Новые предвоенные советские танки

Теперь, когда мы рассмотрели "тридцатьчетверку" с разных сторон, стало понятным, что не следует называть ее лучшим танком Второй мировой войны. Впрочем, на это звание не может претендовать ни один из участвовавших в ней танков. И это естественно - ведь каждая страна разрабатывала и выпускала такие боевые машины, которые в наибольшей степени соответствовали возможностям ее промышленнос

ти и требованиям ее армии. Поэтому лучшими танками для СССР были машины советского производства, для Германии - немецкого, для США - американского и т.д. Естественно, что для россиянина самый лучший танк - это Т-34, для немца - "Пантера", а для американца - "Шерман". И каждый из них при этом по-своему прав, так что бесконечные споры на эту тему никакого практического смысла не имеют.

Т-35 никоим образом не соответствовал новым требованиям, предъявляемым к бронированию тяжелых танков. Дальнейшее увеличение толщины брони этого гиганта доводило его вес до запредельной величины, поэтому весной 1938 г. ХПЗ, на котором велось изготовление Т-35, было поручено разработать проект нового тяжелого танка. Но уже упоминавшиеся ограниченные возможности харьковского КБ и его перегруженность работой над средними танками заставили подключить к выполнению этого задания конструкторов ленинградских заводов - Кировского и № 185 имени СМ. Кирова.

Харьковчане так и не сумели предложить ничего реального, поэтому ленинградцы соперничали только друг с другом. Вначале требования военных предусматривали три башни, потом для сохранения массы и габаритов танка в разумных пределах их число сократили до двух. Неожиданно в конкурс вмешался третий танк, однобашенный. Его эскизный проект разработали в качестве своей дипломной работы выпускники ВАММ, первоначально прибывшие на Кировский завод в учебных целях. Их замысел оказался настолько удачен, что завоевал себе путевку в жизнь. На его основе были разработаны рабочие чертежи, а 31 августа 1939 г. закончена постройка первого экземпляра нового танка, названного в честь тогдашнего наркома обороны KB ("Клим Ворошилов").

Однобашенная компоновка позволила существенно уменьшить размеры и вес танка по сравнению с его двухбашенными конкурентами, которых он к тому же заметно превосходил, в бронировании. KB был защищен со всех сторон 75-мм броней, которая делала его непробиваемым для всех противотанковых и танковых пушек того времени. Его подвеска была индивидуальной торсионной, что снизило ее уязвимость и улучшило плавность хода.

Еще до окончания заводских испытаний танк попал на фронт. Вместе с опытными образцами двухбашенных тяжелых танков СМК ("Сергей Миронович Киров") и Т-100 его послали на проверку огнем в ходе "зимней войны" с Финляндией. В первом же бою 18 декабря 1939 г. KB получил 9 попаданий 37-мм бронебойных снарядов, которые нанесли ему только поверхностные повреждения. Самым серьезным из них была большая вмятина на стволе пушки. Танк не только не вышел из строя, но и сумел под огнем вытащить с поля боя подбитый Т-28. Назавтра об этом доложили в Москву, и вечером того же дня постановлением Комитета Обороны KB был принят на вооружение РККА. Его производство развернулось на ЛКЗ вместо Т-28.

Поспешность с проектированием и принятием KB на вооружение без соответствующих испытаний и доводок привела к тому, что танк имел множество "детских болезней". Особенно ненадежно работали его двигатель и трансмиссия, система охлаждения, воздушный фильтр и механизм поворота башни. Для решения всех этих проблем требовалось замедлить его выпуск, но пойти на это никто не решался. В условиях острой нехватки тяжелых танков для оснащения новых мехкорпусов на их низкое качество приходилось смотреть сквозь пальцы. К тому же в начале осени 1941 г. KB - 1 планировалось заменить в производстве на гораздо более мощный КВ-3, поэтому все работы по его улучшению за месяц до начала войны были свернуты. Всего за довоенный период было выпущено 424 танка KB-1,25 из них построил Челябинский тракторный завод, который еще с осени 1940 г. начали готовить на роль дублера ленинградцев.

