Личность Ивана Грозного

«Грандиозное Московское восстание показало боярским правителям, сколь непорочна их власть». Юный царь поневоле задумался о том, как ему править страной дальше. В его смятенную душу запала проповедь Сильвестра, священника кремлевского Благовещенского собора, призвавшего царя одуматься оттого, что он делает. И Иван Васильевич со всей силой своего буйного темперамента стал в одночасье следовать пр

едписаниям Сильвестра. Иван стал очень набожным человеком, когда другие монархи предпочитали охоту и развлечения, Ивана Васильевича можно чаще всего было найти с Библией в руках и читающего молитвы. «Он бросил непотребный образ жизни, принялся тщательно соблюдать все религиозные ритуалы, часами молился, прося у Бога прощения за свои и не только свои злые прегрешения».(3) В это время царь проявляет большое внимание к юродивым (то есть людям, ведущим аскетический, уединенный образ жизни). Особой заслугой у него пользовался московский юродивый, святой Василий Блаженный, известный своими чудесами, обличением лжи и лицемерия, говорили, что это был единственный человек кого боялся царь, Иван с женой Анастасией часто навещали Василия во время его болезни незадолго перед смертью. Погребения Василия Блаженного проходили при личном участии царя, Иван IV и окружавшие его бояре несли гроб святого Василия, митрополит Макарий отслужил молебен. На месте захоронения Василия Блаженного был воздвигнут знаменитый Покровский храм или храм Василия Блаженного. Об интересных росписях в этом храме и о том в честь кого был воздвигнут храм Василия Блаженного, поговорим в следующих главах. После покаяния и отстранения от власти Глинских Иван создает новый круг своих сподвижников, названный впоследствии «Избранной радой», в неё вошли митрополит Макарий, Алексей Адашев, князья Андрей Курбский и Дмитрий Курлятьев, дьяк Иван Висковатый и некоторые другие. Под их руководством царь начал преобразования в стране. Важные изменения произошли, в частности в военном деле. Основополагающей в те времена принцип местничества, по которому высшие государственные и военные должности занимались по степени знатности, в условиях войны переставал действовать: чин, занимаемый боярами во время войны, отныне не должен был зависеть от их места в общественной иерархии. Реформаторы укрепили стрелецкое войско, а также реорганизовали государев двор, подчинявшиеся лично царю: тысяче лучших боярских детей выделить поместья близ Москвы, что превратило их в постоянное войско при государе. Наряду с осуществлением внутренних преобразований кружок Адашева разработал обширную внешнеполитическую программу. Главным её пунктом было восточное направление, в частности на данном пути выделяется Казанское ханство. Казанские феодалы, как считается, производили постоянные набеги на Русь. Их отряды разоряли не только пограничные уезды, но подходили к Владимиру, Костроме, Вологде. Однако наряду с набегами и грабительскими походами: «Казанское ханство отличалось внутренней непрочностью. Покоренные татарскими феодалами разноязычные народы Поволжья – чуваши, мордва, мари, удмурты, башкиры ждали случая избавиться от татарской власти. Постоянные внутренние раздоры держали ханство в состояние непрекращающихся междоусобиц. Разгоралась борьба между крымской и московской партиями» (1). Казалось бы, с взятием Казани все ясно, Московская Русь, расширяя своё влияние и территорию, захватывает один из последних кусочков Золотой Орды, - но, учитывая междоусобицы в Казани, тяготение некоторой части города к Москве, задаешься вопросом, а не было ли покорение Казани междоусобной борьбой, а не битвой с иноземным неприятелем. Могут возразить, как же ведь на Руси около трехсот лет существовало татаро-монгольское иго. Можно ответить, а много ли документов оставил от себя данный период. Почему на Руси в период ига идет крупное строительство церквей и монастырей, но не происходит строительства мусульманских татарских мечетей. Почему летописи упоминая о том, как тот или иной князь пошел в Орду, не указывают местонахождения этой самой Орды, могут ли историки и археологи точно сказать, где находились столицы ханов Золотой Орды – Сарай и Каракорум. Это лишь только малая часть вопросов связанных с дискуссией вокруг вопроса о действительности татаро-монгольского ига на Руси. Тема моей работы состоит в ином, однако без рассмотрения хотя бы частично данного вопроса, невозможно приступать к разгадке тайн и загадок эпохи Ивана Грозного (см. главу 3 данной работы). Всех более серьезно интересующихся этой тематикой отсылаю к книгам Льва Николаевича Гумилева, Анатолия Тимофеевича Фоменко и Глеба Носовского, Николая Карамзина, а также Владимира Егорова (5, 7, 9, 10, 11, 12, 13, 14). Обратите внимание на достаточно интересную миниатюру из Лицевого летописного свода (рис 2) описывающею покорение Казани, русское и татарское войско нарисованы здесь совершенно одинаково, одинаковая одежда и вооружение, одинаковые лица воинов, единственное отличие в том, что у одного из правителей на голове княжеская шапка, а у другого корона. Понять кто из них русские, а кто татары весьма проблематично! Причем таких миниатюр времени татаро-монгольского ига или конца татаро-монгольского ига сохранилось довольно много. Спросим, неужели средневековые русские художники, на протяжении около трехсот лет страдавшие от ига, знавшие татар в лицо и воевавшие с ними, были настолько невежественны, что изобразили их абсолютно одинаковыми с русским войском, не удосужившись указать хотя бы мелкие отличия. Но рассмотрим этот вопрос более детально в следующих главах, а пока задержимся на обстоятельствах взятия Казани. Это обстоятельство, как утверждают историки – нехватка земли для обеспечения поместного войска – стало одной из основных причин Казанских походов. Первые два похода 1548 и 1550 годов не принесли желаемого результата, то война 1552 года привела к полной победе и ликвидации Казанского ханства как такового. AAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAA

