Полиция печати и цензура

Кроме цензуры католическое духовенство прибегало нередко еще к другому средству борьбы с печатью, a именно к изданию каталогов или списков запрещенных книг — Index librorum prohibitorum. Случаи осуждения книг, признававшихся еретическими, имели место уже в первые века по установлении христианской церкви (при Константине Вел. осуждению и сожжению подвергнуты были сочинения Ария). Этот прием еще

более развился в средние века, когда весьма нередки были случаи осуждения отдельных сочинений (напр. в XII веке сочинения Абеляра), В 1415 г. Констанцский собор определил воспретить чтение сочинений Виклефа и Гуса. С развитием реформационного движения меры преследования еретических книг становятся еще более частыми и энергичными.

Первый «каталог» запрещенных книг был издан в 1546 году богословским факультетом Лувенского университета, по распоряжению Карла V. Повелением его в 1550 году был издан новый каталог, оказавший значительное влияние на дальнейшее развитие этой меры борьбы с печатью. Подобные же каталоги издавались и в других местностях.

Первым от имени папы опубликованным каталогом запрещенных книг является, «Index», изготовленный инквизициею и изданный папою Павлом IV в Риме в 1559 году. В нем книги распределены в алфавитном порядке на три разряда: к первому отнесены писатели, сочинения которых, как уже изданные, так и те, которые будут ими написаны, подвергнуты безусловному запрещению, хотя бы даже в них ничего не говорилось против религии или о религии; ко второму разряду отнесены писатели, некоторые из сочинений которых подвергались запрещению по причине заключающихся в них еретических учений (между прочим книги об астрологии, о ворожбе и т. п.); к третьему разряду отнесены книги анонимные, содержащие в себе вредные учения.

Для составления и пополнения «индексов» папою Пием V создано было в 1571 г. особое учреждение—Sancta Congregatio Indicis. При посредстве его папская курия осуществляла свое наблюдение за печатью в последующие века. Учреждение это существует и в настоящее время. Последний «Index» был издан в 1897 году, при чем папа Лев XIII нашел нужным составить и опубликовать новый регламент о воспрещении и цензуре книг — Constutitio apostolica de prohibitione et censura librorum.

В связи с указанными средствами борьбы с печатью нередко практиковалось публичное сожжение сочинений, a иногда вместе с ними и авторов, признанных вредными. История разных государств занесла на своп страницы не малое количество таких фактов. Это было излюбленное средство, к которому прибегали одинаково как ревностные католики, так и приверженцы протестантизма: в Англии, напр., при Генрихе VIII жгли последовательно книги того и другого направления, — то было время еще неустановившихся воззрений; при Эдуарде VI сожжению подлежали католические сочинения; при Марии, наоборот, пылали костры сожигаемых протестантских сочинений.

Светская власть стала принимать деятельное участие в полиции печати уже значительно позднее духовной. Еще в 1513 году (т. е. через двенадцать лет после издания буллы Александра VI) французский король Людовик XII издает декларацию, в которой очень наглядно выступает самое дружелюбное отношение к печати. В этой декларации король освобождает от уплаты вводившегося тогда налога целую категорию лиц, так или иначе прикосновенных к делу книгопечатания. Изъятие это мотивируется «соображением того великого блага, которое принесло нашему королевству искусство печатания, изобретение которого представляется скорее божественным, чем человеческим»: благодаря ему, продолжает декларация, «наша святая католическая вера сильно возвысилась и окрепла, правосудие лучше понимается и отправляется и божественная служба совершается с большим тщанием и великолепием; благодаря ему, на пользу всех и каждого выражено и распространено много хороших и благотворных учений, благодаря чему наше королевство превосходит все другие, и иные неисчислимые блага проистекали и проистекают от него каждодневно, во славу Бога и к возвеличению нашей католической веры».

