Промышленное хозяйство А.Демидова

Акинфий Никитич демонстрирует знание простых, применимых в полевых условиях способов определения конкретных руд, причем некоторые из этих приемов, судя по тому, как подробно он их описывает, неизвестны его приказчикам [3 с.33].

Научные исследования носили прикладной характер – их результатом являлось строительство новых рудников и заводов, а в ряде случаев и освоение новых или редких в Росс

ии технологий. Учтем, что поскольку руды разных месторождений могли существенно отличаться друг от друга, освоение новых рудников часто означало решение технологических задач – даже, если принципиальные изменения в технологию не вносились.

А.Н.Демидов не ограничивался организацией работ, направленных на совершенствование металлургических технологий. Он развивал технологию металлообработки. В сентябре 1735 года была пущена косная фабрика А.Демидова и его зятя Ф.П.Володимерова. Для ее заведения были выписаны два мастера из Пруссии. Организация и налаживание производства потребовали значительных усилий. В России эта фабрика была единственной.

Еще одна технология, освоенная на заводах при А.Н.Демидове, а после утраченная – способ изготовления изделий из «горного льда» (асбеста) [3 с.36].

Еще при жизни Никиты Демидова на р. Тагил было открыто месторождение асбеста. Именно оно дало импульс началу его промышленного использования [3 c.33].

Академик В.М.Севергин по поводу начала изготовления асбестовой пряжи и изделий из нее (колпаков, полотна, перчаток, мешков, бумаги) писал (1821), что она «делаема была тщанием статского советника Демидова». Севергин так описывает использовавшуюся в Невьянске технологию производства: «Колотили зрелый асбест, а садящуюся муку отделяли через промывание, в коем случае оный оставался в виде тонких нитеобразных, мягких охлопков… Для прядения асбеста смешивали его с тонким льном, а при прядении на прялке, так как и при вязании и ткани, употреблялось много масла. Когда же таковые изделия через каление освобождены, были от масла и льна, то имели большую гибкость; и можно было их мыть и гладить, а от грязи очищать посредством каления» [3 с.37].

Поскольку проводившиеся по инициативе и на средства Демидова исследования преследовали вполне определенные сугубо практические цели, их результаты не публиковались, а следовательно, не вводились в научный оборот. Больше того, часть данных, очевидно, засекречивалась, поскольку ими в ущерб Демидову могли воспользоваться его конкуренты. Сокрытие информации носило ограниченный и временный характер. Завод и рудники становились фактом публичным задолго до пуска – здесь, кроме «своих», бывали чиновники, торговцы, ученые путешественники, проезжавшие через демидовские владения, и совсем случайные люди.

Разумеется, Демидовы были не единственными, кто искал руды на Урале и Алтае. Заслуга Демидовых в том, что соединив воедино собственные специальные знания, интерес к делу, заинтересованность в его результате и финансовые возможности, они сумели придать своим разведкам небывалый прежде масштаб.

Заключение.

Никита Демидов доверял своему сыну Акинфию, высоко оценивал его квалификацию, умение применять опыт в новых условиях. Рука об руку работая с первенцем долгие годы, именно ему основатель промышленной династии, согласно указу о единонаследии (1714), решил отставить заводы – главное дело и достижение своей жизни. После смерти отца, последовавшей 17 ноября 1725 г., Акинфий действительно получил все его недвижимое имение. В пользу Акинфия от своей части мужнина имущества в 1727 г. отказалась и мать, вдова Никиты 1725 году. Когда братья Демидовы оформляли вступление в свои доли наследства, императрица Екатерина I в марте 1726 г. дипломом возвели их в дворянское достоинство.

Заводская часть отцовского наследства, перешедшая к Акинфию, состояла из семи действовавших заводов – Тульского доменного и молотового (пущенного около 1695 г.) (см. приложения 1 и 2), Невьянского доменного и молотового (1702), Шуралинского молотового (1713), Бынговского молотового (1718), Верхнетагильского доменного (1720), Выйского доменного, молотового и медеплавильного (1722), Нижнелайского молотового (1722). Еще один завод – Нижнетагильский – был при отце почти достроен, и Акинфий пустил его всего через месяц после его смерти. Самостоятельно он построил еще девять железных (Черноисточинский, пущен в 1726г., Шайтанский – в 1727, Уткинский – в 1729, Нижнечугунский, Верхнечугунский и Корельский молотовые – в1730, Ревдинский доменный – в 1744 г.) и семь медных (Колывано-Воскресенский и Суксунский – 1729г., Бымоский – 1736, Шаквинский – 1740, Барнаульский – не ранее 1740 г., Ашапский – 1744, Шульбинский – 1744г.) заводов, увеличив их число за два десятилетия в общей сложности в три с половиной раза. Поразительна динамика первого пятилетия его самостоятельной деятельности: за период с декабря 1725 по 1730 год включительно было пущено девять заводов – без малого по два предприятия в год!

Акинфий Никитич за 20 лет владения наследием расширил его почти в три раза, введя в строй 18 новых заводов: два доменных и молотовых, девять молотовых, шесть медеплавильных и косную фабрику. Вмести с шестью заводами на Урале и одним в Европейской России промышленное хозяйство Акинфия Демидова к концу его жизни в 1745 г. состояло из 25 заводов. К этому следует прибавить Бынговский кожевенный завод, построенный в 1723 г., и Тисовскую пильную мельницу, пущенную в 1730 г., а также кожевенный завод при ней, начавший работу два года спустя.

Акинфий Демидов незаконно добывал серебро и золото. Конечно позже это выяснилось и ему пришлось признаться. На аудиенции у императрицы он преподнес ей слиток золотистого серебра и «на словах» объявил, что выплавил это серебро впервые и совсем недавно из колывановских руд. И попросил для «подлинного освидетельствования драгоценных руд прислать сведущего доверенного чиновника» и решить их судьбу. Это произошло в феврале 1744, а в августе 1745 года он умер. Заводы добывавшие драгметаллы перешли императорской семье.

Демидовское промышленное хозяйство развивалось в атмосфере постоянного поиска и эксперимента. По инициативе и на средства А.Н.Демидова предпринимались геологоразведочные работы.

Акинфий Демидов абсолютно слился со своим делом, в совершенстве знал технологии производства, развивал технологию металлообработки. Акинфий Никитич демонстрирует знание простых, применимых в полевых условиях способов определения конкретных руд, причем некоторые из этих приемов, судя по тому, как подробно он их описывает, неизвестны его приказчикам. На заводах при А.Н.Демидове был освоен , а после утрачен способ изготовления изделий из «горного льда» (асбеста).

Разумеется, Демидовы были не единственными, кто искал руды на Урале и Алтае. Заслуга Демидовых в том, что соединив воедино собственные специальные знания, интерес к делу, заинтересованность в его результате и финансовые возможности, они сумели придать своим разведкам небывалый прежде масштаб.

Акинфий Демидов развил металлургию Урала и Сибири. Первым стал производить косы и серпы (раньше их завозили из Германии). Считалось, что в России нет драгметаллов, он опроверг это утверждение и начал добывать серебро и золото. Хоть и делал это незаконно и не платил, соответственно, налогов.

Страница:  1  2  3  4  5 


Другие рефераты на тему «Краеведение и этнография»:

Поиск рефератов

Последние рефераты раздела

Copyright © 2010-2018 - www.refsru.com - рефераты, курсовые и дипломные работы