Жанровое своеобразие военных повестей В. Быкова

Второе пространство рассказа Ткачука, внутреннее, - это Сельцо, где учительствует Мороз, окрестные села и ближний лес, в котором скрываются партизаны. Это пространство вдоль и поперек осваивает Мороз, добровольный помощник и защитник крестьян-белорусов. Вполне реально и объяснимо, если бы не повторяющийся мотив: трудность преодоления пути. Поздно ночью Мороз провожает до дома учениц через лес,

жестоко мерзнет сам; перетаскивая книги (Толстого!) из барской усадьбы в школу через реку по льду (как раз в это время снесло мост), проваливается под лед и получает воспаление легких; на тропинке, по которой вели арестованных пацанов в комендатуру, помог бежать Миклашевичу и был избит полицаями до полусмерти… нужно прибавить к этому, что Мороз – хромой, калека с детства, чтобы выстроилась скрытая за бытовой реальностью символика трудности его жизненного пути, на котором он так или иначе обречен. Символика, типичная для притчи.

В центре рассказа Ткачука – дружба-противостояние его и Мороза, слабость, одномерность взглядов одного и сила и цельность – другого. Постоянно, контрастно противопоставляется активная, «суетная», по определению самого Ткачука, жизнь и деятельность его и сотрудников районо, райкома, позднее – партизан (ключевые слова: «мотался по району», «налаживал связи», «спорили», «ругались»), и цельная, целенаправленная жизнь и работа Мороза, который тоже «мотался по всей округе и в город», решая проблемы крестьян, но не видна его «суета», а видны результаты, выразившиеся в то числе и в огромном уважении сельчан к учителю.

AAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAA

Ткачук подробно рассказывает эпизоды, связанные с поведением Мороза, которые показались ему необычным, настораживающим, заслуживающим уважения, и постоянно подчеркивает уникальность и высокую, жертвенную нравственность этого человека, которая еще обострилась и высветилась в дни войны: «Вот тогда я и почувствовал, что Мороз своим умом обошел нас и берет шире и глубже. Пока мы по лесам шастали да заботились о самом будничном – подкрепиться, перепрятаться, вооружиться да какого-нибудь немца подстрелить, - он думал, осмысливал эту войну…. И главное, он ее больше морально ощущал, с духовной, так сказать, стороны». (2, стр. 46) В оккупированном Сельце Мороз не только продолжает учить детей, что вызывает шок у Ткачука и партизан (не продался ли немцам?), но и становится духовной опорой для всей округи: именно ему передают чудом сохранившийся радиоприемник, и он снабжает всех, в т.ч. и партизан, сводками Совинформбюро. И опять-таки Ткачук подчеркивает, что «тогда» это воспринималось как нечто естественное, будничное, и было переосмыслено как «чудо», как поступки, требующие огромного мужества и нравственной высоты, уже «потом».

Интересно, что мысли и переживания Мороза мы знаем только в воспроизведении Ткачука, т.е. такими, как их представлял себе рассказчик. В «Обелиске» Быков отступает от своего любимого приема – показа душевного состояния героя, и предлагает читателю фактически его легендарный образ, сохранившийся в восприятии другого человека (рассказчика) и с течением времени, под влиянием разных событий, мыслей и переживаний рассказчика наверняка изменившийся. В то же время он так погружен в реальность, в бытовые мелочи типа мокрого кожушка, кстати случившейся бутылочки «мутненькой», бракованной винтовки без мушки, доставшейся учителю, «потому что никто ее брать не хотел», что никак не выглядит исключительной личностью, впрочем, как и все остальные персонажи повести.

