Атаманы Кубанского казачьего войска

Кто, откуда вы, люди вольные,

Люди гордые - казаки,

В эти степи пришли раздольные

С моря, с суши или с реки?

Время стелет дороги торные,

Кем покинуты стремена?

Но казачество нам оставило

Для истории имена .

Люди сильные и горячие,

Закаленные на ветру,

Не самой ли судьбой назначено,

Чтобы вы служили добру?!

Наше времечко - время смутное,

Что

ни день, то тревогой весть.

Время смутное, но не грустное,

С нами Бог, и Россия, и честь!

К. Исхакова

Интерес к прошлому кубанского казачества со стороны научной общественности, широких слоев населения и участников возрождения является сегодня мощным процессом.

Само общество заинтересовано в возрождении казачества в современных условиях, происходит интенсивный поиск оптимальных путей его использования.

Рассказ пойдет об атаманах Кубанского казачьего войска и об истории и деятельности Геленджикского городского казачьего общества в настоящее время.

Среди казаков существовало полное равенство, и на руководящие посты выдвигались и выбирались люди, отличавшиеся умом, знаниями, талантами и личными заслугами. Никаких привилегий в силу происхождения, знатности рода, богатства или каких-либо других оснований казаки не знали. Удаленные на сотни верст от государственных центров, казаки должны были сами создавать для себя власть на месте. Это была власть выборная - Войсковой и. Кошевой атаман. Высшим исполнительным органом было Войсковое правительство, в состав которого были включены 4 лица: атаман, судья, писарь и есаул.

Ученые связывают происхождение слова "атаман" с готским наречием, где "atta" означало "отец", а "mann" - "муж", то есть "отец мужей". Отсюда и пошло обращение "батька - атаман". Так обращаются к атаману и сегодня. Но единоличная власть атамана была ограничена нормами Православия и казачьими обычаями, и иногда атаман ничего не мог предпринять без решения Рады.

Практически атаманы были такими же казаками, что и все казаки, только наделенными особыми обязанностями и облеченными полным доверием казаков. Это касается далекого прошлого, когда только началось формирование Кубанского казачьего войска.

Со временем значительную роль в становлении административного управления Кубани стали играть кошевые, войсковые и наказные атаманы Черноморского, Кавказского линейного и Кубанского казачьих войск. Соединяя военную и гражданскую власть, атаманы уже располагали значительными полномочиями и сделали немало в укреплении экономики, благоустройства и общественной жизни Кубани. Их деятельность осуществлялась в русле российской государственной политики, но не забывались при этом и интересы казачества.

Судьба и деятельность атаманов Кубанского казачьего войска неотделимы от исторических событий.

В 1829 году по Адрианопольскому мирному договору с Османской империей к России отошло Черноморское побережье Кавказа от крепости Ана до Поти, заселенное черкесскими племенами. В целях закрепления приобрете] ной территории вдоль Кавказского побережья началось строительство укреплений, которое началось в 1831г., когда русские войска высадились в Геленджикской бухте. В целом с 1831 по 1842 гг. на побережье Черного моря было возведено 17 укреплений, составивших Черноморскую береговую линии

В это же время началось строительство другой линии со стороны Кубани Черному морю, названной Геленджикской, и протянувшейся более чем на 80 километров.

Эта территория входила в состав Кавказского линейного казачьего войска, первым атаманом которого стал П.С. Верзилин. Управление обширной территорией требовало немалых административных способностей. По свидетельствам современников, Верзилин, человек сугубо военный, этими способностями не обладал. Поэтому император Николай 1 после посещения в 1837 году Северного Кавказа отдал приказ о назначении наказным атаманом генерал-майора С.С. Николаева. Потомственный донской казак, Степан Степанович Николаев, основательно зная казачий быт, немало успел сделать для благосостояния войска. При нем были основаны 22 станицы, началось освоение Новой линии утверждено "Положение о Кавказском линейном казачьем войске". После его смерти на его место был назначен генерал-майор Ф.А. Круковский, о подвигах которого линейные казаки складывали песни, намного пережившие своего атамана. Всю свободную от походов деятельность он посвящал устройству войскового быта, осматривал станицы, инспектировал полки. В начале 1852 года при взятии завала на реке Гойте в Чечне он был изрублен горцами.

Четвертым атаманом линейцев стал начальник центра Кавказской линии генерал-майор князь Г.Р. Эристов. В должность он не вступил, так как здоровье его было подорвано, и вскоре уехал в Тифлис.

Последним атаманов войска стал Н.А. Рудзевич. Рудзевич был отмечен многими наградами, участвовал в русско-турецкой и Кавказской войнах, в пленении Шамиля. Историки считают наиболее плодотворной его миротворческую деятельность. Атаман Рудзевич добился роспуска по домам с кордонной линии резервных казачьих батальонов, что позволили казакам заняться своим хозяйством. Он оказывал материальную помощь поселенцам новых станиц, по его ходатайству срок действительной казачьей службы был сокращен с 25 до 15 лет. Среди казачьего населения Рудзевич Н.А. имел большую популярность.

Обращаясь к истории заселения Черноморского побережья Кавказа, мы узнаем, что 10 марта 1866г. как самостоятельная единица в составе Российского государства был учрежден Черноморский округ. Заселение этого района осуществлялось за счет казаков-ветеранов, прослуживших не менее 20 лет и принимавших активное участие в боевых действиях. Так сформировался Шапсугский береговой батальон. Казаки батальона были расселены в двенадцати прибрежных станицах: Геленджике, Адербиевке, Пшадской, Небугской, Вельяминовской, Георгиевской.

Фактически это была ссылка. Казакам выдали пособие на обзаведение хозяйством, казенный паек, освободили от воинской повинности и наделили землей "по двадцати десятин на каждую мужскую душу ."

В Геленджик и районы переселилось несколько сотен казаков с семьями. Правительство рассчитывало превратить переселенцев в надежный оплот, укрепить охрану границ и обороноспособность Закубанья и Черноморского побережья.

Жители новых поселений оказались не готовы к работе в условиях местного климата, часто случались неурожаи. Трудности сообщения и отсутствие квалифицированной медицинской помощи приводили к высокой смертности. Переселенцы болели лихорадкой, цингой, водянкой, дизентерией.

Помимо потерь от болезней, казаки гибли в схватках с горцами. Несмотря на освобождение от строевой службы, они должны были охранять свои поселения.

Это была странная и жестокая война - без постоянного врага, без правил, без линии фронта, без жалости к противнику. В стычках и перестрелках погибали люди, угонялись скот и пленные.

В ответ на это и казаки поступали так же: жгли аулы, угоняли скот.

Летописец Кубанского полка так писал о жизни казаков: " . кубанские казаки в течение 70 лет выносили жизнь, исполненную постоянных тревог, убийств и грабежей со стороны неприятеля и не падали духом, но всегда отличались бодростью и неустрашимостью".

Страница:  1  2  3 


Другие рефераты на тему «Краеведение и этнография»:

Поиск рефератов

Последние рефераты раздела

Copyright © 2010-2017 - www.refsru.com - рефераты, курсовые и дипломные работы