Боевые действия танковых частей на левом фланге западного фронта

Наступление немецких войск на левом крыле Западного фронта началось 18 ноября. Главный удар 2-я танковая армия наносила 24-м танковым корпусом юго-восточнее Тулы в направлении Сталиногорск - Венев - Кашира. Наступление велось на узком участке фронта на позиции 413 и 299-й стрелковых дивизий. 47-й танковый корпус наносил удар в направлении Михайлов - Рязань, находясь уступом справа от 24-го та

нкового корпуса. На Богородицком направлении, справа за 47-м танковым корпусом, наступал 53-й армейский корпус. Силы противника превосходили противостоящие им войска левого фланга 50-й армии, ослабленные в предыдущих боях. Так, на направлении главного удара против двух стрелковых дивизий и трех танковых бригад неполного состава действовало четыре танковых, одна моторизованная и две пехотных дивизии противника. Это позволило немцам на первых порах потеснить наши части и создать напряженное положение северо-восточнее Тулы.

Оборонительные действия бронетанковых войск левого крыла Западного фронта включают в себя три этапа: первый - с 18 по 21 ноября - оборонительные действия юго-восточнее Тулы на рубеже р. Шат и Дон; второй - с 22 по 26 ноября - оборонительные действия в составе Тульского, Веневского, Лаптевского, Рязанского, Каширского и Зарайского боевых участков; третий - с 27 ноября по 5 декабря - контрудар в районе Каширы фронтовой подвижной группой генерала Белова.

Действия танковых частей юго-восточнее Тулы 18-21 ноября

Танковые части 50-й армии ко времени начала нового наступления противника в районе Тулы действовали совместно с пехотой: 11-я танковая бригада с 299-й стрелковой дивизией, 32-я танковая бригада с 413-й стрелковой дивизией, 108-я танковая дивизия находилась в резерве армии. Всего в составе танковых частей имелось 66 танков. Учитывая превосходство противника в силах и в особенности в танках, танки 50-й армии были распределены следующим образом: 9 танков 32-й танковой бригады находились в боевых порядках 413-й стрелковой дивизии, 5 танков в боевых порядках 299-й стрелковой дивизии, 7 танков на Тульском боевом участке.8 танков, составляли резерв командира 413-й стрелковой дивизии, находились во втором эшелоне. П-я танковая бригада имела всего 5 исправных танков, которые совместно со стрелковым полком 299-й стрелковой дивизии обороняли Дедилово. Мотострелковый батальон 11-й танковой бригады и 108-я танковая дивизия (около 2000 человек, 30 танков Т-26) составляли резерв командарма и находились во втором эшелоне на рубеже р. Шат и Дон.

13 ноября 1941 года на фронт прибыла сформированная на Дальнем Востоке 112-я танковая дивизия. Ее включили в состав кавалерийской группы генерал-майора Белова (2-й кавалерийский корпус), сосредоточенной в полосе 50-й армии. Группа должна была нанести удар во фланг немецких частей, обходивших Тулу с севера. Еще до начала боевых действий из состава 112-й дивизии, имевшей 212 танков Т-26 (19 рот), на усиление других участков фронта отправили:

в распоряжение командира 415-й стрелковой дивизии - одну роту (10 танков);

в распоряжение командира 83-й стрелковой дивизии - одну роту (10 танков);

в распоряжение командира 5-й кавалерийской дивизии - две роты (21 танк);

в распоряжение генерал-майора Белова - две роты (21 танк).

Кроме того, из состава 112-й дивизии был изъят мотострелковый полк, выделенный генерал-майором Беловым в резерв кавалерийской группы, а одна танковая и мотострелковая роты направлены "для выполнения спецзадачи" (танковая рота была возвращена на следующий день). Таким образом, еще перед началом боев из состава 112-й танковой дивизии "изъяли" 62 танка.

