Авторство Пятикнижия, история текста

Документальная теория

Уже Тертуллиан, И. Златоуст и Аврелий Августин заметили, что в одном из этих вариантов Торы постоянно употребляется священное Имя Божие ЯГВЕ (JHVE), а в прочих предпочтение отдается имени Элохим [2]. Эту же закономерность заметил французский ученый Ж. Астрюк. Это подсказало ему, что при написании Бытия Моисей опирался по меньшей мере на два источника. Э

то предположение подкреплялось наблюдением, что некоторые данные в Бытие повторяются (напр., два рассказа о творении в гл. 1 и 2) [2].

Традицию, в которой употреблялось св. Имя, в библеистике нового времени стали называть Ягвистической (J), а ту, где Бог именовался Элохим (Бог), – Элохистической (E). Были затрачены огромные усилия, чтобы отделить в св. книгах эти традиции одну от другой. Позднее были выделены еще две традиции внутри Пятикнижия (P и D). В конце ХIХ века была даже издана "Радужная Библия", в которой "четыре источника" обозначались шрифтами разных цветов. Но вполне достоверных результатов эти усилия не дали. Детальные разделения на "источники" были чаще построены на гипотетических основах и доказательной силы не получили. Тем не менее наличие четырех пластов Св. Истории признано сейчас почти всеми библеистами [1].

Астрюк, отнюдь не намеревался отрицать Моисеево авторство; он просто выяснял, какими источниками мог пользоваться Моисей. Но его анализ источников тал главным фактором дальнейшей критики. В течении 19 века его аналитический метод был усовершенствован, и некоторые ученые высказали предположение, что данные источники появились уже после Моисея [2].

Примерно через 50 лет после Астрюка еще более радикальная гипотеза была выдвинута Де Ветте, о том что Второзаконие было написано во времена Иосии (т.е. примерно через семьсот лет после Моисея). Де Ветте ухватился за настойчивое требование Вторазакония о необходимости совершения всех богослужений том месте, которое изберет Господь. Второзаконие запрещает богослужение в природных святилищах, на вершинах холмов и под ветвистыми деревьями, но настаивает на том, чтобы общенародные праздники Пасхи, Пятидесятницы и кущей проводились в главном святилище, которое изберет Господь (гл. 16). Изучение книг Царств наводит на мысль, что подобные строгие правила не были введены вплоть до VII века до A.D. Примерно в 622 г. до A.D. царь Иосия уничтожил все природные святилища и повелел, чтобы богослужение совершалось только в Иерусалиме (4 Цар. 22 – 23). Если принципы богослужения, изложенные во Второзаконии, не были проведены в жизнь вплоть до времени Иосии, то не разумнее ли предположить, что эти принципы были разработаны позднее, чем полагать, что нормы Второзакония остались невостребованными со времен Моисея [2]?

Велльгаузен утверждал, что на раннем этапе израильская религия не была строго регламентированной. Люди совершали жертвоприношения, когда хотели и где хотели, не прибегая к посредничеству священников. По мнению Велльгаузена, такое положение отражено в книгах Царств. В конце царского периода Иосия изменил это положение, сосредоточив все богослужение в Иерусалиме, значительно повысив тем самым роль священников, которые теперь могли контролировать все детали богослужения. Получив такую власть, священники укрепили ее, и в течение вавилонского плена (587 – 537 гг. до A.D.) разработали всевозможные правила, касающиеся деталей богослужения, статуса священников, своего права на десятину и часть жертвы и т.д. [2].

Признавая наличие четырех священных традиций, легших в основу Пятикнижия, экзегеты подчеркивают, что сходство и религиозное единство их обусловлены тем, что они восходят к Моисею (частично в письменной, частично в устной форме). В эпоху царей с развитием израильской культуры появилась необходимость собрать Моисеево Предание воедино. Самой ранней попыткой такого рода считается Св. История Ягвиста [1].