Подготовка к ней велась основательно: годом раньше русские войска, прибыв к Казани на судах, заложили на правом берегу, напротив вражеского города, крепость Свияжск, позволившую блокировать подступы к татарской столице со стороны Волги. В августе 1552 года к Казани подошло огромное войско во главе с Иваном IV и, обложив город, принялось обстреливать его. Под руководством немца Размысла и воеводы Александра Горбатого велся подкоп под стену казанской крепости. В ночь на 2 октября в подкопе были заложены 48 бочек пороха. После взрыва начался штурм крепости. Невзирая на героическое сопротивление горожан и большие потери, русские войска захватили Казань, взяв в плен хана Ядигер Мухаммеда, которого затем крестили в Москве. Уже 11 октября 1552 года, через неделю после падения Казани, Иван IV отправился в Москву. Известие о рождение сына Дмитрия царь получил на полпути, неподалеку от Владимира. «Едва наступили морозы, Иван поспешил в Троицу, где монахи окрестили его сына царевича Дмитрия. Но, когда кончилась зима и наступили первые весенние дни, Иван вдруг занемог тяжким огненным недугом. Он бредил в жару, перестал узнавать близких людей. Кончины его ждали со дня на день» (1). Как мы уже указывали выше наряду с набожностью, Иван неожиданно заболевает и также неожиданно выздоравливает, а вместе с окончанием болезни сильно меняется в противоположную сторону, отстраняет большинство своих сподвижников по Избранной Раде во главе с Адашевым и Сильвестром, а через несколько лет вводит опричнину. Можно сказать, что делает он это по причине заговоров и боярской борьбе, возникшей в момент болезни, в том числе выдвижения Старицких, но, по моему мнению, обстоятельства болезни Ивана нуждаются в дополнительном исследовании.

Страница:  1  2  3  4 


Другие рефераты на тему «История и исторические личности»:

Поиск рефератов

Последние рефераты раздела

Copyright © 2010-2019 - www.refsru.com - рефераты, курсовые и дипломные работы