Феномен самозванства

Современники говорят, что она отличалась замечательной красотой, хотя и косила на один глаз, но это не уменьшало редкой привлекательности ее лица. Она была умна, изящна, всегда весела, любезна, кокетлива.

Когда она закончила свое образование, то, прежде всего, мы видим ее в Берлине. Из Берлина какая-то скандальная история заставляет ее бежать в Гент и переменить имя девицы Фрак на имя девиц

ы Шель. Здесь она выходит замуж за Вантурса, сына голландского купца. Потом последовал побег в Лондон и развод. Новый барон Шенк.

Поселившись в 1772 году в Париже, она превратилась в принцессу Владимирскую и стала распространять рассказ о том, что происходит от богатого русского рода князей Владимирских, воспитывалась у дяди в Персии, по достижении совершеннолетия, приехала в Европу с целью отыскания наследства, находившегося в России. Новые ее поклонники помогли ей весело прожить около двух лет. В это время она называлась султанкой Элеонорой, принцессой Азовской и, наконец, принцессой Елизаветой Владимирской. В начале 1774 года под влиянием поляков она объявила себя дочерью императрицы Елизаветы Петровны, сестрой Пугачева и претенденткой на русский престол. Для достижения своей цели она решила отправиться в Венецию, а оттуда в Константинополь, но бурей была выброшена около Рагозы, где и прожила до конца 1774 года.

Между тем, Орлов получил от императрицы Екатерины II повеление «схватить бродяжку», что он и исполнил, претворившись ее сторонником и предложив ей свою руку. В мае 1775 года она была доставлена в Петропавловскую крепость и подвергнута допросу. Умерла от чахотки, скрыв тайну своего рождения даже от священника. AAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAA

4.6. Тимофей Акундинов

После Лжедмитрия первого какой-то вирус самозванчества охватил искателей приключений, бродяг, изгоев общества. Видимо, необычайный успех Отрепьева неудержимо манил их повторить его головокружительный взлет. Они искатели признания в России, они бежали за рубеж, пытаясь под разными именами привлечь симпатии тамошних вельмож. Многие готовы были отстаивать свои мнимые права под чужими знаменами, с чужим воинством идти лить отечественную кровь и отвоевывать Московский престол. Как правило, это были выходцы из низов тогдашнего русского общества, не отличавшиеся ни умом, не трезвостью мышления, ни кругозором. Пожалуй, главным их желанием было на какое-то время иметь деньги, власть, успех, предаться разгулу.

Особняком среди этих простоватых и явно уголовных типов стоит одиннадцатый самозванец (по классификации русских ученых). Личность не заурядная, более того, многоталантливая и загадочная. Читая документы о нем, попадаешь в какой-то феерический, неестественно яркий мир странных происшествий.

В бессчетных грамотах, рассылаемых Польским приказом во многие города Европы, где появился одиннадцатый самозванец, он неизменно назывался «вором и изменником». Алексей Михайлович – второй Романов на российском престоле – прилагал немалые усилия к его поимке и доставке в Россию. Но, казалось, судьба с игривой улыбкой покровительствовала своему баловню. Он ускользал от длинных рук сыскного приказа, от многочисленных московских «узнавальщиков и поимщеков». Избегать длительное время ареста ему помогала окружающая его доброжелательность и симпатия людей, узнававших его.

Судьба наделила его способностью уловлять человеческие сердца, он привлекал людей немалыми своими дарованиями. И может быть, вся его трагедия в том, что он не сумел распорядиться отпущенными ему судьбой дарами. Звезды, предсказаниям которых он верил, вели его иными, не совсем добродетельными стезями. И была, несомненно, в его жизни какая-то тайна, нераскрытая, а может быть, преднамеренно утаенная современниками.

Кто же он был – таинственный cont Sinensis, он же князь Шуйский, он же Тимошка Акундинов?

Официальная версия о самозванце, которую в течении нескольких лет распространял Посольский приказ, отличалась сухостью и расплывчатыми формулировками.

Адам Олеарий, ученый и посол немецких княжеств, в своем «Описании путешествия в Московию…» рассказал и об Акундинове. Версия с которой познакомил читателей Олеарий, по сути, мало отличается от официальной, но зато полна интересных подробностей. Нельзя не отметить, что Олеарий описал нравственное падение, злодейские похождения и бесславную смерть нашего героя с ужасом и содроганием добропорядочного человека и законопослушного гражданина.

«Был некий русский, который желал именоваться Johannes Sinensis, что, по его словам, по-самарски переводится – Иван Шуйский… Истинное его имя – Тимошка Акундинов. Родился он в городе Вологде… от простых, незнатных родителей. Отец его назывался Демкой, или Дементием Акундиновым, и торговал холстом. Так как отец заметил в нем добрые способности и выдающийся ум, то он дал ему возможность прилежно посещать школу, так что Тимошка скоро научился читать и красиво писать… Помимо того, у него оказался еще хороший голос для пения – он умел красиво исполнять церковное песнопение – и поэтому тогдашний архиепископ Вологодский и Великопермский, именем Нектарий, полюбил его, принял ко двору своему и поместил в церковную службу. Здесь он вел себя так хорошо, что архиепископ выдал за него замуж дочь своего сына, рожденного до ипрнятия архиепископом своего сана… Промотав в беспорядочной жизни, после смерти архиепископа, имущество жены своей, он с женой и ребенком перебрался в Москву, где его принял бывший друг его по архиепийскому двору Иван Патрикеев, дьяк приказа «новой четверти», и устроил писцов в том же приказе. И здесь он вел себя так хорошо, что ему поручили сбор и расходование денег; а заведовал приказ этими деньгами, получившими с великокняжеских кабаков и трактиров. Некоторое время он добросовестно исполнял свои обязанности, но, наконец, подружился со скверными товарищами, стал пьянствовать и играть, и при этом прибрал к рукам великокняжеские деньги… он… не мог вернуть похищенных денег. В тоже время и собственная жена Тимошки, с которой он жил не в ладах, стала сильно упрекать его… и Тимошка стал опасаться, как бы жена его… не совершила полной исповеди, после чего истина и все его злодейства вышли бы наружу. Чтобы затушить это дело, он решился еще на большее преступление: он взял сынка своего и привел его к своему другу Ивану Пескову , а сам ночью вернулся в свой дом… запер жену свою в комнате… и сжег дом.

…Затем он бежал в Польшу . Это случилось осенью 1643 года. Когда, два года спустя, Московские послы приехали в Польшу… Тимошка стал опасаться, как бы о нем не стали спрашивать, то он в 1648 году бежал оттуда к казацкому полководцу Хмельницкому, у которого жаловался, будто его преследуют за происхождение его из рода великих князей. Льстивыми речами он добился того, что стал Хмельницкому мил и любезен, и обращались с ним здесь хорошо.

…Нечистая совесть гнала его дальше, то он опять исчез и в 1648 году бежал в Турцию, дал себя обрезать и принять мегометанскую веру. Так как здесь из-заблудного дела, им совершенного, угрожала опасность его голове, он тайно бежал, отправился в Италию, в Рим, и здесь принял римско-католическую веру.

Страница:  1  2  3  4  5 


Другие рефераты на тему «История и исторические личности»:

Поиск рефератов

Последние рефераты раздела

Copyright © 2010-2020 - www.refsru.com - рефераты, курсовые и дипломные работы