Полиция печати и цензура

Reusch, I, стр. 55—56.

Полное название его — Index auctorura et librorum, qui tanquam haeretici aut suspecti aut perniciosi ab Officio S. Romanae Inquisitionis reprobantur et in universa Christiana Republica interdicuntur. — Reusch, I, стр. 258.

Латинский текст и французский перевод его напечатаны в брошюре: Index. Constitutions de Sa Saintete Leon XIII 1897) et de Benoit XIV (1753) rel

atives a l'examen et a l'interdiction des livres. Par. 1897.

Очерк истории полиции печати в Англии

В то время, когда в Англии появилось и стало распространяться книгопечатание, католицизм был еще в полной силе. И здесь, как это было во всех католических странах, духовенство сосредоточило в своих руках наблюдение за печатью и преследование тех произведений, в которых замечалось уклонение от истинных начал католицизма. Оно нашло себе энергичную поддержку и в королевской власти. При Генрихе VIII изданы были, начиная с 1526 года, девять списков книг, объявлявшихся запрещенными. В виде примера может служить опубликованный в 1529 году список 85 «книг лютерской секты», которые приверженцами этой секты привезены были в Лондон; в числе их названы 22 сочинения Лютера, 11 сочинений Цвингли и т. д.

В 1530 году издано было первое королевское распоряжение о предварительном рассмотрении книг: королевская прокламация, составленная по совещании с примасом, теологами обоих университетов и другими лицами, объявляя запрещенными все напечатанные заграницею английские книги и предписывая в 14-дневный срок доставить их епископам, повелевала, чтобы новые английские книги, касающиеся Священного Писания, печатались с одобрения епископа и не анонимно.

Преобладающую роль в области полиции печати духовенство сохраняло до царствования королевы Елизаветы, когда деятельным органом ее становится государство — светская власть, принявшая на себя заботы по наблюдению за печатью и осуществлению тех задач, которые первоначально составляли почти исключительно предмет забот церкви. Духовенство, однако, не было вполне устранено от этого дела: утратив свою преобладающую роль, оно все же являлось весьма деятельным помощником государства.

Уже в первый год царствования Елизаветы (в 1559 г.) королевским советом (Privy Council) был издан указ, по которому никто не может напечатать какую либо книгу или брошюру без предварительного разрешения королевского совета или епископа. Мало-помалу как цензура, так и вообще вся совокупность мероприятий по отношению к печати были сосредоточены в руках Звездной Палаты. Так назывался комитет королевского совета, наделенный чрезвычайно обширными полномочиями и являвшийся в течение целого века страшным орудием деспотизма в руках Тюдоров и Стюартов. Имя Звездной Палаты сделалось для англичан синонимом всякого рода насилий и произвола, воспоминание о которых неразрывно связано с историей этого учреждения. Во второй половине XVI века неограниченные полномочия его, главным образом, в сфере судебного преследования, были расширены на новую область — полицию печати. В 1585 году Звездная Палата издает первый подробный ордонанс с целью урегулировать печать, подчинив строгому режиму как произведения печати со стороны их содержания, так и самый промысел книгопечатания и книжной торговли. Издание этого ордонанса мотивируется, в предисловии к нему, теми «безобразиями и злоупотреблениями со стороны беспорядочных лиц, занимающихся искусством печатания и книжного промысла», которые все более и более увеличиваются, несмотря на принятые меры, что и приписывается недостаточности наказаний, применявшихся до тех пор. Ордонанс 1585 г. воспрещает печатать что-либо без предварительного рассмотрения и дозволения Архиепископа Кентерберийского или Лондонского Епископа; для напечатания же произведений, имеющих отношение к законодательству, необходимо разрешение Главных Судей (входивших также в состав Звездной Палаты). Всякому, уличенному в продаже книг, напечатанных без соблюдения требований этого ордонанса, угрожает тюремное заключение в течение трех месяцев. Очевидно, с целью облегчить надзор за печатью и поставить преграду ее развитию, число типографий было ограничено: кроме находящихся в Лондоне, разрешались только две — в университетских городах, Оксфорде и Кембридже, по одной в каждом. Каждый содержатель типографии обязан объявить о количестве имеющихся у него станков «Компании типографов (Stationer's Company). Эта компания была учреждена за несколько времени перед тем и полу-ила от правительства монополию печатного дела, сделавшись вместе; с тем деятельным органом его по наблюдению за печатью. В случае неисполнения этого требования ему грозит уничтожение его станков и тюремное заключение в продолжение одного года. Ни одна типография не может быть открыта вновь до тех пор, пока чрезмерное количество их не будет уменьшено и не дойдет до того числа, какое будет признано архиепископом Кентерберийским и епископом Лондонским достаточным; если же понадобится увеличить число занимающихся книгопечатанием, то Компания типографов должна указать лиц, пригодных для этого, при чем эти лица, сверх того, должны быть одобрены представителями духовной власти. Помимо всего этого, ордонанс уполномочивает указанную компанию производить обыски в домах и магазинах содержателей типографий и книгопродавцев, забирать все книги, напечатанные в противность требованиям этого ордонанса, уничтожать типографские станки, арестовывать виновных и препровождать их в королевский совет.

Таким образом, с одной стороны — предварительная цензура, с другой стороны — всевозможные меры, направленные к стеснению самого промысла книгопечатания, установление строгого надзора и наложение тяжких наказаний за малейшее уклонение от предписанных требований — таковы те условия, в которые была поставлена английская печать в конце XVI-го века. Между тем как в царствование католички Марии преследовалось и сжигалось все то, что носило в себе дух критики католицизма, при Елизавете, наоборот, беспощадному преследованию подлежало все благосклонное католицизму. Лишь одним из многих является пример Джона Стеббса, которому отсекли правую руку по обвинению его в государственной измене, выразившейся сочинения, написанного в духе пуританизма, которого он был ревностным приверженцем. Рассказывают, что в том момент, как у него отсечена была правая рука, бывшая орудием «измены», он с помощью левой снял шляпу и воскликнул громогласно: «God, save the Queen» (Боже, храни королеву).

Преследование доктрин пуританизма составляло в то время главный предмет забот правительства в области. Против появления новых произведений достаточной гарантией была установленная цензура. С целью же изъятия из обращения вышедших ранее книг также принимались меры, образец которых представляет собою королевская прокламация 1589 года, Она повелевает всем, имеющим у себя какие-либо сочинения, написанные против существующего управления английской церкви или против ее обрядов и церемоний, немедленно представить их епархиальному епископу. Тот, у кого находили такого рода книги, подлежал строгим уголовным карам. В этом, между прочим, историки видят одну из причин, почему сохранилось так мало пуританских памфлетов.

Страница:  1  2  3  4  5  6  7  8 


Другие рефераты на тему «Журналистика, издательское дело и СМИ»:

Поиск рефератов

Последние рефераты раздела

Copyright © 2010-2018 - www.refsru.com - рефераты, курсовые и дипломные работы