Первый законодательный акт светской власти в области полиции печати мы встречаем в Германии в 1521 году, когда был издан направленный против Лютера Вормский эдикт. Глава 36-я этого эдикта санкционирует изданные по отношению к печати распоряжения духовных властей. Вскоре после того Имперский указ, изданный в Нюренберг в 1524 г., возложил на светских князей и их правительства обязанность наблюдать за книгопечатанием, a через пять лет после этого (Имперскими указами в Шпейре в 1529 г. и в Аугсбурге в 1530 г.) установлена правильная цензура. В Англии наиболее раннее предписание королевской власти о цензуре относится к 1530 году, во Франции—к 1538 году.

После этих замечаний о появлении цензуры в западноевропейских государствах, обратимся к более подробному обзору истории полиции печати, главным образом, в двух странах — в Англии и во Франции. Англия представляет особенный интерес в виду того, что там ранее всех других государств развилась свободная печать и установились те основы, на которых зиждется господствующее в настоящее время законодательство о печати. Проследить же судьбу тех разнообразных систем и мер, которые практиковались по отношению к печати во Франции в различные периоды ее истории важно потому, что нигде полиция печати не являлась предметом столь усиленных забот законодательства и администрации. Ознакомление с ее историей в этой стране может дать довольно полное представление о совокупности тех мер, которые в разное время и при различных условиях государственной жизни составляют систему полиции печати. Знакомство с историей французского законодательства о печати необходимо для нас еще и потому, что оно не раз являлось образцом для русских законов о печати. В виду этого, для разъяснения многих условий, в которых находилась и находится наша печать, далеко не бесполезно будет обратиться к тому источнику, откуда они заимствованы.

Вот как мотивировано это воспрещение во вступлении к приказу: «При всех удобствах, какие божественное искусство книгопечатания дало для приобретения знаний, нашлись некоторые лица, злоупотребляющие этим изобретением, употребляющие во вред человеческому роду то, что предназначено к его просвещению. В самом деле, книги о религиозных обязанностях и доктринах переводятся с латинского языка на немецкий и распространяются в народе к бесчестию самой религии, а некоторые даже возымели дерзость сделать на обыкновенном языке неверные переводы церковных канонов, составляющих область науки столь трудной, что она одна может занять всю жизнь самого ученого мужа. Возможно ли думать, что наш немецкий язык может выразить то, что великие авторы писали на греческом и латинском языках о глубочайших тайнах веры христианской и о науке вообще? Конечно, это невозможно, а потому эти люди вынуждены изобретать новые слова или употреблять старые в извращенном смысле — вещь опасная, особенно когда дело идет о Священном Писании. Ибо кто может поверить, чтобы необразованные мужи или женщины, в руки которых попадут эти переводы, могли найти истинный смысл Евангелия или посланий апостола Павла? Еще менее способны они разобраться в вопросах, которые даже среди католических писателей вызывают разногласие. И так как это искусство изобретено в городе Майнце, и мы по истине можем сказать, с Божественною помощью, и так как мы обязаны сохранить его во всей его славе, мы строго воспрещаем всем и каждому переводить на немецкий язык или переведя распространять какие бы то ни было книги по какому бы то ни было вопросу, написанные на языках греческом, латинском и других, иначе, как с тем условием. чтобы эти переводы до их напечатания и до поступления в продажу были одобрены четырьмя нами назначенными докторами, под страхом отлучения от церкви. конфискации книг и штрафа, в размере ста золотых флоринов, в пользу нашей казны». (H. Hallam, Histoire de la litteralure de l’Europe pendant les XV, XVI et XVII siecles, trad. de l'anglais. Paris 1839. Том I, стр. 253—256.

Страница:  1  2  3  4  5  6  7  8 


Другие рефераты на тему «Журналистика, издательское дело и СМИ»:

Поиск рефератов

Последние рефераты раздела

Copyright © 2010-2018 - www.refsru.com - рефераты, курсовые и дипломные работы