Тяжелые и кровопролитные бои во время многочисленных бесплодных попыток штурма "линии Маннергейма" зимой 1939/40 года заставили советское командование срочно искать новые средства прорыва обороны. Для уничтожения ДОТов лучше всего подходили тяжелые орудия, бьющие по ним прямой наводкой. Но доставить их на достаточно близкую к ДОТу дистанцию зачастую очень не просто, а орудийные расчеты при этом несут большие потери от огня противника. Поэтому естественным решением было оснастить неуязвимый по тем временам танк KB мощным 152-мм орудием. Именно о таком танке писал Д.Г. Павлов в приведенном выше письме в январе 1938 г.

Работы по вооружению KB 122-мм гаубицей начались еще до начала Финской войны, в сентябре 1939 г., но по требованиям военных ее заменили на 152-мм, для которой имелся бетонобойный снаряд. До окончания войны 4 танка KB были спешно оснащены таким орудием и немедленно отправлены на фронт. Однако "линия Маннергейма" к тому времени была уже прорвана, и этим танкам представилась возможность пострелять только по брошенным финским ДОТам. Воевать им довелось с обычными полевыми укреплениями финнов. Испытания танков начались уже после окончания боевых действий. Вначале их называли "КВ с большой башней", а обычный KB, вооруженный 76-мм пушкой, именовали "КВ с малой башней". В 1941 г. первому присвоили индекс КВ-2, а второму - КВ-1. КВ-2 имел те же самые недостатки, что и его предшественник, но они были усугублены его большим весом, поэтому он имел худшую проходимость и надежность. До войны были построены 213 этих танков, причем все - на ЛКЗ.

В результате титанических усилий всего советского народа по строительству боевых машин в предвоенные годы в СССР был создан огромный танковый парк. Всего за период по 22 июня 1941 г. промышленность страны поставила в Красную Армию свыше 30 тыс. танков. Даже с учетом того, что часть из них была безвозвратно потеряна в вооруженных конфликтах, отправлена в другие государства, списана из-за морального или физического износа, аварий, а также по другим причинам, Советский Союз все равно имел больше танков, чем все остальные страны мира, вместе взятые.

На 1 июня 1941 г. в РККА состояли на вооружении 23 240 танков, из них 545 КВ, 59 Т-35, 969 Т-34, 481 Т-28, 594 БТ-2, 6956 БТ-5 и БТ-7, 1261 двухбашенных Т-26, 7631 однобашенных Т-26, 1137 химических и огнеметных Т-26, 147 Т-40, 3460 Т-37А и Т-38. Кроме них, там числились 28 самоходных артиллерийских установок СУ-5 на базе Т-26, 2343 танкетки Т-27 и 33 химические танкетки Т-27.

В пяти западных военных округах (к ним относятся Ленинградский, Прибалтийский Особый, Западный Особый, Киевский Особый и Одесский) имелось 12 898 танков, из них 510 КВ, 51 Т-35, 909 Т-34, 424 Т-28, 396 БТ-2, 878 БТ-5, 3288 БТ-7, 589 двухбашенных Т-26, 3632 однобашенных Т-26, 542 химических и огнеметных Т-26, 130Т-40, 1081 Т-37Аи468Т-38. К ним нужно добавить 17самоход-ных артиллерийских установок СУ-5 на базе Т-26,930 танкеток Т-27 и 6 химических танкеток Т-27. До 22 июня 1941 г. западные округа успели получить еще 61 Т-34 и 12 Т-40. Исправными и годными к использованию по прямому назначению были 82,5% танков западных округов, средний ремонт требовался для 9,7% этих танков, а для остальных 7,8% танков был необходим капитальный ремонт.

Страница:  1  2  3  4 


Другие рефераты на тему «Военное дело и гражданская оборона»:

Поиск рефератов

Последние рефераты раздела

Copyright © 2010-2017 - www.refsru.com - рефераты, курсовые и дипломные работы