Реконструкция картины мира человека сталинской эпохи

Человеческое сознание устроено так, что чаще всего избирается путь «наименьшего сопротивления». Для многих было проще поверить в такую правду партии и Вождя, чем пытаться протестовать, рискуя благополучием своей семьи, да и собственной жизнью.

3. Группа людей, выражавших недоверие, отчужденность, враждебность, сопротивление режиму личной власти Сталина.

Сопротивление режиму наблюдалось

во всех слоях общества : среди государственных и общественных деятелей, партийцев, военных, ученых, деятелей искусства, рабочих, колхозников и т .д.

Не все безоговорочно верили в Великого Вождя и Учителя, но наряду с методами идеологической пропаганды тоталитарный режим имел другую надежную опору - систему карательных органов для преследования инакомыслящих. Каждому региону устанавливался строгий план. Мы уже говорили о том, что невыполнение какого-либо плана рассматривалась как вредительская деятельность и жестоко каралась. Всякая способность людей к самостоятельному осмыслению событий, к инакомыслию и сопротивлению сталинской тирании была парализована страхом. Страх долгое время оставался важной опорой режима. Но одним страхом 'власть удерживать нельзя. Она удерживалась ложью, без которой не выросли бы поколения, принявшие мираж сталинских лозунгов и пропагандистских идей за реальность.

6. ЦЕННОСТИ

В результате активного вмешательства властных структур в жизнь каждой ячейки советского общества, любой семьи и любого индивидуума, неизбежным стало противостояние «наших» («МЫ») и «не наших» («ОНИ»). В повседневной борьбе за выживание произошел отход от общечеловеческих ценностей. Человеческая жизнь обесценилась . Милосердие, сострадание, человечность, оказались в категориях «чуждой морали», исповедуемой презираемыми интеллигентами, церковью и т. д. Стремление к нравственному идеалу подменялось стереотипом государственного регулируемого поведения. AAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAA

Критерии порядочности - непорядочности оказывались весьма размытыми. Недаром Микоян в своем докладе к двадцатилетию ЧК-НКВД огласил лозунг партии - ее цель: «Каждый гражданин СССР - сотрудник НКВД». Влияние на свою жизнь этих «сотрудников» ощущал каждый.

Ю.В.Иванчев: «Я в детстве жил в Воронежской области, в войну оккупированной немцами. Кто-то об этом узнал и сообщил куда следует (донос, то есть накатал). И вот вызывает меня следователь КГБ. Первый вопрос, который мне задали, был: зачем я учился в железнодорожном университете, чтобы делать диверсии на дорогах? Меня обвинили в работе на немцев, сказали, что я состою на службе немецкой полиции. Я ответил, что во время оккупации мне было четырнадцать лет, я работал в колхозе, и никто меня не вербовал.

В тот раз меня отпустили, но во всех служебных поездках, командировках меня тайно сопровождал агент КГБ Иван Писарев. Он следил, чтобы я не пробовал заниматься вредительской деятельностью.

В 1949 г. мне было предложено самому работать на КГБ, сообщать туда различные сведения о своих знакомых. Мне удалось отказаться, я сказал, что никаких знакомств не завожу и никакой пользы, поэтому принести не смогу».

Через подобное проходили тысячи людей и не у всех хватало мужества и душевных сил, чтобы отказать.

Неотъемлемой частью тоталитарного режима были репрессии сверху и доносительство снизу. Уничтожение интеллектуального потенциала страны - показатель уровня интеллектуально-нравственной и политической культуры народа и власти, рецидив того сознания, которое можно назвать классово-репрессивным. «В бедламе нелюдей отказываюсь жить .» - писала М.И.Цветаева.

Но с другой стороны, существовали ценности группы «МЫ»:

-все на строительство коммунизма;

-беззаветная преданность делу Ленина-Сталина;

- героический труд во благо Родины и т.д.

Они требовали от человека проявления патриотизма, бескорыстности, энтузиазма и других положительных качеств .

Ценности индивидуальности, свободы духа и совести отходят на второй план. Но людям нужно во что-то верить, иметь нравственную опору. Такой верой для человека сталинской эпохи стали положения коммунистического учения. «Коммунистический строй . требует принудительного единства мысли . Коммунисты исповедуют воинствующий атеизм и они обязаны вести антирелигиозную пропаганду. Коммунизм, не как социальная система, а как религия, фанатически враждебен всякой религии и более всего христианской. Он сам хочет быть религией, идущей на смену христианству, он претендует ответить на религиозные запросы человеческой души, дать смысл жизни .» (Бердяев Н.А. Истоки и смысл русского коммунизма. М., 1990).

С утратой личностной идейной свободы человек попадал в зависимость от идеологических установок. Ценности не возникали как необходимые морально-этические нормы, но навязывались режимом.

Заключение

На основании реконструированной картины мира проанализируем характерную для 30-40-х гг. ситуацию ареста на конкретном примере из жизни моей семьи.

В. Н.Дмитриева: «Мой муж Патрин Дмитрий Николаевич (1922 года рождения) был арестован органами НКВД в 1947 г. Областной суд при. закрытом обсуждении приговорил его к двадцати пяти годам лишения свободы без права переписки, с последующим поражением в правах в течение пяти лет и запрету проживать в крупных городах согласно статье № 58-в (литературная контрреволюция).

Все это стало мне известно из справки, которую выдал мне при допросе заместитель областного прокурора по особо важным делам Бессонов Михаил Павлович для того, как он сам сказал, чтобы я смогла бесплатно оформить развод.

А как, оказалось, через восемь лет дело-то Дмитрия выеденного яйца не стоило! Но оно поломало жизнь многих и многих наших с ним близких и знакомых!

Дело в том, что Дмитрий с детства питал страсть к сочинительству, мечтая стать настоящим писателем. В годы учебы его сочинения становились известными на всю школу, так как были лучшими вне зависимости от темы. Его рассказы и стихи печатались в журналах и газетах. И не смотря на наши экономические трудности (у него стипендия была 200 р. ) страсть Дмитрия к перу победила. Он по ночам, вместо того, чтобы выгружать из вагонов уголь, как делали его сокурсники, несколько часов еженощно писал дневник.

При допросе мне был задан вопрос: «Почему вы скрывали, что ваш муж такой махровый контрреволюционер?». Я поклялась жизнью всей моей семьи, что ничего подобного быть не может.

Через восемь лет в 1955 г., когда Дмитрий был полностью реабилитирован, оказалось, что в своих дневниках он допускал резкую критику агарной политики партии.

Он иногда просил меня посмотреть его труды, но мне было не до того. Но вся семья Дмитрия сразу возненавидела меня, считая виновницей его ареста. И лишь в 1955 г. всем стало известно, что я здесь ни при чем. Единственным человеком, читавшим дневник Дмитрия, был его закадычный друг по институту Юрий Постнов, он и донес на моего мужа.

Во время моей молодости все мы были воспитаны так, что, безусловно, глубоко верили всему тому, что читали в газетах и слышали по радио. Поэтому, узнав, что мой муж Дмитрий - «махровый контрреволюционер», я подумала: «Ничего себе - волк в овечьей шкуре! ». Я порвала все его фотографии, уничтожила все, что могло о нем напоминать . Наш сын к тому времени умер от воспаления легких, не дожив и до года. С его семьей мы тогда по их инициативе прервали все связи».

Страница:  1  2  3  4  5 


Другие рефераты на тему «История и исторические личности»:

Поиск рефератов

Последние рефераты раздела

Copyright © 2010-2020 - www.refsru.com - рефераты, курсовые и дипломные работы