Внутренняя политика Османской империи

Кочевники не имели индивидуальных земельных наделов, не были приписаны к земле, следовательно, и к владельцам земли. Они пользовались пастбищной землей сообща, общинами. Если собственник или владелец пастбищных земель не являлся главой рода или племени, он не имел права вмешиваться во внутренние дела кочевых общин, так как они подчинялись только своим племенным (родовым) начальникам.

Каждый

отдельный член кочевой общины экономически и юридически находился в полной зависимости от своей общины, был связан с ней круговой порукой. В общине властвовали племенные вожди военачальники, и в целом она экономически завила от феодального собственника на землю. Наряду с сокращением патриархальных отношений межкочевой знатью и рядовыми кочевниками, связанными узами родства, наблюдается и социальная дифференциация внутри кочевых общин.

Порвавшие связь с общиной кочевники, оседая на землю, превращались в феодально-зависимых пайя, уже прикрепленных к своим наделам. Однако этот процесс шел очень медленно, так как кочевники упорно сопротивлялись всем попыткам государства ускорить этот процесс насильственными методами, опасаясь притеснений со стороны землевладельцев и стремясь сохранить общину как средство самозащиты.

Административное и военно-политическое устройство

Отсутствие прочных экономических и социальных связей внутри империи позволяет рассматривать Османскую державу как политическую общность, единство которой поддерживалось главным образом благодаря военной силе и активным действиям административного аппарата. Государственный строй и административная структура были зафиксированы в законодательстве Сулеймана Кануни.

Объявленный мусульманскими законниками "тенью Бога на земле", султан (а точнее падишах, т.е. император) полностью распоряжался жизнью имуществом всех своих подданных. Его личность Читалась священной и неприкосновенной. Он имел право распоряжаться всеми доходами империи являлся главнокомандующим армией.

Первой фигурой после султана был великий визирь, который ведал всеми политико-административными и военными вопросами. Ему подчинялись все остальные визири, государственные чиновники, губернаторы провинций. В годы правления Сулеимана I существенно возросла роль лица, считавшегося высшим духовным авторитетом в государств - столичного муфтия или шейх-ульислама. Стремление султанов использовать ислам для укрепления авторитета центральной власти нашло отражение в практике испрашивать у главного муфтия февту по важнейшим решениям, принимаемым султанским правительством.

Наиболее важные вопросы обсуждались в государственном совете - диване. Первоначально султан лично присутствовал на всех заседаниях дивана, но с конца XV века стал все реже там появляться, а затем и вовсе перестал принимать участие в его работе. В диван входили великий визирь, шейх-ульислам и наиболее важные сановники, в частности глава финансового управления и глава ведомства, разрабатывавшего законы и руководившего внешними связями, а также два главных военных судьи, назначаемых из числа улемов и ведавших вопросами просвещения и правосудия. Канцелярия великого визиря называлась "Высокая Порта".

В середине XVI века Османская империя делилась на 21 эялет (провинцию). Во главе каждого эялета находился бейлербей (губернатор), имевший титул паши и сосредоточивавший в своих руках всю полноту военной и административной власти в провинции. Они держали в своем подчинении всех ленных владетелей данной области с их феодальным ополчением. На войну они были обязаны выступать лично, возглавлять войска. Каждый бейлербей имел свой двор, канцелярию, диван. Эялеты делились на пиджаки (уезды), правители которых носили титул анджакбеев. Санджак был основной административной единицей империи. Однако их количество не было постоянным и часто менялось. В правление Сулей-чана I оно достигало 250 санджаков. Санджакбей Пользовался на подчиненной ему территории той же полнотой власти, что и бейлербей в провинциях.

Большое и все возрастающее влияние приобретали духовные феодалы в лице высшего представительства мусульманского духовенства - улемов. К ним принадлежали кадии, муфтии - богословы и знатоки духовного законодательства, мюдеррисы - преподаватели духовных училищ при мечетях и др.

Кадии выполняли как судебные функции, разрешая на основе шариата различные гражданские и уголовные дела, так и административные. Они взимали различные сборы с населения при разрешении судебных дел. Кадии получали установленное жалованье. Границы округа "казы", как правило, совпадали с границами санджака, ее кадий действовал согласованно с санджакбеем. Однако кадии назначались по султанскому указу и подчинялись непосредственно кадиаскеру (главному военному судье) в Стамбуле.

Опорой султанской власти служили и руководители (шейхи) дервишских орденов. Некоторые из них были тесно связаны с янычарским войском и обладали большими материальными богатствами.

Всю свою энергию османское правительство направляло на создание боеспособной армии и на поддержание военно-феодальных устоев государства. Сухопутная армия являлась наиболее грозной частью войска. Она делилась на постоянное войско и провинциальное ополчение. В постоянном войске, целиком находившемся на содержании правительства, выделялся янычарский корпус. Специфика этого корпуса определялась тем, что формировали его из лиц рабского статуса: военнопленных, купленных невольников, насильно забранных христианских мальчиков 7 - 12 лет. Вырванные из своей культурно-религиозной среды, лишенные родственных связей, отданные в обучение представителям дервишского ордена бекташей, а позднее в специальные школы в Стамбуле и Эдирне, янычары превратились в замкнутую военную корпорацию средневекового войска - гвардию османских султанов. Это войско, численность которого к середине XVI века достигла 40 тыс., было серьезной ударной силой сухопутной армии. Особо важное значение оно имело в качестве гарнизонной охраны в важнейших городах и крепостях империи, прежде всего на Балканском полуострове и в арабских странах.

К янычарскому корпусу примыкала и особая часть джебеджи оджагы, которые в своих мастерских делали вооружение для янычар, ремонтировали его, сопровождая янычар в походах. Центральное войско включало и особую часть пушкарей. Турецкие султаны обращали большое внимание на состояние артиллерии. В армии Сулеймана насчитывалось до 300 орудий различных калибров.

Помимо янычарской пехоты, имелась и султанская конная гвардия (сипахи, или капыкулусуварилери). Во время походов она обеспечивала охрану султана и великого визиря в походе, а во время сражений прикрывала фланги янычар. Стремление турецких султанов к усилению центральной власти нашло свое отражение и в увеличении численности постоянного войска. Однако главным источником военной силы Османской империи было провинциальное ополчение, состоявшее из феодального конного ополчения и различных вспомогательных войск. По различным сведениям, сипахийская армия в то время насчитывала от 130 до 200 тыс. человек и состояла из владельцев тимаров и зеаметов и конных латников (джебели), которых они были обязаны привести с собой.

Страница:  1  2  3  4  5 


Другие рефераты на тему «История и исторические личности»:

Поиск рефератов

Последние рефераты раздела

Copyright © 2010-2018 - www.refsru.com - рефераты, курсовые и дипломные работы