История политической трансформации Арабской Республики Египет

Сейчас, когда в ряде государств происходит трансформация централизованной экономики в рыночную, особый интерес представляет опыт в этом отношении крупнейшей страны арабского мира – Египта.

Осуществлявшиеся в Объединенной Арабской Республике в 60-е годы мероприятия антикапиталистической направленности привели к появлению мощного госсектора, охватывавшего промышленность, транспорт, финансов

ую сферу, внешнюю торговлю. К началу 70-х годов этатистская экономическая система исчерпала, однако, возможности своего развития, и переход президента Египта Анвара Садата к ее реформированию был обусловлен объективными причинами. С 1974 г. в Египте начала проводиться политика «открытых дверей», целью которой было обеспечить экономический рост, предоставив свободу действий частному сектору. При этом, однако, мероприятия по приватизации крупных и средних промышленных предприятий практически не проводились.

Шаги А. Садата во многом шли в том же русле, что и предпринимавшиеся в 1952-1955 гг. премьер-министром Египта Гамаль Абдель-Насером попытки привлечь к развитию реальной экономики национальный капитал, дав ему финансово-налоговые льготы. В обоих случаях результаты оказались аналогичными: не располагавшая достаточными средствами египетская буржуазия предпочла вкладывать деньги в те сферы, где был возможен быстрый оборот капитала – торговлю, сервис, подряды и т.п. В 70-е годы дело осложнялось к тому же тем, что господствующие позиции в промышленности занимал госсектор и частные производители были связаны с государственными предприятиями, производственные возможности которых (а не требования рынка) и предопределяли объемы выпускаемой продукции. Свою роль сыграл, как представляется, и морально-психологический фактор. Дело в том, что в 60-е годы в ОАР сформировалась так называемая паразитическая буржуазия, сколотившая состояние на спекуляциях, воровстве, взяточничестве. Теперь, приобретя возможность действовать легально, она предпочитала идти «проторенными путями», а не рисковать своими капиталами, инвестируя их в производственную сферу. Кроме того, либерализация внешней торговли привела к тому, что в страну хлынул из-за рубежа поток потребительских товаров. Это нанесло существенный урон местной легкой промышленности и повлекло за собой образование (в связи со значительным увеличением импорта) отрицательного внешнеторгового сальдо.

Довольно быстро страна оказалась в ситуации финансового кризиса. Дефицит платежного баланса возрос с 68 млн. долл. в 1970 г. до 1360 млн. долл. – в 1975 г.3 Бюджетный дефицит достиг в 1976 г. 2840 млн. долл.4 Попытки правительства стабилизировать ситуацию, повысив собираемость налогов, результатов не принесли. Так, в 1975 г. оборот капитала в сфере подрядов составил 600 млн. ег. ф., из которых в виде отчислений в казну поступило лишь 600 тыс. ег. ф.5 Египетское руководство тогда стало искать выход на путях сокращения государственного субсидирования цен на продукты питания и другие товары первой необходимости, на что действительно расходовались значительные средства – только дотации на поддержание цен на сахар «съедали» всю выручку от экспорта хлопка6. Подобный шаг был, однако, чреват тем, что значительная часть населения осталась бы без средств к существованию. В этих условиях заявление А. Садата в январе 1977 г. о намерении отменить субсидирование вызвало массовые стихийные выступления в Каире и других городах, вынудившие президента отменить свое решение.

В обществе начала быстрыми темпами нарастать социальная дифференциация. В 1975 г. в Египте насчитывалось 500 миллионеров, в то время как до революции 1952 г. их было всего четыре7. Вместе с тем 90% населения оказалось за чертой бедности8. Выпускники вузов получали зарплату всего 30 ег. ф. в месяц, а крупные чиновники – 70-80ег. ф.9

В результате резко обострилась внутриполитическая ситуация. Начала нарастать активность подпольных фундаменталистских группировок. По стране прокатилась волна организованных исламистами террористических акций и даже открытых вооруженных выступлений. Попытки режима силой подавить оппозицию успеха не принесли, и в октябре 1981 г. А.Садат был убит боевиками экстремистской группировки «Джихад».

Ставший после его гибели президентом АРЕ Хосни Мубарак понимал, что возврат к изжившей себя практике «арабского социализма» Г.А. Насера невозможен, но и следование политике «открытых дверей» в ее прежнем варианте также невозможно, поскольку заводит страну в экономический, социальный и политический тупик. Но при этом сразу же проявилась одна из характерных черт политического стиля Х. Мубарака – не бросаться с ходу исправлять недочеты, принимая меры косметического или в лучшем случае тактического характера, а провести тщательный анализ сложившейся ситуации и на его основе выработать долгосрочную стратегию.

В результате была разработана программа структурных реформ. В течение первых четырех-пяти лет упор был сделан на развитие инфраструктуры (электроэнергетики, дорог, портов, средств связи, сервиса), что сформировало благоприятствующую капиталовложениям «окружающую среду»10. Это, а также государственная поддержка предпринимательства позволили вовлечь в производственную сферу частный капитал, и в течение последующих 10 лет в стране были построены сотни небольших, но хорошо оборудованных предприятий, с избытком обеспечивающих население почти всеми необходимыми и к тому же дешевыми товарами народного потребления11. Это, в свою очередь, создало необходимый для дальнейшего наращивания производства оборот средств.

Во второй половине 80-х годов в качестве стратегической была выдвинута задача добиться превышения роста производства над приростом населения12. Но для этого было необходимо повысить эффективность ведущих отраслей промышленности, что не представлялось возможным без их приватизации. Однако и здесь египетское правительство действовало крайне осторожно, тщательно просчитывая каждый свой шаг и детально анализируя его последствия прежде, чем двигаться дальше. Темпы денационализации нарастали постепенно. С 1994 по первый квартал 1998 г. было продано в частные руки 113 государственных компаний с активами 30,8 млрд. ег. ф., где работало 258 тыс. человек13. Пик приватизации, как ожидалось, должен был прийти на 1999 г., когда планировалось продать 97 госкомпаний с активами 30,8 млрд. ег. ф. (257 тыс. работников). Процесс перехода средств производства в частные руки предполагается в основном завершить в 2000 г., когда будет денационализировано еще 40 госкомпаний с активами в 8 млрд. ег. ф. (90 тыс. работников)14. При этом, однако, не будут приватизироваться Всеобщая компания Суэцкого канала и государственная нефтяная корпорация «Иджипшн Дженерал Петролеум», имеющие стратегическое значение для экономики, военные заводы, гостелевещание и радио, а также больницы и школы. Кроме того, за государством останется контрольный пакет акций мукомольных и фармацевтических предприятий (продукция которых субсидируется) с целью сохранить низкие цены на хлебобулочные изделия и лекарства. В целом, в результате осуществления программы денационализации доля госсектора в промышленном производстве должна понизиться до 13% и в валовом внутреннем продукте до 3%15.

Страница:  1  2  3  4 


Другие рефераты на тему «Международные отношения и мировая экономика»:

Поиск рефератов

Последние рефераты раздела

Copyright © 2010-2021 - www.refsru.com - рефераты, курсовые и дипломные работы