Развитие экологического самосознания башкир

Рассматривая проблему взаимоотношения менталитета и экологического сознания, следует сказать, что чем позже сформулировался менталитет современной нации, тем меньше он сказывается на отношении к экологическим вопросам.

Так, роль экологической проблематики в менталитете китайцев с их концепциями даосизма или буддизма, остается довольно высокой, менталитет жителей европейских стран мало отраж

ает философские проблемы экологии Это приводит к тому, что при отсутствии внешних направляющих воздействий у жителей этих стран будет сильно выражена тенденция к развитию эгоистически-хищнического экологического сознания и экологического поведения.

Не надо воспитывать у буддиста уважения к живой природе. Оно уже создано менталитетом. У наших предков, у башкир, тоже с малых лет из поколения в поколение воспитывалось великое уважение к природе.

Атангулов У.Ш., кандидат педагогических наук, пишет: «По своим детским воспоминаниям мы можем судить, как формировалось бережное отношение башкир к природе с малых лет. Например, нам не разрешали разорять муравейники, потому что «в той жизни будешь жаждать воды, а муравьи ни капельки не принесут». Нельзя разорять птичьи гнезда, потому что «проклятие птиц настолько сильно, что можешь остаться без родителей».

В военные и первые послевоенные годы я, к примеру, не помню случая, чтобы достали бы из гнезд яички и сварили. Хотя, казалось бы, ели все, что можно: съедобные травы; коренья сушили, мололи и, добавив немного муки, делали лепешки; из кореньев варили суп; мясо суслика употреблялось как деликатес (правда, не всеми), «ветки дерева нельзя ломать, его дух (эй2) тебя может наказать».[2, с.94]

Сегодня особенно важно использовать экологический опыт башкир, которые живут тысячелетия в составе этно-экосистемы Южного Урала. То, что современному урбанисту кажется невежеством и мистикой у наших прадедов было глубоко укоренено в их священных архетипах мудростью, созерцательностью, нестяжательной умеренностью. Башкиры не охотились на непромысловых зверей и птиц, строго регулировали добычу, исходя из разумных потребностей, объективно необходимых и достаточных для поддержания нормальной жизни. Они не трогали животных в период размножения и вскармливания потомства, не разоряли птичьи гнезда, не загрязняли водоем, строго следили за восстановлением травяного покрова на пастбищах и так и далее. Только это и могло сохранить ось их коллективного (общинного) бытия, походившего в самом центре природы. Здесь – непосредственная основа возникновения у башкирского народа экологических установок и стереотипов.

Для башкирского народа характерен высокий уровень развития экологического самосознания, его менталитет выражается в высокой ответственности за первозданность природы. Башкиры создали уникальные образцы устойчивых и саморегулирующихся агроэкосистем, изучение которых представляет немалый интерес для современной экологии. Традиционное природопользование башкир (например, разведение лошадей табунно-косячным способом круглый год, бурзянское бортничество) и сегодня не утратило своего значения для разработки системы рационального использования сельскохозяйственных земель. Опыт отношения башкир к природе как к высшей ценности, отраженный в эпосе «Урал-батыр» и многочисленных народных песнях, сказаниях и сказках, обладает колоссальным воспитательным потенциалом, который должен использоваться в процессе организации экологического образования в школе.

В изучение духовной культуры башкирского народа большой вклад внес выдающийся русский ученый С.Г. Рыбаков.

С.Г. Рыбаков собрал более 200 башкирских песен с мелодиями, легенды, сказки, баиты, мунажаты, а также образцы поверий, суеверий, пословиц, поговорок. Красоту и богатую фантазию народных песен С. Рыбаков рассматривает прежде всего как творческое следствие влияния чудесной природы Урала, а на башкир он смотрел как на «детей природы».

«Прекрасна природа Уральских гор, среди которых живут башкиры, - пишет С. Рыбаков в работе о курае. – Бесчисленные гряды гор, долины, лощины, ущелья бесконечной чередой сменяют друг друга и почти на каждом шагу дарят путника роскошными видами, один другого лучше». [17]. Живя среди такой сказочной природы, башкир находит богатую пищу для фантазии и поэтической мечтательности и создает свои замечательные песни, сочиняет пленительную музыку, овеянную легендарным прошлым и благоухающую ароматом величественных гор, бескрайних степей и непроходимых лесов.

Слова С. Рыбакова о том, что «по поводу почти каждой инструментальной мелодии или песни» башкирские музыканты и певцы «сообщали какое-нибудь сказание или легенду, так что у них можно было бы найти большой цикл всевозможных сказаний и мифов», как бы подтверждают правоту М.Л. Михайлова, отметившего, что «башкирскими преданиями… полна Оренбургская губерния», что нет такой реки, нет такой горы, про которую не существовало бы легенды и песни».

Прекрасный знаток духовной культуры башкирского народа Р.Г. Игнатьев около ста лет тому назад писал, что «башкир импровизирует свои песни и мотивы, когда одинок, всего более в дороге. Едет мимо леса – поет про лес, мимо горы – про гору, мимо реки – про реку и т.д. [15, с.244]

Рыбаков особое внимание уделял сохранившимся в башкирском музыкальном искусстве традиционным звукоподражательным песням и мелодиям. В деревне Темясово, 2-й Бурзянской волости Орского уезда он встретил Мансура Гулубуева (Мансурку), умеющего изображать, как поют различные птицы: лебеди, голуби и другие полевые птицы. Житель деревни Ташбулатово Магафур Каракаев играл звукоподражательно какук (кукушка), а в Орском уезде Иван Лукманов «мелодию» под названием Сынрау торна, подражающую пению каких-то особенных журавлей белого цвета». [20. С.119-120]. Из вышеизложенного следует, особенность культуры, языка, самосознание обладают, если можно так сказать, «экологичностью», как бы вписались в природу, в ландшафт.

Башкирские народные песни создавались в прошлом пастушеским, охотничьим народом под непосредственным воздействием природы на лоне бескрайних степей и стремительных рек, у горных вершин и серебристых озер, на лугах, долинах, скалах. В них мы слышим и песнь журавля, и клекот орла, и кукование кукушки, и топот копыт скачущих коней. Близость к природе наблюдается не только в образах песенной поэзии, но и в типе народных музыкальных инструментов, одним из которых является курай, изготавливаемый из полого внутри растения, растущего только в горах Урала. Во многих своих песнях народ опоэтизировал природу Урала, его горные вершины, реки, озера. В Башкортостане трудно найти реки, горы, про которые не была бы сложена песня. Многие из них составляют классический репертуар песен о родной земле, в которых восхищение красотой природы, любование ею перерастает в чувство гордости за свою Родину. Таковы песни «Долины прекрасной Агидели», «Долины прекрасной Демы», «Круглое озеро», «санлы-узяк», «Курташ», «Туяляс» и многие другие. На родной земле и вода, и воздух, и травы исцеляют и тело, и души: у девушек, живущих на Агидели, певучи голоса, а у егетов, испивших воды родных реек, чисты помыслы. Многочисленные песни, начинающиеся с традиционных строк «Проснувшись утром, взглянул вокруг» или «Выйду на поляну» также полны поэтизации красот родного края.

Страница:  1  2  3  4  5 


Другие рефераты на тему «Краеведение и этнография»:

Поиск рефератов

Последние рефераты раздела

Copyright © 2010-2018 - www.refsru.com - рефераты, курсовые и дипломные работы