Становление основ регулирования образовательной деятельности в Российской Империи

Комиссия в основном поддержала идеи, высказанные Милютиным, и пришла к выводу, что существовавшая к тому времени структура кадетских корпусов не позволяла развиваться военно-учебным заведениям и выпускать достаточно подготовленных для службы в армии молодых офицеров. В числе недостатков отмечалось следующее:

- соединение в кадетских корпусах общего образования и специального,

- слишком

обширные учебные программы,

- совместное обучение и воспитание кадет разного возраста,

- раннее обучение кадет военным предметам и применение к ним жестких дисциплинарных требований,

- отсутствие в кадетских корпусах хорошо подготовленного постоянного состава.

Для улучшения учебного процесса рекомендовалось по каждому учебному предмету создать отдельную комиссию, которая бы досконально разобралась в этом вопросе; при подготовке новых программ предусматривалось развитие умственных и душевных свойств учащихся, к тому же эти программы должны быть рассчитаны на среднего воспитанника, а не на отличника. Дельным было замечание относительно того, чтобы новые программы в военно-учебном заведении вводить только тогда, когда по ним будут подготовлены учебники, учебные пособия или хотя бы опорные конспекты.

Основной вывод комиссии заключался в том, что необходимо отделить от кадетских корпусов специальные классы и на их основе создать военные училища; общеобразовательные классы корпусом преобразовать в военные гимназии, улучшить учебно-воспитательную работу, используя для этого отечественный и зарубежный опыт, приглашать на должности воспитателей в военные гимназии как военных специалистов, так и гражданских педагогов с университетским образованием. AAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAA

Разряды для военно-учебных заведений в описываемый период.

К первому относились академии, где офицеры получали высшее военное и специальное образование.

Николаевская Генерального штаба,

Михайловская артиллерийская.

Николаевская инженерная.

Военно-юридическая

Военно-медицинская

Во второй разряд входили военно-учебные заведения, выпускавшие из своих стен офицеров во все рода войск. Это:

специальные классы Пажеского и Финляндского кадетских корпусов,

три пехотных военных училища — Павловское, Константиновское и Александровское,

Николаевское кавалерийское,

Михайловское артиллерийское,

Николаевское инженерное,

Военно-юридическое

Военно-топографическое,

17 юнкерских училищ, из них:

11 — пехотных (Московское, Виленское, Варшавское, Гельсингфорское, Киевское, Одесское, Чугуевское, Рижское, Казанское, Тифлисское, Петербургское),

2 кавалерийских (Тверское, Елисаветградское)

4 казачьих (Оренбургское, Новочеркасское, Ставропольское и Иркутское).

Третий разряд составляли военные гимназии, дававшие общее образование и воспитание молодым людям, которые могли затем поступать либо в военные училища, либо в гражданские высшие учебные заведения. Военные гимназии были открыты:

в Петербурге — 1, 2 и 3-я;

в Москве — 1, 2 и 3-я;

в Воронеже (Михайловская),

Орле (Бахтина),

Полтаве (Петровская),

Киеве (Владимирская),

Нижнем-Новгороде (Аракчеевская),

в Полоцке, Оренбурге, Омске и Симбирске.

К этому же разряду с 1869 года были причислены и военные прогимназии, дававшие своим воспитанникам начальное общее образование и воспитание. Выпускники военных прогимназий поступали затем в юнкерские училища, преподавателей для них готовили в так называемой Учительской семинарии военного ведомства в Москве. Всего было открыто 9 прогимназий: в Петербурге, Москве, Ярославле, Пскове, Елисаветграде, Тифлисе, Оренбурге, Иркутске и Вольске, причем последняя — Вольская военная прогимназия выполняла роль специального воспитательно-исправительного учебного заведения, куда направлялись недисциплинированные или плохо успевающие воспитанники из других военных гимназий и прогимназий.

К четвертому разряду относились военные школы, готовившие технических специалистов, унтер-офицеров для артиллерии и инженерных войск, а также военно-фельдшерские школы.

Отличительной особенностью образовательного процесса в них являлось то, что кроме военных дисциплин преподавали и общегражданские дисциплины, что значительно повышало статус выпускников.

Реальное противоречие между передовой наукой и существовавшим строем, отводившим научным знаниям тесный предел, становилось коренной причиной стойкого острого конфликта самодержавия с высшими учебными заведениями.[29] Автономный устав сам по себе не мог сразу поднять русские университеты, но и авторитарный устав не мог помешать достигнуть расцвета. Формы организации высшего образования, существовавшие в крепостной России, пришли в противоречие с потребностями прогрессивного развития и нуждались в коренном изменении и обновлении в соответствии с потребностями буржуазного развития. Стал очевиден вред, причиненный унижением в 40-х гг. университетской автономии в пользу попечительского совета.[30]

Реакционные меры в конце 50-х гг. постепенно отменялись. Устав 1863г. ознаменовал университетскую реформу и отразил новые взгляды на статус университета и отношения внутри него.

Он характеризуется «известной стройностью и целостностью его составных частей» и занимает среднее положение между 1 и 2 уставом. Центральная идея – автономия профессорской корпорации с выборным ректором. Ректору поручалось «ближайшее управление», совет решал все дела по университету. Все остальные органы подчинялись совету, и устав точно определял предметы ведения и степень власти. Вновь был установлен университетский суд. Университетам предоставлялось право с разрешения министра учреждать ученые общества. Роль правительственного контроля сводилась к тому, чтобы удержать университеты в пределах, обозначенных уставом. Однако идея свободного преподавания и учения не нашла отражения в уставе. «С германским принципом самоуправляемой профессорской корпорации соединен был французский принцип обязательности учебного плана и переходных испытаний для студентов».[31] Не было вполне гарантировано и самоуправление, так как попечитель сохранил неопределенную и довольно широкую власть.

С 1863г. был учрежден институт профессорских стипендиатов - вариант современной аспирантуры, а в 1867г. утверждены «Правила о лицах, оставляемых при университетах и командируемых за границу для приготовления к профессорскому званию». Чуть позже в новых «Правилах» были установлены единые требования к организации подготовки научно-педагогических работников высшей школы.[32]

По мнению современников, Уставу 1863 г. нужно быть благодарным «за временное просветление университетской науки».[33]

Конец XIX в. позволил высшим учебным заведениям выйти на качественно иной уровень деятельности – на университеты возлагается обязанности не только по подготовке кадров, но и по развитию науки. Причина крылась в возрастании объективного значения науки и просвещения при переходе на новый уровень развития общества.

Этот период так же ознаменован для России появлением и распространением вольного высшего образования посредством создания неправительственной высшей школы (общественно-государственной и частной). Оно развивалось наряду с государственным. Обучение в таких учебных заведениях не давало выпускникам никаких прав, обучающиеся не получали дипломов или свидетельств об окончании. Вольная высшая школа восполняла систему высшего образования. Народные университеты стали частью системы народного образования[34]. Становление женского высшего образования напрямую связано с открывающимися с 1876г. курсами, главным образом врачебными и педагогическими. В 1876 г. было утверждено Положение, по которому Министерство народного просвещения получило право учреждать по своему усмотрению высшие женские курсы. Первый женский университет - знаменитые Бестужевские курсы - был открыт в Петербурге в 1878 г. Прием женщин на курсы был связан с рядом ограничений и особых требований.[35]

Страница:  1  2  3  4  5  6  7  8  9 


Другие рефераты на тему «История и исторические личности»:

Поиск рефератов

Последние рефераты раздела

Copyright © 2010-2019 - www.refsru.com - рефераты, курсовые и дипломные работы