В ночь с 14 на 15 ноября 1941 года 112-я танковая дивизия получила задачу - перейти в наступление и "действовать в направлении Павловка, Боровка, Бор, Высотиничи". Однако вскоре выяснилось, что предназначенная для наступления местность представляет собой лесной массив с толстыми деревьями, непроходимый для танков. В результате с утра 15 ноября дивизии прошлось буквально "прогрызаться" сквозь заросли, делая просеки и срубая деревья силами танковых экипажей и саперных взводов. Узкие просеки лишили танки маневра, а имевшиеся здесь в небольшом количестве дороги были перегорожены завалами и заминированы противником. Кроме того, в районах своего расположения танковые полки подвергались артиллерийскому и минометному обстрелу. В результате, дивизия понесла потери, а продвижение ее было весьма незначительным, что вызвало недовольство командира кавалерийской группы генерал-майора Белова.

Утром 17 ноября приданная 5-й кавдивизии 112-я танковая продолжала свое движение через лес. Несмотря на неоднократные попытки наладить взаимодействие с действующей здесь же пехотой и конницей (60-я стрелковая и 5-я кавалерийская дивизия) сделать этого не удалось. Более того, выяснилось, что 131-й кавалерийский полк, который должен был наступать правее танковых полков, находится совершенно в другом месте. В результате правый фланг 112-й дивизии со стороны деревни Малеево оказался открыт, и наступавший здесь 3-й танковый батальон 124-го танкового полка понес большие потери от немецкого артогня (уничтожено 20 Т-26). После этого для прикрытия боевых машин командование 5-й кавдивизии выделило по одному эскадрону (примерно по 60 человек) на танковый полк, что естественно не могло резко изменить ход боевых действий. В результате, к вечеру 17 ноября части 112-й дивизии подошли к дороге Малеево - Троицкое, но встреченные сильным артогнем дальше продвинуться не смогли.

Небезынтересно привести доклад о дальнейших боевых действиях, направленный командиром 112-й танковой дивизии полковником Гетманом в штаб Западного фронта:

"Командующий группой в своей служебной записке 18.11.41 г. требовал, не считаясь с потерей 20 танков, и считая, что в дивизии имеется 200 танков, продолжать двигаться в заданном направлении.

В 11.30 18.11.41 г. в боевом донесении № 019 я донес, что танки Т-26 без сапер и пехоты не могут пройти лес. Я организовал сваливание деревьев и прокладку пути, продолжая двигаться вперед. В подчинении командира 5 КД была 31-я ТБР, в составе которой имелись тяжелые и средние танки, но она не была использована на поддержку 112 ТД.

В этом же донесении и донесении № 016 я просил усилить действия танковых полков мотострелковым полком, находящимся в резерве командующего группой, просил также снять остальные два мотострелковых батальона, действующих в направлении Боровна. Только 18.11.41 г. полковник Старков разрешил мне снять полк из района Боровна для совместных действий с танками, а на его место поставить в оборону 112-й разведбат.

В донесении №020 от 18.11.41 г. начальник штаба дивизии докладывал, что движение танковой колонны с артиллерией на мехтяге по просеке в 2,5 метра шириной сильно затрудняется, особенно затруднен маневр для танков и артиллерии.124 ТП (82 танка) и 125 ТП (51 танк) двигались по лесу и прокладывали себе колонные пути под сильным огнем, неся большие потери .

На настойчивые мои просьбы изменить направление действий танковой дивизии в силу больших потерь, командир 5 КД с утра 19.11.41 г. решил наступление [танковой] дивизии приостановить и использовать ее вдоль дороги в направление на Каменки, о чем я и отдал устный приказ. Когда же ему командиры полков доложили, что дорога минирована, он свой приказ отменил и приказал продолжать наступление в направлении высоты 136,1.

Страница:  1  2  3  4 


Другие рефераты на тему «История и исторические личности»:

Поиск рефератов

Последние рефераты раздела

Copyright © 2010-2019 - www.refsru.com - рефераты, курсовые и дипломные работы