Между тем перед нами – человек-легенда, человек, творящий в масштабе мира, который ему виден, настоящие чудеса. Чего стоило защитить от побоев отца Павлика Миклашевича – да не как-нибудь, а через суд, раздобыть в деревенской глуши и предвоенной нищете полное собрание сочинений Толстого, под носом у фашистов «покручивать приемник», за что полагался расстрел… И даже его спасение в ночь, когда взяли виновных в подрыве моста мальчишек, - это чудо: полицай, предатель, предупредил учителя об облаве. Не жизнь – житие, полное чудес, добрых дел, чистых и высоких помыслов. И точно как в житийном жанре, вслед за чудом настало искушение: можно остаться в живых, и даже никто не осудит. Арестованных пацанов не спасти, не выкупить жизнью учителя, и все это понимают. Однако Мороз пришел и сдался немцам – без всякой надежды, что мальчишек отпустят.

Добровольно принесенная невинная жертва, самопожертвование – ради чего? Мороз даже не сказал мальчишкам, что сдался добровольно, ему не нужно было никакого одобрения, поддержки, вообще никакой моральной выгоды. Рассказчик не отвечает на этот вопрос. В повести «Обелиск» вообще нет выводов, нет морали (как положено в притче). Зато есть наглядный опыт жизни, поступков человека, который вызывает уважение и сочувствие своей, правда, странной, неуместной в суетном практичном мире бескомпромиссностью, честностью, преданностью идеалам, в которые верил и которые постоянно, изо дня в день воплощал в жизнь. Вот так он жил, и так он погиб, и был предан осуждению и забвению, потому что обыденный мир не понял его поступка. Это – скрытая мораль, без поучения и выводов, также характерная для жанра жития. Выводы предоставляется сделать читателю (слушателю).

Повесть «Обелиск», как уже было сказано, непохожа на другие произведения Быкова по структуре и по признаку отсутствия психологических исследований, замененных эмоциональностью рассказчика. Но в ней есть все типично быковские черты: обозримость конкретного пространства и измеримость конкретного времени событий, внешняя незначительность событий и их участников при огромной нравственной ценности и незаурядности их решения, скрытая, растворенная в узнаваемой бытовой реальности символика, условность фона, максимализм и духовная красота и сила героя в критическую минуту выбора между жизнью и смертью, тема самопожертвования и «негромкого подвига» «маленького человека». Все эти черты составляют художественное своеобразие повести Быкова и выводят ее за рамки жанра военной повести гуманистического направления, сближая с жанрами философской притчи, народного сказа и житийной литературы.

2.3 Повесть «В тумане»: конструкция «нравственного эксперимента»

Герой повести В. Быкова «В тумане» рабочий-путеец Сущеня попадает в ситуацию, почти аналогичную той, в которой оказался учитель Мороз («Обелиск») – и по содержанию, и по авторскому отношению к ее смысловым составляющим. Сущеня хотя и участвовал в диверсии рабочих-путейцев и был арестован вместе со всеми, но был отпущен домой, в то время как остальные казнены (такое изуверское наказание придумал для неподкупного и бесстрашного «мужика-белоруса» эсэсовец Гроссмайер). В результате все односельчане и местные партизаны считают Сущеню предателем, купившим жизнь ценой жизни товарищей, хотя предательства он не совершал! Партизаны принимают решение казнить предателя и отправляют на задание двоих: односельчанина Сущени Бурова и бывшего райкомовского работника Войтика.

Эпизодом поездки партизан к дому Сущени открывается повесть, и с почти с этого момента события развиваются как бы вполне естественно и в то же время – принужденно. Воля автора, конструирующего обстоятельства, необходимые для обнажения душевной сути героев и создания предельно обостренной кризисной ситуации, как и всегда у Быкова, «растворена» в обыденности и во времени, растянутом и заторможенном до предела, до скуки, до полного впечатления об отсутствии всяких событий и о возможности всяких случайностей в этом непонятном, мутном, запутанном мире.

Страница:  1  2  3  4  5  6 


Другие рефераты на тему «Литература»:

Поиск рефератов

Последние рефераты раздела

Copyright © 2010-2020 - www.refsru.com - рефераты, курсовые и дипломные работы