Пуштунское население Пакистана

Еще один важный источник незаконного дохода – ввоз и торговля контрабандными товарами. Они доставляются на знаменитые пуштунские рынки Ланди-Котал и Бара нередко самым примитивным способом (на спинах людей) через пустынные районы Ирана и Афганистана.

Экономическому и культурному отставанию пуштунского ареала соответствует традиционность его политической культуры. На характере преобладающей

там социально-политической активности сильнейшим образом сказалась кампания исламизации, которую развернули с конца 70-х годов военные власти под руководством генерала М. Зия-уль-Хака. В 80-е годы к ней добавился эффект от участия Пакистана в «священной войне» (джихаде) в Афганистане, а в 90-е гг. – от поддержки пакистанскими властями талибов, «самой исламской» из исламских группировок, боровшихся там за власть.

Пуштунский ареал оказался теснейшим образом связан с афганскими событиями. Именно он «принял» основную часть беженцев из этой страны, численность которых на пике, в 1990 г., достигала 3,7 млн., а в последнее время все еще составляла около 1,6 млн. человек.

Развернутая «сверху» исламизация получила в пуштунских регионах значительную поддержку «снизу». Не случайно ведущую исламистскую партию Пакистана «Джамаат-и-ислами» (ДИ, Исламское общество) с 1989 г. возглавил пуштун Казн Хусейн Ахмад, весьма популярный деятель в стране и особенно в СЗПП.

На пуштунов в основном опирается другая крупнейшая религиозно-политическая организация «Джамиат-и-улама-и-ислам» (ДУИ, Ассоциация богословов ислама). Она в 80-е годы эволюционировала из достаточно умеренной силы в радикальную. Лидеры двух ее фракций – МауланаФазлур Рахман и Маулана Сами-уль-Хак – пуштуны. Причем «домен» первого – область Дераисмаилхан и пуштунские районы Белуджистана, а второго – более северные области СЗПП. Улемы пуританской школы деобанди, близкие к ДУИ, сыграли роль «крестных отцов» движения «Талибан». В руководимых ими медресе и духовных академиях прошли курс религиозного образования и воспитания молодые афганцы, составившие его костяк. Особенно заметной в этом отношении была академия (дар-ул-улумхаккания) Сами-уль-Хака в местечке Акорахаттак. Немалый вклад в подготовку талибов внесли и деобандийские академии Карачи (главным образом в районе Бинори-таун), где пуштуны, проживая компактно, образуют обширные колонии.

Определенное место в политической жизни пуштунского ареала Пакистана традиционно занимали левые по идеологической и внешнеполитической ориентации силы, такие как ныне действующая «Аваминэшнлпарти» (Народная национальная партия – НПП, лидер – Афрасиаб Вали-хан, внук известного с колониальных времен харизматического лидера пуштунов Хана Абдул Гаффан-хана и сын двух других известных политических деятелей Абдул Вали-хана и его жены Бегум Насим). Кроме ННП, на выборах в СЗПП успеха добивались и общенациональные партии – Пакистанская народная партия (Беназир Бхутто) и Пакистанская мусульманская лига (Наваз Шариф).

Впрочем, поведение электората в пуштунском ареале отличалось своими особенностями. В СЗПП бóльшими, чем в целом по стране, были электоральные успехи исламистов из ДИ. А в пуштунских районах Белуджистана чаще всего добивались победы кандидаты ДУИ (фракция Фазлур Рахмана).

Последние парламентские выборы, состоявшиеся в октябре 2002 г., подтвердили и усилили эти тенденции. Столкнувшись после событий 11 сентября 2001 г. с новой ситуацией в стране, вызванной тем, что ее военные власти присоединились к возглавляемой США войне с терроризмом, в первую очередь с режимом «Талибан» в Афганистане, а также тем, что правительство президента генерала П. Мушаррафа поставило вне закона более полудюжины боевых организаций, связанных с легальными религиозными партиями различных направлений, исламисты объединились в преддверии всеобщих выборов в организацию «Муттахидамаджлис-е амал» (ММА, Объединенный фронт действия). Хотя по всей стране за нее проголосовали лишь 11% всех избирателей, она смогла занять в Национальной ассамблее Пакистана (маджлис-е шура) приблизительно 20% мест. Сказалась концентрация голосов, поданных за ММА главным образом в пуштунских районах. В провинциальном собрании СЗПП исламисты получили большинство и сформировали правительство. Наибольшее число мест оказалось у них и в ассамблее Белуджистана, но они остались там в оппозиции правительству, опирающемуся на поддержку представителей ряда мелких партий и независимых кандидатов, избранных в непуштунских регионах провинции.

Особое политическое положение занимает зона племен. В той ее части, которая входит в Район племен федерального подчинения (FATA, FederallyAdministeredTribalArea), до сих пор запрещена деятельность общепакистанских партий и организаций. Там действует уголовное законодательство колониального времени. Право голоса на выборах в парламент долгое время имели лишь вожди и старейшины племен. Это правило было отменено впервые в ходе предпоследних выборов 1997 г. К участию были допущены все граждане, но явка оказывалась и тогда, и в 2002 г. весьма низкой. К тому же сохранилось положение, при котором все кандидаты выступают как независимые.

Вместе с тем в районе племен (прежде всего в Хайберском агентстве) действуют свои политические организации. Наибольшей поддержкой пользовалась там в последние годы религиозная партия «Техрик-и-иттехад-и-улама-и-кабаил» (Движение единства улемов района племен). Определенные позиции сохраняла и левонационалитическаяпартия «Пуштунхвакаумипарти» (Пуштунская национальная партия, лидер – ЛатифАфриди).

Среди горцев области Малаканд влиятельной была возглавляемая воинствующим исламистом Суфи Мухаммадом организация «Техрик-и-нифаз-и-шариат-и-мухаммади» (Движение за установление мусульманского закона). В 1994–95 гг. она организовала массовые выступления и добилась от властей согласия на введение норм шариатского права в Малаканде.

В ходе войны с талибами в сентябре-декабре 2001 г. полоса племен на всем ее протяжении, а также пуштунские районы Белуджистана были главной ареной массовых антиамериканских выступлений. Суфи Мухаммад набрал 10-тысячный корпус добровольцев и перебросил их в Афганистан для участия в войне на стороне движения «Талибан».

Однако политические симпатии горных пуштунов обычно не отличаются постоянством. Разгром талибов и отрядов бен Ладена уменьшили число и энтузиазм их сторонников. Родственники посланных в Афганистан добровольцев провели митинги с требованиями их возвращения, что в основном и удалось сделать. Центральные власти добились осуждения Суфи Мухаммада на три года тюрьмы и запретили его организацию.

Перспектива получения крупных денежных премий за выдачу вождей исламистских сил, недавно еще контролировавших большую часть Афганистана, привела к сотрудничеству вождей и старейшин ряда племен с организаторами международной антитеррористической операции. Вместе с тем их лояльность требуется постоянно подпитывать денежными вливаниями. Часть полосы племен по обе стороны от «линии Дюранда» (демаркированной на картах горной границы между Пакистаном и Афганистаном) несомненно превратилась в прибежище для уцелевших лидеров талибского движения и руководства «Аль-Каиды». Играют роль при этом и традиционные законы пуштунскогогостеприимства, и солидарность с братьями-мусульманами, и деньги, которыми те располагают, и ненависть к «неверным», вторгшимся на их территорию.

Страница:  1  2  3 


Другие рефераты на тему «Краеведение и этнография»:

Поиск рефератов

Последние рефераты раздела

Copyright © 2010-2018 - www.refsru.com - рефераты, курсовые и дипломные работы