Пуштунское население Пакистана

Пуштуны, составляющие примерно 15% населения Пакистана (свыше 20 млн. человек), представляют собой вторую по численности его национальную группу. Доминируют же в Пакистане панджабцы. Их около 60% – почти две трети жителей страны. Провинция Панджаб, занимающая относительно небольшую площадь (26% всей территории) к востоку от р. Инд в ее верхнем и среднем течении, является геополитическим центр

ом, основным внутренним полем Пакистана. Расположенный к западу от Инда ареал преимущественного расселения пуштунов не относится к этому полю, образуя периферийную, пограничную часть общего государственного пространства.

Пуштунский ареал распадается на три главные части. Первая – это Северо-Западная пограничная провинция – СЗПП (области Малаканд, Хазара, Мардан, Пешавар, Кохат, Банну и Дераисмаилхан). К пуштунам принадлежит три четверти населения провинции. В области Хазара, расположенной на северо-востоке, их меньшинство – на ее юге преобладают панджабцы, говорящие на языке хиндко, а на севере, в отрогах Гималаев – горные дардоязычные народы (ховары, кохистанцы и др.). В остальных областях (за исключением Дераисмаилхана, где часть населения – панджабцы, говорящие на языке сирайки) пуштуны составляют почти стопроцентное большинство. В СЗПП проживает более 14 млн. пуштунов.

Вторая часть пуштунского ареала – расположенный к западу от СЗПП Район племен федерального подчинения (РНФП). Он состоит из семи агентств – Баджаур, Моманд, Хайбер, Куррам, Оракзаи, Северный и Южный Вазиристан и шести территорий, примыкающих к округам СЗПП – Пешавару, Кохату, Банну, Лаккимарвату, Дераисмаилхану и Тэнку. Агентства возглавляют политические агенты (номенклатура унаследована с колониальных времен). В районе (полосе или зоне племен) проживает свыше 3 млн. пуштунов.

Третья часть ареала – северные (северо-восточные) области провинции Белуджистан, примыкающие с юга к СЗПП. Пуштуны, численностью около 2 млн. человек, обитают компактно в областях Зхоб и Кветта.

Существенная доля (2–3 млн.) пуштунов проживает за пределами традиционного ареала расселения, главным образом в Карачи, а также Исламабаде, Лахоре и в менее крупных городах провинций Панджаб иСинд.

Состоящий из трех частей пуштунский ареал отличает почти полное преобладание этнических пуштунов, сосредоточенных на относительно небольшой площади приблизительно в 100 кв. км (восьмая часть территории страны) при средней плотности 170–180 чел. на кв. км, весьма высокой для в основном горной и пустынно-гористой местности.

Западным продолжением ареала служат восточный и южный регионы Афганистана, где проживает 10–12 млн. пуштунов (афганцев). Сплошная зона проживания пакистанских и афганских пуштунов охватывает территорию приблизительно в 250–300 тыс. кв. км с населением приблизительно 30 млн. человек.

Пуштунский ареал не только географически, но и исторически можно охарактеризовать как периферийный для Пакистана. Идея создания этой страны как родины для индийских мусульман зародилась в провинциях колониальной Индии, где те составляли меньшинство. В абсолютно мусульманской и иранской в лингвистическом отношении Северо-Западной пограничной провинции она долгое время не пользовалась поддержкой, и только в 1940-х годах там приобрели влияние политические силы, выступившие за ее присоединение к созданнному в августе 1947 г. Пакистану.

Но и после этого на северо-западе страны продолжали действовать харизматические лидеры, партии и организации националистического направления. Они требовали не только закрепления провинциального статуса за районами преобладания пуштунов (в 1955–1970 гг. СЗПП входила в состав единой провинции Западный Пакистан), но и объединения всех трех частей пуштунского ареала в одну большую провинцию Пуштунистан с предоставлением ей прав широкой автономии.

Периферийное, пограничное положение пуштунского ареала оттенялось тем обстоятельством, что лозунги создания Пуштунистана в 40–70-х годах прошлого столетия активно поддерживало правительство Афганистана. Афгано-пакистанские споры и противоречия, связанные со статусом пуштунского ареала, особенно района племен, не раз приводили к пограничным конфликтам, а в 1961–63 гг. – к разрыву дипломатических отношений.

Геополитическая периферийность пуштунского региона заставила управляющую элиту Пакистана обратить на него особое внимание. Но оно ограничилось в основном лишь включением представителей верхов традиционного пуштунского общества в состав правящего класса. Сама конфигурация последнего претерпела уже в 50-х годах существенные изменения – выходцам из Северной Индии (т.н. мухаджирам) пришлось потесниться, предоставив пуштунам место главных партнеров панджабцев в деле управления страной. Особенно значительной оказалась доля пуштунов в высшем генералитете, который образовал с гражданскими чиновниками доминирующий военно-бюрократический тандем.

Раскол страны в 1971 г. с образованием на месте ее восточной провинции независимого государства Бангладеш укрепил центральное внутриполитическое положение Панджаба, а также союз между панджабской и пуштунской элитами. Однако экономическое и социальное развитие страны в течение двух последних десятилетий шло медленно, не поспевая за быстрым демографическим ростом. На итогах хозяйственной и культурной эволюции отрицательно сказалась также милитаризация экономики, вызванная широким и разнообразным участием Пакистана в военно-политическом противостоянии сил в соседнем Афганистане.

Пуштунский ареал оказался одним из тех районов страны, которые наиболее пострадали от последствий ее превращения в «прифронтовое государство» и наименее продвинулись по пути экономических и социокультурных перемен.

За 80–90-е годы в экономике СЗПП и других пуштунских регионов не наблюдалось заметных структурных сдвигов. Основными занятиями населения оставались сельское хозяйство и торговля. Доля горожан в пуштунском ареале за период между переписями 1981 и 1998 г. почти не выросла. Зато увеличился и достиг 27% удельный вес тех, кто не имел на момент переписи постоянной работы. Только 37% взрослого населения, относимого к рабочей силе, а это в основном мужчины, включая мальчиков старше 10 лет, имели какую-то сельскую квалификацию, а городские профессии получили лишь 8% .

Грамотность, хотя и выросла в СЗПП в 1981–98 гг. почти вдвое, но охватила лишь чуть более трети жителей. Исключительно низка она среди женщин (менее 20% в СЗПП и менее 10% в районе племен).

Если к бедному населению в Пакистане в целом относят почти 40%, то в пуштунском ареале к нему принадлежит почти две трети. Пополнить доход позволяют отхожие промыслы, такие как работа в богатых странах Аравии (Персидского залива), а также в крупных городах других провинций Пакистана и служба в армии.

Увеличивают доходы крестьянства посевы опийного мака, запрещенные властями. В районе племен запреты малодейственны, но там до недавнего времени занимались, в силу природных условий, не столько выращиванием мака, сколько переработкой в героин ввезенного из Афганистана сырья. Главные доходы от наркотиков имеют крупные торговцы и дилеры. К их числу относят представителей верхушки ряда племен, в частности афридиев.

Страница:  1  2  3 


Другие рефераты на тему «Краеведение и этнография»:

Поиск рефератов

Последние рефераты раздела

Copyright © 2010-2018 - www.refsru.com - рефераты, курсовые и дипломные работы