и квалифицированных специалистов по Центральной Азии, Дж. Шоберлайн (президент Общества изучения Центральной Евразии и директор Форума исследования Центральной Азии Гарвардского университета, несколько лет руководивший Группой по изучению кризисов в Ошской и Ферганской долинах) предупреждает, однако, что Центральная Азия – это место, где имеют свои интересы многие государства и что США могут совершить ошибку, подобную той, которую допустил СССР в Афганистане: "бросить" этот регион[8]. Вообще, учет советского опыта в Афганистане и российского в Чечне – один из лейтмотивов ведущихся дискуссий, как и тезис о международной коалиции против терроризма, сопровождаемый, однако, немалым числом оговорок. Но часть американцев, как в интеллектуальной среде, так и "на улицах", все же готова оперировать понятиями "Россия - союзник" и т.п. Некий подъем, попытка принять новые внутренние и мировые реалии не могут заслонить и довольно распространенного пессимизма, а иногда - и "ответного" экстремизма в США. Так, во второй половине сентября нелегко пришлось представителям афганской общины Нью-Йорка, - многим пришлось на время исчезнуть, для охраны мечетей в пригородах Нью-Йорка, традиционно посещаемых афганцами, пришлось привлечь наряды полиции. Угрозам подверглись хозяева и персонал афганских ресторанов и других мест обслуживания и бизнеса.

Но преимущественно эмоциональная, нервная реакция американских обывателей - не единственное следствие сентябрьской трагедии. В кругах экспертов и общественности, особенно среди молодежи, слышны критические голоса и мнения по целому ряду принципиальных проблем. Жесткие оценки даются не только нынешним действиям президента Дж.Буша, но и его личностному и профессиональному потенциалу, заметно убывает общий патриотический настрой по мере удаления от политических центров - Нью-Йорка и Вашингтона. Нередки и антивоенные действия: так, жители г.Мэдисон (штат Висконсин на среднем западе США) устроили в конце сентября начале октября 2001 г. несколько митингов под лозунгами "Нет войне!" и "Гибнут невинные люди!". Их участники призывали не поддерживать слепо военную акцию, - единственный метод действия, избранный администрацией. Действия же террористов они расценивали как одно из следствий прошлых внешнеполитических решений самой администрации. Те, кто поддерживает военную акцию США, боясь выглядеть нелояльными по отношению к центру, срочно организовали контрмитинг[9].

Воинственность американской политики в Афганистане воспринимается и в самих США, и в мире как естественный, но отнюдь не безальтернативный стратегический курс, чреватый тяжелыми и непредсказуемыми последствиями. Собственно военная акция, как известно, сопровождается целым рядом мер политического, экономического, научно-, образовательно-организационного характера, пропагандистской кампанией. Проводя эти меры, американская администрация не избавилась от целого ряда прежних стереотипов внешнеполитического поведения, на что ей уже осторожно указывают некоторые союзники, в том числе Великобритания, устами своего министра иностранных дел Дж.Строу выступающая за выработку "ясной программы переустройства Афганистана" и других "неудавшихся" государств. Действительно, есть немало свидетельств бесцеремонности американцев при разработке схем и формул будущей власти в Афганистане, в том числе и их персонального "наполнения" - факт, доподлинно известный из разных источников и косвенно осуждаемый самими же представителями американской стороны. "Мы должны поощрять процесс создания нового правительства ., но не создавать его непосредственно"[10] - заявил Ф.Старр, директор ведущего экспертного учреждения по обсуждаемому профилю - Института Центральной Азии и Кавказа университета Дж.Гопкинса в Вашингтоне.

Но США - в некотором смысле заложники нарастающего политико-религиозного конфликта в Пакистане, пуштунское население которого и особенно многочисленные исламисты, тесно связанные идейно и экономически с режимом талибов, не позволят отдать решение афганского вопроса и вообще сдать афганцев в руки американцев и других членов предполагаемой, но пока весьма условной международной коалиции. США не могут игнорировать наличие и других, внутриафганских факторов, в частности, того, что у талибов все же есть немало сторонников в стране. Однако у американцев есть пространство для маневра: они, во-первых, фактически на протяжении существования движения талибан и режима талибов поддерживали с ним контакты на различных уровнях, несмотря на воинственную риторику, санкции и пр., чего почти неудавалось сделать России; во-вторых, они могут объяснить свое лоббирование умеренных талибов тем, что некогда оставили этих "малоопытных парней" один на один с гигантскими проблемами страны и такими ненадежными кураторами, как Пакистан.

Стратегическая задача США - экономическое, военное и культурно-идеологическое закрепление в данном регионе под лозунгами взаимодополняемости, "взаимной необходимости", распространения демократических ценностей и др., под предлогом борьбы с международным терроризмом, остатками "российского колониализма" и отсталости. В свой "второй приход" в Центральную Азию (первый произошел в начале 1990-х гг.) США и их союзники будут гораздо терпеливее по отношению к особенностям психологии местного населения и элит, попытаются оптимально использовать накопленный опыт и кадры и развернут углубленную подготовку нового поколения экспертов и специалистов по региону как из числа своих граждан, так и из числа самих центрально азиатов. Следует ожидать резкого увеличения программ военной, менеджерской подготовки и переподготовки, базового обучения азиатской молодежи в американских университетах и создания новых учебных заведений под американским финансовым и организационным патронажем непосредственно в Центральной Азии.

1.2 Попытки налаживания мирной жизни

Чем дальше развивается американская политика в Афганистане, тем больше вопросов к ней возникает. Совсем неоднозначные мнения по этому поводу складываются в самом Афганистане. Одни говорят о том, какой большой вклад сделали американцы в стабилизацию обстановки, и как много они делают для афганского народа. Другие говорят, что политика США в Афганистане своекорыстна и не преследует целей восстановления Афганистана как самостоятельной страны. Талибы открытым текстом называют Карзая представителем США, как это сделал в мае 2003 года мулла Мохаммад Рахмани, бывший губернатор провинции Кандагар и советник муллы Омара, лидера движения "Талибан". В мае 2003 года в Кабуле прошла демонстрация протеста против нахождения американских войск в стране. Все больше и больше распространяется недовольство афганским правительством. И в мире тоже неодзначное отношение к делам Госдепартамента США в Афганистане. Часть мирового сообщества склоняется к тому, что эта политика действительно ведет к восстановлению мирной жизни в стране. Также есть мнения о том, что США превращает Афганистан в 51-й штат[11].

Страница:  1  2  3  4  5  6  7  8  9 


Другие рефераты на тему «Международные отношения и мировая экономика»:

Поиск рефератов

Последние рефераты раздела

Copyright © 2010-2021 - www.refsru.com - рефераты, курсовые и дипломные работы