Наименования жителей Уральского федерального округа в контексте проблемы образования патронимических производных

Эта однозначность все чаще побуждает носителей языка пользоваться им. Но есть и другое, более весомое и более «языковое» качество в суффиксе –чанин: возможность его сочетания как с основами географических названий, так и с основами оттопонимических прилагательных. Суффикс –чанин - универсальный словообразовательный элемент. В отличие от суффикса –ец, он легко порождает форму женского рода, в от

личие от –анин/-янин имеет более широкую производящую базу. В этом его сила, на которой и основана его сегодняшняя активность.[Городецкая… 2003: 8].

Как в языке XIX в., так и в современном языке образования с суффиксом -анин или -чанин обычны в тех случаях, когда свобода сочетания суффикса -ец с основой ограничена определенными структурными условиями:

1. Суф. -(ч)анин выделяется в названиях жителей от наименований мужского рода на -ск и -цк: бирянин (г. Бирск), сестроредчанин (г. Сестрорецк), советчанин (г. Советск), братчанин (г. Братск), киренчанин (г. Киренск), бежечанин (г. Бежецк), харовчанин (г. Харовск), иркутянин - иркутчанин (г. Иркутск) и т.п. Однако в тех случаях, когда структура производящей основы даёт возможность соединения с суф. -ец, эта возможность почти всегда реализуется. По этой модели образованы: закаменец, (г. Закаменск), борисоглебец (г. Борисоглебск), землянец (г. Землянск), шенкурец (г. Шенкурск), благовещенец (г. Благовещенск), приволжец (г. Приволжск), новохоперец (г. Новохоперск), хоринец (г. Хоринск) и т.п.

2. Только с помощью суффикса -(ч)анин называются жители городов и поселков на -ец: череповчанин (г. Череповец), гороховчанин (г. Гороховец), городчанин (г. Городец), юрьевчанин (г. Юрьевец), повенчанин (г. Повенец), торопчанин (г. Торопец), олончанин (г. Олонец). С одной стороны, эти основы не соединяются с суф. -ец, а с другой - само исходное название представляет собой омоним словообразовательной модели названия жителей на -ец. Такое смещение смысла всегда нежелательно и в речи избегается. Так, сергачанин - это житель села Сергач Харьковской области, камызякец - житель села Камызяк, киржачцы - жители г. Киржач, винничане - жители г. Винницы: А теперь винничане охотно приезжают сюда семьями, с друзьями (Коме, правда. 1971. 8 авг.). Но изредка встречаются названия жителей, которые составляют исключение. Например, житель села Воротынец так и называется воротынец, жители г. Грязовец называются грязовчанами и грязовцами.

С суф. -анин часто образуются названия жителей от основ на к, ц, ч: валуйчанин (с. Валуйка), ровенчанин (г. Ровеньки), клинчанин (г. Клинцы), комаричанин (Комаричи), горичане (с. Горицы), солодчинец - солодчанин (с. Солодча), корочинец - корочанин (с. Короча) и т.п.

От основ на г, ж, с, ш также образуются названия жителей на –анин.

Суффикс -анин довольно часто присоединяется к "малосложным" основам исходных названий: шуянин (г. Шуя), мстерчанин (г. Мстёра), южанин (г. Южа), пудожанин (г. Пудож), минчанин (г. Минск), курянин (г. Курск), кимрянин (г. Кимры) и т.п.

В целом в "Словаре названий жителей РСФСР" на 2000 лексических единиц приходится всего около 400 названий на -(ч)анин, что сотавляет только 10% от общего числа названий жителей. В подавляющем большинстве случаев эти образования структурно обусловлены; это названия жителей городов и населенных пунктов: 1) на -чи, -цы, -ки (Думиничи, Бронницы, Валуйки и др.); 2) на -цк, -ск (с предшествующей согласной - Безенецк, Белорецк, Богородск, Братск, стан. Кагальницкая, Карымское, р-н Катангский и др.); 3) от "малосложных" наименований на -к, -г, -х и шипящие (Нальчик, Илек, Пыщуг, Лух, Палех, Пудож, Пучеж и др.); 4) от наименований на -ич, -ач, -ец (Галич, Сергач, Череповец и др.); 5) традиционные названия жителей некоторых старых городов (Луга, Мстёра, Киев, Бор, Кимры, Коноша, Перемышль и др.).

