Промышленное хозяйство А.Демидова

Первым из трёх заводов был построен Шайтанский. Он был оборудован двумя молотами и начал ковку железа 1 сентября 1727 г. Черноисточенский завод был покрупнее, его четыре молота начали работу в 1729 г. Третий завод – Уткинский пущен 1 сентября 1729 г., потому что был не только молотовым, Но и чугуноплавильным, с четырьмя молотами и одной домной.

Следующим предприятием черной металлургии, пос

троенным А. Демидовым, был Ревдинский завод. Ещё в 1724 г. комиссар Никита Демидов обнаружил у Волчьей горы руду, «ис которой делаетца железо самое мяхкое», и близ неё речку Ревду, удобную для постройки завода. Комиссар Никита Демидов намечал соорудить только домну, «а молотовым при том заводе быть не у чего, для того, что оная река Ревда и Волчья гора в самом пустом месте, жилья около них никакого не имеетца и за оскудением работных людей переделывать чугун в железо будет некем». Молотовый завод было решено поставить в Ветлужской вотчине, расположенной в Галицком уезде, где купленных крестьян имелось «со удовольствием».

Но, получив разрешение на постройку Ревдинского доменного завода ее 9 июня 1724г., ни отец, ни старший сын не спешили его реализовать. Не начато было строительство и Ветлужского завода на том основании, что не удалось подыскать подходящего места, т.к. там «земли пещаные». 2 ноября 1727г. Акинфий возбудил ходатайство о постройке вместо Ветлужского передельного завода такого же завода в Барминской волости Нижегородского уезда, близ с. Фокина на речке Чугунке, где живут вотчинные крестьяне, которым «ко означенной заводской работе как к рубке дров, так и к кладке и насыпке и ломке угольных куч приходить способно».

Ревдинский завод с одной домной был начат строительством в 1732 г. «и строением за повреждением плотины от вешней воды в 1733 продолжался до 1734 г.». Плавка чугуна на нем началась в сентябре 1734 г. Передельных заводов близ с. Фокина было построено сразу три в 110 верстах от Нижнего Новгорода: Вехне-Чугунский, в полутора верстах от него – Нижнее-Чугунский и в шести верстах от них – Корельский. Все они были пущены в 1730 г.

Опыт постройки передельных заводов вдали от доменных оказался удачным. Чугун доставлялся на эти заводы дешевым речным путем, причем по пути в Европейскую Россию, поэтому транспортные расходы были незначительны. Вместе с тем рассредоточением заводов Демидов удлинял срок работы доменных предприятий, сравнительно быстро использовавших лес в близлежащей округе. Этими же соображениями он руководствовался, когда 13 февраля 1740 г. исхлопотал у Генерал-берг-директориума разрешение на постройку молотового завода в Осинском уезде, в Рожественской вотчине, на речке Ножевке. Оборудование завода должно было состоять из четырех действующих и двух запасных молотов; сведений о времени его пуска не имеется [2с.81].

В 40-х годах XVIII в. А.Демидов построил еще два передельных завода. На речке Шайтанке, на которой уже стоял один молотовый завод, Демидов поставил еще одно передельное предприятие. Постройка его началась без позволительного указа еще в 1739 г.; позднее, задним числом, 27 октября 1741 г. такой указ был оформлен. Висимо-Шайтанский завод, оборудованный тремя молотами и довольно крупной пильной мельницей с тремя станами, начал работу в 1744 г. Точно так же без позволительного указа по распоряжению Демидова в 1742 г. началась постройка Верхнее-Лайского завода с тремя молотами, расположенного в полутора верстах от Нижнее-Лайского. Одна из ведомостей сообщает об этом предприятии следующие сведения: «Оной Верхней Лайской завод построен по приказу умершего Акинфия Демидова для того, что при старой Лайской плотине построенная для славы Российской империи и всенародной пользы косная фабрика от малости в том пруде воды бывает во всегдашних остановках».