Сказание Ягвиста (J). Боговдохновенный автор, известный под этим условным именем, жил, как полагают, в Иерусалиме. Его внимание к колену Иудину и подчеркивание единства народа ("весь Израиль") указывают на время расцвета единого царства при Давиде и Соломоне (Х в. до Р.Х.). Быть может, он был одним из тех книжников-писцов, которые трудились при дворе Соломона (3 Цар 4,3). По своему литературному жанру Ягвистический раздел сказаний принадлежит к прозаическому эпосу (с вкраплением стихотворных частей). Язык его живой, наглядно-образный. Возвещая тайну близости Бога к человеку, св. писатель часто прибегает к антропоморфизмам. Ему чуждо абстрактное мышление, его картины, насыщенные смыслом, доступны и мудрецу и ребенку. При этом кругозор его широк. "Он с любовью и терпимостью, – пишет Б. А. Тураев, – собирает сказания, будь то вавилонского или халдейского происхождения. Он художник слова, обладающий тонким психологическим чутьем, он интересуется величайшими проблемами бытия и религии. Это – высокоодаренный иудей не из среды духовенства, вероятно, из круга древних пророков, полный глубоких мыслей и исканий, монотеистического и универсального миросозерцания [3]", [2].

Повествование Ягвиста охватывает историю от создания человека до смерти Моисея. Богословие его тесно связано с важнейшими библейскими темами: Откровением, Заветом и Обетованием [2].

Сказание Элогиста (E). После распада Соломонова царства (922 г.) в Северном царстве (Израиле, или Ефреме) возникла потребность в собственной интерпретации Моисеева Предания. Она и была, как считают библеисты, осуществлена неведомым североизраильским мудрецом (ок. IХ-VIII вв.). Свое сказание этот мудрец (именуемый условно Элогистом) начинает с Авраама и завершает смертью Моисея. Это уже "представитель более развитой духовной эпохи, менее терпимой и оригинальной, уступающий Ягвисту и в художественности, и в стиле" (Б. А. Тураев). Элогист избегает антропоморфизмов, Авраама он называет пророком (Быт 20,7); явления Бога в его рассказах происходят чаще всего во сне или в видениях. Он подчеркивает, что божественное имя «Господь» (Яхве) было открыто только при Моисее (Исх 3). Как северянин Элогист уделяет большое внимание героям северных колен: Иосифу и Иисусу Навину. После падения Северного царства Моисеево сказание в элогистическом варианте было, вероятно, доставлено в Иерусалим (ок. 721) и одним из книжников соединено с Ягвистом в единое целое (JE) [1].

Священническая традиция (кодекс) (P). В третьем варианте Моисеева Предания Бог, как и во втором, именуется родовым понятием «Бог» (Элогим). Но по стилю, языку и задачам эта традиция резко отличается от первых двух. Ее строгое, лаконичное повествование начинается с последнего дня тварения (Быт 1) и доводится до смерти Моисея. Первобытная история и история патриархов изложена в основном с помощью тольдот, родословных, которые являются как бы исторической схемой, костяком сказания. Все указывает на то, что составитель принадлежит к священнической среде: он больше всего уделяет внимания церковному строю Израиля, обрядам и богослужению, задача которых – отделить "народ святой", т.е. посвященный Богу, от языческого мира. Время, когда создавалась священническая история, установить трудно. С одной стороны, пророк Иезекииль (VI в.) полностью ее еще не знает, но с другой – в ней немало частей, безусловно, очень древних. Во всяком случае, окончательно сформировалась третья Св. История не позже эпохи Плена. Есть предположение, что она вообще не существовала в виде отдельной книги, а была сразу включена в качестве дополнения в две первые Св. Истории (JE + P) [1].

Страница:  1  2  3  4  5 


Другие рефераты на тему «Религия и мифология»:

Поиск рефератов

Последние рефераты раздела

Copyright © 2010-2017 - www.refsru.com - рефераты, курсовые и дипломные работы