Для всех этих названий нет единой словообразовательной модели. В качестве производящих основ выступают разные части исходного слова, иногда с чередованием на стыке основы и суффикса, иногда без такого чередования: белоречанин, бронничанин, братчанин, валуйчанин, кагальчанин и т.д.; налъчанин, но пелекчанин; пыщужанин, но муховчанин; галичанин, но череповчанин, лужанин; мстерчанин, но киевлянин и т.п. островитяне (устар.), островляне (устар.); житель Пскова - пскович, псковитянин, псковичанин (устар.), псковитин.

В речи патронимического словопроизводства выделяются названия, которые свободно образуются по продуктивной словообразовательной модели, и названия, которые расходятся с сегодняшней нормой. Такие названия не стоит образовывать вновь, нужно использовать традиционные, те, которые передаются из поколения в поколение. Так, жителей Архангельска по правилам современного словообразования нужно было бы называть архангельцами, но в местном словоупотреблении со времен Аргангельского города жителей этого поселения называют архангелогородцами. [Городецкая …2003: 5].

Известны старые слова с суффиксами -ич (москвич), -ак (туляк), -ит (одессит) и др. И хотя эта модель мертвая, непродуктивная, так как по ее образцу не образуются новые названия жителей, для ряда городов она остается единственно возможной. Так, жители Москвы – в прошлом и москвитин, и москвитянин, и московец, и москвич, а сейчас – только москвич. Только для некоторых городов, как отмечают ученые, названия на ик и на –як в современном русском языке нейтральны: г. Омск → омич, г. Кострома → костромич, г.Томск → томич, г.Пенза → пензяк [Виноградов…: 67].

Парадоксом современного оттопонимического словопроизводства является малое количество названий женского рода, соотносимых с названиями на –ец. Они почти полностью отсутствовали в прошлом (до XVIII века обнаружены только два таких наименования: псковка и московка); их, соотносимых с формами на –ец, и сейчас не более 7-8 % от общего числа наименований. Социальные причины, препятствующие необходимому появлению «отечественных» имен женского рода, не являются ныне (в отличие от прошлого) ведущими.

В известной мере мешают появлению таких наименований многочисленные названия географических реалий на –к(а) (Игарка, Каховка, Рузаевка, Валка, Ванновка и подобное). Сдерживающее влияние оказывает и возможная омонимия со стороны нарицательной лексики: Болонья – болонка(?), Волынь – волынка(?), Копейск – копейка(?) и другие. Морфологически препятствуют появлению женских форм на -к(а) географические имена, имеющие в финале заднеязычные К и Х (Бангкок, Лахденпохья), Ц и Ч (Мазсалаца, Котельнич), скопление согласных (Кяхта, Шахрисабз и подобные). Почти исключают появление женских форм на –к(а), соотносимых с формами на –ец, географические названия с односложной основой (Кемь, Лилль, Дон и т.п.). Эти препятствия, подстерегающие активнейший в русской лексике суффикс –к(а), ограничивают сферу его реализации главным образом географическими именами, имеющими повышенный общественный вес (Новосибирск – новосибирка, Петроград - петроградка), что создает суффиксу внелингвистическую поддержку. Наконец, последнее. Суффикс-ец обслуживает две патронимические формы – единственного числа мужского рода и общего множественного числа (в виде -ц(ы)), которые как бы поддерживают друг друга. Необходимость же перемены суффикса при образовании формы женского рода (-ец на -к(а)) становится дополнительным препятствием к ее автоматическому появлению.

Страница:  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11 


Другие рефераты на тему «Иностранные языки и языкознание»:

Поиск рефератов

Последние рефераты раздела

Copyright © 2010-2018 - www.refsru.com - рефераты, курсовые и дипломные работы