Прусские литовцы

Ещё один аргумент литовских историков основан на особенностях политической обстановки, сложившейся в 1918 г. После завершения Первой мировой войны Литва обрела независимость, а поражение Германии дало шанс националистическим кругам Литвы и её президенту А. Сметоне присоединить земли «Малой Литвы». Опираясь на литовскую интеллигенцию и буржуазию Восточной Пруссии, возглавляемую Мартинасом Янкусо

м, Кристунасом Лекшасом и Юргисом Стрекисом, Литва поднимала вопрос о присоединении «малолитовских земель». Позиции Литвы укреплял Совет Малой Литвы (Maћosios Lietuvos Tariba), созданный в Тильзите 16 ноября 1918 г., который в декларации от 16.11.1918 г. провозглашал присоединение «Малой Литвы» к «Великой Литве». Двадцать третьего марта 1919 г. было создано Объединение литовцев в Пруссии, которое требовало присоединения к Литве лишь Клайпедского края, а не всей «Малой Литвы». И если Клайпедский край удалось присоединить, то в остальной Восточной Пруссии идея присоединения к Литве не нашла должного отклика, что свидетельствует о небольшом влиянии литовского населения Восточной Пруссии. Поэтому и данный аргумент весьма спорен и не даёт литовским историкам оснований утверждать о принадлежности края Литве. Впрочем, реальнейший шанс заполучить земли Восточной Пруссии был упущен Литвой после окончания Второй мировой войны: предложение И.В. Сталина присоединить Кёнигсбергскую область к Литве было отвергнуто лидером литовских коммунистов А. Снечкусом.

Но несправедливо судить о проблеме, зная позицию лишь литовских историков: необходимо знать и её оценки, данные немецкими и российскими историками. Современные немецкие историки не уделяют большого внимания территории нынешней Калининградской области, они не оспаривают решений послевоенных конференций, а идеи реваншизма исповедует лишь часть одиозных историков Германии. Довоенные историки и археологи во многом отождествляли пруссов с германцами, что объяснялось как пангерманизмом, так и последующей нацистской идеологией.

Советская и российская историографии, несмотря на недостаточное внимание к проблеме, стоят на одинаковых позициях: земля Калининградской области – неотъемлемый субъект России. Историки же, занимающиеся древней историей Пруссии, склонны считать термин «Малая Литва» во многом искусственным. Так, В. С. Суворов полагает, что сам термин был придуман С. Грунау с подачи герцога Альбрехта, пытавшегося объединить в государство немецких жителей с прусскими и литовскими колонистами.

Таким образом, все это подводит нас к выводу о том, что сейчас в исторической науке назрела острая проблема изучения проблемы прусских литовцев, основываясь на комплексном подходе, без идеологической и политической подоплеки. Это и является целью данной курсовой работы.

Основными источниками по данной проблеме являются следующие.

Письменный источник XVI в. – работа Симона Грунау «Прусская хроника». Опубликованная в 1526 г., хроника вводит термин «Maћa Lietuva», или «Малая (Прусская) Литва».

В 1873 г. появляется "Отчет о поездке к прусским литовцам» Вольтера. Эти результаты этнографической поездки «к прусским литовцам» Вольтера дают интересный фактический материал, который интересно сравнить с исследованием Кушнера «Этническое прошлое Юго-восточной Прибалтики».

Другие источники: Ив. А. Юшкевича "Лит. нар. песни" (1867) дает материал по сравнению прусско-литовских диалектов и культурных традиций, указывает, что особенно богатой в поэтическом отношении оказалась местность Велены на Немане; одних свадебных дайн там записано около 1000. Напевы литовских песен собраны Станевичем, Нессельманом ("Litauische Volkslieder" Берл. 1853, всего 410 песн. и 55 напевов), О. Кольбергом (по Сувалкской губ.) и в Сборнике литововской лютеранской общины в Тильзите, изданном Хр. Барчем в 1889 г.

