Биоэтика и репродуктивные технологии

Действующее законодательство (Семейный кодекс РФ, приказ Минздрава РФ № 67 «О применении вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ) в терапии женского и мужского бесплодия») не обладает целостностью, что не позволяет говорить о завершенности нормативно-правового регулирования рассматриваемого института.

Однако практика применения метода суррогатного материнства диктует необходимость со

здания полноценной законодательной базы о суррогатном материнстве, содержащей подробную регламентацию всех аспектов данных правоотношений.

В связи с этим, прежде всего, представляется необходимым сформулировать нормативное определение понятия суррогатного материнства. В нем целесообразно отразить присущие данному явлению следующие существенные признаки:

· наличие взаимной договоренности между суррогатной матерью и потенциальными родителями, в соответствии с которой производится экстракорпоральное оплодотворение (далее - ЭКО);

· факт зачатия ребенка путем ЭКО и имплантации эмбриона в полость матки женщины, согласившейся стать суррогатной матерью;

· наличие генетического родства между потенциальными родителями (или одним из них) и ребенком;

· целенаправленное вынашивание женщиной ребенка для его последующей передачи потенциальным родителям.

Исходя из этого, суррогатное материнство следует определять как взаимную договоренность между суррогатной матерью и потенциальными родителями о том, что суррогатная мать пройдет процедуру имплантации эмбриона, зачатого с применением метода ЭКО, выносит, родит и передаст ребенка потенциальным родителям. AAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAA

Раскрыть тему правового регулирования суррогатного материнства, вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ), их юридические, морально-этические аспекты подтолкнул случай появления на свет 16 ноября 2005 года младенца по имени Георгий Захаров, сына отца, который скончался за два года до момента зачатия ребенка. Живительные клетки, породившие жизнь, хранились в замороженном состоянии в госпитале Шиба-медикал-центр в Телль-Авиве девять лет, с тех пор, когда бабушка Гоши привезла его отца (своего сына) на лечение от рака в Израиль. Одной из первых процедур, которую провели израильские медики, был забор спермы. Как рассказывала недавно бабушка, «родившая» себе внука и продолжившая свое поколение на земле, она возмущалась этой процедурой и требовала скорейшего начала лечения, но врачи ее успокоили, сказав, что это ее будущее.

Рождение этого ребенка в нашей стране первый и беспрецедентный случай. Казалось бы, вот решение проблемы, медицина в области репродуктивных технологий достигла значительных результатов, и если раньше ребенок в пробирке вызывал удивление, то теперь он не только в пробирке, но и от умершего ранее родителя, а то и двух. Но законодательство, как это часто бывает, отстает, и беспрецедентен этот случай не только для российской медицины, но и для российского законодательства, которое, к сожалению, не поспевает по многим вопросам современного развития новых технологий, науки, рыночных отношений, изменений экономического состояния страны и т.д. А поэтому приходится либо искать «обходные» законодательные пути, что тоже неправильно, либо отказываться от массового продвижения ноу-хау. Регистрация рождения мальчика в свете действующего законодательства, является сложнейшей процедурой, т.к. закон таких случаев не регламентирует. Но об этом чуть позже, а пока вернемся к теме суррогатного материнства.

Моральные и юридические проблемы, связанные с практикой суррогатного материнства, оказались особенно сложными. Немаловажное значение при законодательном решении и закреплении вопросов, относящихся к здоровью и этике, имеет отношение государства к новым научным технологиям, в частности к вопросам искусственного оплодотворения, имплантации эмбриона, суррогатного материнства и т.д. В отдельных странах с учетом новых условий и технологий были скорректированы уже имевшиеся или приняты новые законы и министерские приказы о репродукции человека. На общеевропейском уровне 19 ноября 1996 г. Комитет министров Совета Европы принял Конвенцию по правам человека в биомедицине. Конвенция является первым обязательным в области здравоохранения юридическим документом, который направлен на защиту человека от возможных злоупотреблений, связанных с использованием новых биологических и медицинских методов и процедур. Методы искусственного оплодотворения в международном праве регулируются также несколькими директивами, вытекающими из трех рекомендаций Парламентской ассамблеи Совета Европы, резолюциями, принятыми 16 марта 1969. Европейским парламентом, и решениями Комиссии по правам человека.

4. Морально–этические проблемы биоэтики

Самые ожесточенные дискуссии происходят вокруг морально-этических проблем и в основном так называемого права плода на жизнь. Это обусловлено тем, что многие современные технологии связаны с проведением искусственных абортов или же с использованием тканей эмбриона и плода. Так, пренатальная диагностика предполагает практику абортирования плодов с грубыми пороками развития, а аборт в данной ситуации является единственным средством «профилактики» врожденной наследственной патологии. Другим примером вмешательства в процесс внутриутробного развития являются методики, используемые при экстракорпоральном оплодотворении. Метод селекции эмбрионов, основанный на генетическом исследовании фрагмента бластоцисты и направленный на выбор здоровых эмбрионов с последующей пересадкой их в матку, подвергается критике за его возможную недостоверность. Критики сомневаются в его целесообразности в тех случаях, когда предполагаемые заболевания возникают обычно в пожилом возрасте (болезнь Паркинсона, болезнь Альцгеймера и др.), так как человек может и не дожить до этого возраста или к тому моменту будут изобретены другие средства их лечения.

Критике подвергается и другой метод, также используемый при экстракорпоральном оплодотворении. Это метод редукции эмбриона при многоплодной беременности, при котором удаляются «лишние» эмбрионы.

В последнее время широко обсуждаются проблемы использования абортированных тканей для создания эффективных терапевтических средств (тканевая терапия мозговой тканью плода человека, терапия с использованием стволовых клеток и др.). Это также расценивается как нарушение норм этики и морали. При этом дается ссылка на Всеобщую декларацию ЮНЕСКО о геноме человека и правах человека, подписанную в 1977 г. всеми членами ООН, за исключением Сингапура. Аналогичный запрет содержится в специальном приложении к конвенции Совета Европы «О защите прав и достоинств человека в связи с использованием достижений биологии и медицины» и др.

Вряд ли стоит спорить о важности обсуждаемых морально-этических проблем. Эти проблемы существуют и требуют своего решения. Однако не следует забывать, что созданные биомедицинские технологии рассчитаны на применение у особой категории людей, которые обречены на бесплодие или на рождение детей-инвалидов с детства. Морально ли, имея, правда, необычные, нетрадиционные средства, не воспользоваться представляемым шансом преодолеть недуг и тем самым уменьшить количество страданий в обществе.

Страница:  1  2  3  4 


Другие рефераты на тему «Медицина»:

Поиск рефератов

Последние рефераты раздела

Copyright © 2010-2020 - www.refsru.com - рефераты, курсовые и дипломные работы