Внутренняя политика Средней Азии и Казахстана в XVI веке

15 октября 1563 года ходжа Ислам умер в возрасте 73 лет, окруженный учениками и домочадцами. Накануне смерти глава бухарских мусульман призвал к себе старшего сына Саада, которому в это время было 33 года, и передал ему все свое огромное состояние, причем вместе с имуществом наследнику передавались мюриды и ученики. Двое других сыновей Ислама были лишены наследства, что позволило сохранить хозя

йство неразделенным, впрочем, преемник Ислама ходжа Саад вскоре передал определенную часть земли в качестве вакуфного владения мечетям и другим религиозным учреждениям, что являлось вполне естественно, учитывая его духовный сан. Справедливости ради следует признать, что в смысле извлечения выгоды Саадо казался достойным сыном своего отца: вакуфные грамоты были составлены таким образом, что большая часть дохода шла не мечети, а Сааду а впоследствии его потомкам. Ходжа Саад, еще при жизни Ислама занявший видное положение в духовной иерархии (ему был выстроен богатый дом он имел собственную землю и рабов), стал после смерти отца единственным хозяином всего обширного владении. Общая площадь земель, принадлежавших Сааду, исчислялась в 17 тыс. гектаров, причем земли располагались не только в Бухаре, но и в окрестностях Самарканда, Ташкента, Андижана, в Туркестане, Мерве, Муртабе, Мешкеде, в горах Нур-Ата и других местах. В период с 1552 по 1577 год ходжа Саад заключил 210 различных сделок, подавляющая часть из которых касалась покупки земли, остальные же — прочей недвижимости: новый духовный лидер точно повторял действия своего предшественника.

Еще одним источником расширения владений Саада стало покровительство хана Абдуллы, не забывавшего одаривать сына своего духовного наставника. Так, завершив покорение Бадахшана в 1584 году, Абдулла произвел в районе Имама оросительные работы, а затем подарил ходже около 1000 га орошаемой земли.

Вообще, состав и размеры принадлежавших Сааду угодий были крайне разнообразны: это были пахотные земли, сады, виноградники, а также участки с нефруктовыми растениями, луга и т. д.

В 1567—1568 годах ходжа купил селение Каган и несколько кишлаков поменьше. В 1566 году таким же образом было приобретено селение Мугиайн, находившееся в районе Вакбенда, а в 1572 году ходжа купил «деревни и многие земли» в районе Гыдждувана и в районе Каракуля. Источники сообщают о покупке в 1569 году целой местности Ак-Тепэ и других участков. Анализ документов дает возможность объяснить, почему Саад часто стремился приобрести в собственность не только крупные наделы, но и совсем маленькие участки, хозяйственная отдача от которых была совсем ничтожной. Дело в том, что он скупал все участки без разбора в случае, если они примыкали к его владениям, это не только расширяло границы его земель, но и помогало избежать чересполосицы, крайне неудобной при поливном земледелии.

На примере джуйбарских шейхов хорошо видны процессы, проходившие повсеместно на всей территории Средней Азии в XVI веке. Во-первых, это объединение в одном хозяйстве животноводства и земледелия, во-вторых, — рост феодальных владений за счет земель мелких землевладельцев и захвата территорий с помощью военной силы, причем и при продаже земли также имели место те или иные формы насилия. Во всяком случае, сомнительно, что малоимущие крестьяне по доброй воле расставались (пусть даже за какую-то сумму) с землей, когда ходже Сааду хотелось несколько округлить свои владения. При этом особенно интересным может оказаться утверждение (сделанное на основании сохранившихся документов), что собственного централизованного господского хозяйства на землях ходжи Саада не велось. Основная масса земель ходжи обрабатывалась крестьянами-издольщиками, количество которых росло пропорционально росту земельных владений, по мере разорения, обезземеливания мелких собственников и оседания на земле бывших кочевников. Не следует забывать, что в распоряжении ходжи Саада находились, кроме мульковых земель, также земли государственные и вакуфные. Государственные земли передавались для Работы на них крестьянам на условии уплаты государству определенного налога. Крестьяне, возделывающие вакуфные земли, платили налог своему религиозному учреждению. Если государственные или вакуфные земли контролировал влиятельный человек (в данном случае ходжа Саад, но он был не единственным в Средней Азии авторитетом, пользовавшимся государственными льготами), имевший от правителя налоговый иммунитет, то вся сумма налогов (за незначительными вычетами) шла не в казну и не в мечеть, а доставалась этому человеку, что делало его доходы еще выше.