Глава 1. Появление и расселение литовцев в Восточной Пруссии

§1. Проблема появления литовцев в Восточной Пруссии

Из смешения лингвистически прусского, литовского и частично польского населения Восточной Пруссии с немецкоязычными колонистами к началу ХХ века сложилась особая субэтническая группа — немцы-пруссаки. ассимилировать польское население, включенное в состав Восточной Пруссии, они тоже не смогли.

Наиболее спорный вопрос – были ли прусские литовцы потомками пруссков. Если некоторые литовские историки утверждают это, то у российских исследователей такая точка зрения не находит поддержки. Еще в конце XIX. В Словаре Брокгауза и Эфрона писали: «Мнение антропологов, например Вирхова, что вся земля между Вислой и нынешней русской границей населена старопрусским народонаселением, так же неосновательно, как и этнографическо-политическое увлечение виленских ученых, что Жмудь и Литва населены были переселенцами "из прус", благодаря притеснениям немцев, бросивших свои старые пепелища».

Один из аргументов сторонников теории «прусского наследия» - язык прусских литовцев, который в некоторых областях был смешан с прусским. Но на этот счет есть такие данные на конец XIX века: «В настоящее время, - пишет словарь Брокгауза и Эфрона, - самым чистым прусско-литовским языком говорят около Столупян, Даркемен и Гольдапа или на юге от Инстербурга и Гумбинена. От этого языка литовской письменности резко отделяется второе прусско-литовское наречие: мемельский диалект Klaip йdiszkiu kalbа. Иначе этот южно-литовский язык называется еще высоколитовским (Hoch litauisch) в различие от нижнелитовского или жемайтского. Переходным диалектом, по исследованиям Бецценбергера, должен считаться литовский язык около Тильзита, Рагнита и в Тильзитской равнине. В 1889 г. Бецценбергер, в статье "Etnographisches aus dem Kreise Pillkallen", пришел к тому убеждению, что язык литовской письменности не есть диалект прусско-литовский, а скорее продолжение якобы вымершего ятвяжско-судавского наречия. Прусско-литовские наречия переходят политическую границу Пруссии и имеют свое соответствие в говорах соседней Сувалкской губернии и южной части Виленской, в волостях граничащих с мазурами и белорусами, так называемыми Гудасами».

В антропологическом отношении в XIX веке наблюдалась двоякая соматическая компликация: рядом с длинноголовой, голубоглазой и светло-русой расой встречался также тип темноволосый. Это надо сопоставить с тем, что южно-литовский язык представляет остаток ятвяжской народности, и что Надровия граничила с вымершими по языку в XVII в. пруссами. Вирхов констатировал у литовцев альбинизм глаз, кажущихся иным наблюдателям, как Преториусу в XVII в., серо-желтыми. Волосы цвета русого, переходящего иногда в желтизну. Рост у мужчин 1,661 до 1,704 м., у женщин 1,573. Из обзора особенностей этнографическо-антропологического типа прусских литовцев видно, что некоторые расовые приметы встречаются тоже у литовцев Сувалкской губернии и в пограничных волостях Россиенского уезда.

§2. Границы расселения и численность литовцев

В XIII в. прусская Литва была сосредоточена в Надровии и Шелавии; в Судавии (ныне Гольдапе), Даркемене и Столупянах жили судавиты-ятвяги. Завоевание орденом Надровии кончилось в 1275 г., Шелавии (Schalauen) в 1276 г. Главным городом Надровии (Недрова) был Велава, в которой жил знаменитый Криве и находилось "жеглище" и священная роща Ромове. В Шелаве были три укрепленных города или пилисы: Рагнит, Сарека и Сасава (см. Тоерреn, "Hist.-comp. Geographie von Preussen"). Миндовг в 1253 г. подарил немецкому ордену Недрову, в 1 254 г. totam terram "Schalowen".

Страница:  1  2  3  4 


Другие рефераты на тему «Краеведение и этнография»:

Поиск рефератов

Последние рефераты раздела

Copyright © 2010-2019 - www.refsru.com - рефераты, курсовые и дипломные работы