У А.Демидова была еще одна «косная водяная фабрика», которую он пустил в сентябре 1735 г. О ее существовании известно по двум доношениям, поданным в конце 1736 и начале 1737 г. Оба доношения были составлены в связи со стремлением А.Демидова исхлопотать освобождение от служб и постоев своего зятя Ф.П.Володимерова, которого он принял в компаньоны для эксплуатации косной фабрики. Кроме того, А.Демидов просил об освобождении продажи кос от сбора внутренних пошлин сроком на 10 лет. Свои просьбы заводовладелец обосновывал тем, что, во-первых, косной фабрики «и поныне ни у кого в России не имеется», во-вторых, фабрика стала ему «немалым коштом, ибо для заведения той фабрики завода и для делания кос выписаны были ис Пруси косной обер-мастер и мастер», в-третьих, производство кос было наложено не сразу. Первые выпуски их «за необыкновенным фасоном» подлежали переделке, ибо без этого продавать их «было невозможно». От этого Демидов получал «от оной фабрики не прибыль, но вящей убыток». Обе просьбы были удовлетворены 31 января 1737 г.

Помимо постройки новых предприятий черной металлургии, Демидов реконструировал часть уже действовавших заводов. Так, при Бынговском молотовом заводе 6 марта 1739 г. была пущена «горная плавильная фабрика», а 1 мая того же года – латунная фабрика. Эта последняя была сооружена на неудачно выбранном месте, ибо вскоре «для прочности лесов другим при том Бынговском заводе фабрикам» решено было перенести ее на речку Шайтанку.

Самой серьезной реконструкции подвергся Выйский завод. Поначалу он был медеплавильным, с шестью печами. Затем его расширили, добавив еще четыре печи. Сырьевая база предприятия оказалась недостаточной, и оно действовало с большими перебоями. С 1726 по 1731 гг. плавка меди не производилась «за оскудением угля», причем в мае 1729 г. завод сгорел. С 1731 г. на восстановленном заводе действовало только две-три медеплавильные печи, а потом оказалось, что «руда имеет в себе более железа, нежели меди», и плавка ее была остановлена, печи завода стали использоваться для переработки черновой меди, доставляемой с других предприятий. Такое назначение плотины показалось А.Демидову нерациональным, и он использовал ее для постройки одной действующей и одной запасной домен, а также трех действующих и одного запасного молотов. В середине 40-х годов домны значились недействующими, завод стал молотовым.

Столь же энергично шло строительство медеплавильных заводов. В Томском и Кузнецком уездах А.Демидов обнаружил восемь рудных мест и вслед за этим просил разрешения «на тех местах медную руду копать и заводы заводить». Позволительный указ Демидов получил 24 февраля 1726 г., а Колывано–Воскресенский завод на речке Белой был пущен в сентябре 1729 г.

Помимо двух заводов – Колывано–Воскресенского и Барнаульского, построенных в Западной Сибири, А. Демидов поставил еще четыре медеплавильных предприятия, на этот раз в Кунгурском уезде. Первый из них, Суксунский, построен по указу Берг-коллегии 11 августа 1727 г. на земле, купленной у посадского г. Кунгура Еремея Лунегова. Заводские сооружения отличались фундаментальностью. Плотина длиною 120 сажен была построена из камня. Каменными были котельная, меховая и другие постройки. Руда для всех четырех заводов добывалась с рудников, расположенных близ р. Бым. От Суксунского завода рудники находились на расстоянии 65 – 120 верст, причем руды было в обрез, «не в самом довольствии и на сколько лет их стать может, того познать неможно, ибо оные находятся гнездовые». Однако в течение первых нескольких лет после пуска завода, последовавшего 15 января 1729 г., в медеплавильные печи поступала руда из близлежащих рудников. Эти рудники быстро истощились, а надежды на открытие новых не было, так как «около Суксунского заводу не токмо руд, но к сысканию руды приличных и земель нет». Суксунский завод уже в середине 30-х годов занимался очисткой меди, доставляемой с других заводов. В дальнейшем завод приобрел славу «изрядным искусством» медной посуды.

Страница:  1  2  3  4  5 


Другие рефераты на тему «Краеведение и этнография»:

Поиск рефератов

Последние рефераты раздела

Copyright © 2010-2018 - www.refsru.com - рефераты, курсовые и дипломные работы