Кроме крестьян, занятых обработкой земли ходжи Саада, эту работу выполняли и рабы, однако точное их количество неизвестно, как неизвестно и то, обрабатывали ли рабы поместье шейха или же сидели на мелких участках, где контроль за ними носил чисто формальный характер. Во всяком случае, количество зерна, собиравшегося с полей Саада, было чрезвычайно велико. Источники указывают, среди прочих, четыре места в Бухарском вилайете, где были расположены амбары ходжи — Джуйбар, Саррафан, Паи-минар и Сумитан, однако наибольшее количество амбаров находилось в районе Балха, где располагались обширные пахотные земли ходжи, оставшиеся ему в наследство от матери. В амбарах (весьма обширных по объему) хранилась пшеница, а также другие зерновые культуры. Кроме амбаров, зерно иногда хранилось в ямах, что позволял сухой среднеазиатский климат, причем общее количество зерна, получаемое ходжой Саадом, свидетельствует о том, что зерном платилась и рента, взимаемая в пользу ходжи с крестьян. Существует предположение, что иногда часть налога выплачивалась деньгами, но это явление не имело массового характера.

Будучи крупным землевладельцем и духовным лидером, ходжа Саад в силу своего положения (и, надо думать, характера) вел обширную благотворительную деятельность. Он постоянно ссужал зерно малоимущим соотечественникам, по его приказу ежедневно выпекалось определенное количество хлеба для раздачи его бедным и студентам, он вел различных городах интенсивное строительство. Наряду с мечетями, больницами, школами и т. д. в Бухаре, Балхе, Карши, Чарджуе, Мерве появились выстроенные по его указу хозяйственные сооружения — караван-сараи, рынки, ремесленные мастерские, торговые ряды со складами, водяные мельницы, бани и прочие постройки подобного рода. Мастерские не только строились, но и покупались. Сохранился документ, в котором из специальных мастерских, покупаемых Саадом, упоминаются токарные, прядильные, красильные, мастерские, где разматываются шелковые коконы, а также мастерские чесальщиков хлопка, мельницы-толчеи и другие, причем в том случае, когда мастерская находилась на вакуфной земле, земля, на которой стояла мастерская, не продавалась.

Кроме земледелия и торговли предметами, производившимися в городских мастерских, изрядную долю доходов Сааду приносило животноводство. Ходжа держал в степях примерно 25 тыс. голов баранов, около 1000 верблюдов и 1500 лошадей. Лучшие лошади содержались в конюшнях, в специальных помещениях — высоко ценившиеся охотничьи птицы. Ежегодный доход религиозного руководителя Бухары с недвижимости и скота составлял 1 млн. 600 тыс. теньге, что приравнивалось в то время к сумме государственных доходов со всего Самарканда. Во главе управления всем хозяйством ходжи стоял мулла Баба-кули, сам не относящийся к категории бедных людей хотя бы потому, что имел, кроме земли, еще и 130 собственных рабов. Финансовыми делами ведал специальный сотрудник, имевший титул визиря, а звали его мулла Махмуд. Центральное управление Саада, занимавшееся преимущественно сбором налогов, состояло из четырех отделов, во главе которых стояли особые начальники. Начальникам подчинялись секретари, а в общей канцелярии трудилось 40 писцов. В каждом районе имелся свой налоговый участок, где постоянно находилось 72 сборщика налогов, взаимодействующих с управляющими отдельных имений. В аппарат центрального управления входило еще несколько человек: чиновник, ведавший расходами имения, глава сборщиков налогов с кочевников, два заведующих конюшнями (старший и младший) и столько же стольников. Кроме этих людей, в штат ходжи Саада входили казии (духовные судьи), причем один из них проживал на землях патрона в Балхе, другой осуществлял свои функции в районе Карши, а третий был муфтием в Термезском саркарстве.

Страница:  1  2  3  4  5  6 


Другие рефераты на тему «История и исторические личности»:

Поиск рефератов

Последние рефераты раздела

Copyright © 2010-2018 - www.refsru.com - рефераты, курсовые и дипломные работы